Вопрос об отправке военно-морской миссии в Персидский залив является проверкой того, есть ли у США — или, по крайней мере, у Дональда Трампа — какие-нибудь серьезные союзники в Европе, кроме, возможно, премьер-министра Великобритании Бориса Джонсона. Во всяком случае, Германия участвовать в этом не согласна.

Администрация США официально попросила Германию, Францию и Великобританию присоединиться к военно-морской миссии для обеспечения безопасного судоходства через Ормузский пролив и борьбы с агрессией Ирана. Пресс-секретарь посольства США в Берлине Тамара Штернберг-Греллер (Tamara Sternberg-Greller) сделала язвительное замечание: «Члены правительства Германии ясно дали понять, что свобода судоходства должна быть обеспечена. Наш вопрос — обеспечена кем?»

Германия на эту удочку не попадется. Она отклонила просьбу. Поэтому ответ таков: «Не нами».

В отличие от Франции или Великобритании, развертывание войск Германии должно быть одобрено парламентом, и почти все политические силы страны настроены против участия в любых миссиях США против Ирана.

Самое главное, что за такое участие не выступает ни одна из партий в правящей коалиции. Аргумент социал-демократов, обычно занимающих пацифистскую позицию, озвученный представителем парламентской фракции по вопросам внешней политики Нильсом Шмидом (Nils Schmid), заключается в том, что любая европейская сила в Персидском заливе будет заложником ситуации, которую она не контролирует. Фактически это означало бы обязательство принять участие в любом конфликте на стороне США. "Мы не сможем прекратить свое участие и вывести войска, если США пойдут на эскалацию», — заявил Шмид.

Партия «Христианско-демократический союз», возглавляемая канцлером Ангелой Меркель, занимает не столь однозначную позицию. Хотя она не заинтересована в участии в операции под руководством США, она не против участия в европейской миссии. Норберт Реттген (Norbert Roettgen), член ХДС, который возглавляет комитет Бундестага по внешней политике, написал в среду в Твиттере:

«Альтернатива отказу от участия в возглавляемой США миссии в Заливе не означает ничего не делать. Она скорее означает выдвижение независимой европейсклй инициативы, при необходимости — без Великобритании, если она выберет США. И теперь от Германии зависит, сможет ли Европа реализовать ее на практике. Ормузский пролив».

Однако позиция ХДС заключается в том, что любая подобная миссия должна означать не участие в военном противостоянии, а лишь наблюдение за ситуацией.

Из трех ведущих европейских военных держав — Франции, Германии и Великобритании — Германию меньше всего интересует то, что происходит в Ормузском проливе. Большую часть своей нефти страна получает из России и других стран, которые не направляют поставки через этот регион, поэтому от беспорядков и кризиса в этом регионе ее энергетическая безопасность не зависит.

Франция, со своей стороны, пока не объявила о своем решении. Президент Эмманюэль Макрон во вторник провел беседу со своим иранским коллегой Хасаном Роухани, пытаясь снизить напряженность в отношениях с США. Решение вопроса о том, следует ли направлять военные корабли для участия в любой операции под руководством США или предпринять какие-то альтернативные действия силами Европы, может быть принято после встречи европейских и американских военных представителей, которую Великобритания проведет в среду.

Франция получает основную часть своей нефти из Персидского залива, и ее крупнейшим поставщиком является Саудовская Аравия. Так что, в отличие от Германии, у нее есть непосредственный интерес к этому региону. Этим и объясняются (по крайней мере, частично) колебания Макрона.

Но Шмид прав, когда говорит о том, что в одинаковой степени актуально и для Германии, и для Франции. Учитывая переменчивый характер Трампа и его воинственно настроенных советников-ястребов, отправка военных кораблей в Персидский залив означает риск быть втянутым еще в одну войну США на Ближнем Востоке.

Франции, как и Германии, повезло, что она смогла избежать участия в иракском конфликте в 2003 году, чего не скажешь о вторжении стран НАТО в Ливию в 2011 году. Польза от участия Европы в этой операции остается сомнительной: ввергнутая в анархию Ливия стала служить главным перевалочным пунктом для лиц, искавших убежища, которые направились в Европу в 2015 году.

Больше всех заинтересована в отправке миссии Великобритания. Иран продолжает удерживать британский танкер «Стена Имперо» (Stena Impero), а Саудовская Аравия является главным поставщиком авиационного топлива в страну.

Учитывая, что у Великобритании недостаточно собственных сил в Персидском заливе, а Королевские ВМС ослаблены, ее стремление взаимодействовать с США можно понять. В отличие от Германии и Франции, Великобритания никогда не стремилась к стратегической автономии от Вашингтона. Несмотря на это, для того чтобы Великобритания выступила в качестве добровольного участника любой операции США, потребовалось, чтобы контроль над правительством страны взял в свои руки Джонсон. Возможно, он и прав в том, что взаимодействует с США, если этого не делают его европейские партнеры: Америка сильнее, чем они, и в любом случае Джонсон твердо намерен в ближайшее время вывести Великобританию из ЕС.

Нет никаких сомнений в том, что США способны обеспечить безопасность судоходства через Ормузский пролив без какой-либо помощи со стороны Европы. Но проблемы, с которыми они столкнулись в получении этой помощи, свидетельствуют о бессмысленности и ничтожности трансатлантического альянса. Из-за неудач во внешней политике, которые Америка терпит на протяжении многих лет, ее ключевые союзники по НАТО стали слишком осторожными, чтобы «связываться» с ней. Даже когда США предлагают не тотальную войну в какой-то далекой стране, а просто операцию по защите важного судоходного маршрута от противника, который вряд ли пойдет на конфликт с широкой западной коалицией.

Но все равно, наверное, даже к лучшему, что США решили вмешаться. Если бы этого не произошло, европейцы могли бы не одну неделю обсуждать собственную совместную операцию, но так ничего и не решили бы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.