Надо признать, что я не понял реакции украинского МИД на прекращение действия договора о ликвидации ракет малой и средней дальности.

Не понял от первой до последней фразы.

Первая фраза говорит о разочаровании украинской дипломатии факту прекращения действия договора.

Последняя — о намерении в ответ на ситуацию, которая сложилась, усилить консультации с НАТО о повышении безопасности восточного фланга Альянса.

Объясню почему и что я не понял.

Упрощенно суть договора и его последствия для Украины заключались в том, что участники брали на себя обязательства сначала уничтожить, а дальше отказаться от разработки и производства баллистических и крылатых ракет малого (до 1000 км) и среднего (1000-5500 км) радиуса действия наземного базирования.

Украина не ратифицировала этот договор, но, как это сейчас любят подчеркивать, добросовестно его выполняла. Ну, вот есть в Украине такая привычка — делать то, что нужно, и не делать то, что нужно. Мы и членские взносы в СНГ два десятилетия платили, не будучи членом этой организации (за что, кстати, никто не наказан). И Минские договоренности, заключенные вне рамок украинского и международного права, выполняем (с этим мы еще, надеюсь, разберемся).

О том, что договор прекратит свое действие все знали как минимум полгода, потому что США аргументировано заявили, что по разработками и модернизацией Россией ряда ракет, это государство нагло нарушила свои обязательства. России предлагалось 6 месяцев для того, что привести свои действия в соответствие с требованиями договора. Ага, сейчас. Уверен, что не верили в это и американцы, но соблюдение процедур — обязательство ответственных игроков.

Были и другие мотивы и причины у США выйти из договора. Тоже все всё знали.

И вот, Украина освободилась от необходимости выполнять несуществующие обязательства не разрабатывать, не производить и не размещать ракеты очень интересного и практически необходимого радиуса. Не вижу повода для разочарования.

Читайте также про «смерть» ракетного договора: США и Россия официально подтвердили выход из ДРСМД. Я даже не сказал бы, что разрыв этого договора как-то особенно ухудшил международную ситуацию безопасности. Она ухудшилась давно и именно в результате нарушения положений договора Россией, а также потому, что в мире появился ряд стран, имеющих на вооружении такие ракеты, но не были сторонами ДРСМД.

Можно попробовать мыслить в ту сторону, что разрыв этого договора разрушает всю систему договоров о сокращении стратегических ядерных вооружений. Но это может разочаровать только тех, кто до сих пор верит в существование гарантий ядерной безопасности для Украины, в Будапештский меморандум и другую сентиментальную писанину периода «конца истории».

Нет договора — нет необходимости ограничивать себя. А в отличие от ядерного оружия применения неядрених (так в тексте — прим. ред.) ракет соответствующей дальности вполне возможно и на поле боя, и в качестве фактора сдерживания. И я буду готов убеждать коллег по парламенту финансировать соответствующие государственные программы.

Казалось бы, ответ очевиден — Украина должна воспользоваться ситуацией, чтобы хотя бы формально избавиться ограничений, которые уже давно не выполняются государством, с которым мы воюем. Для этого нужно только заявление.

Но нет — Украина углубит консультации с НАТО.

Так, ДРСМД всего защищал страны Европы, которые были и снова есть в удобной досягаемости для российских ракет малого и среднего радиуса. И НАТО каким-то образом будет реагировать.

Но Украина не является членом НАТО. Так что нам с тех мероприятий, которыми НАТО усилит свой восточный фланг? В конце концов усиление восточного фланга НАТО путем размещения в Румынии систем американской ПРО и является одной из причин, почему разработанные в нарушение ДРСМД комплексы Искандер-М с появились в оккупированном Крыму.

Сомнений нет — НАТО отреагирует. Но хотелось бы адекватной ситуации реакции Украины.

Даже если Украина рассчитывает стать участником каких-то перспективных новых договоров на тему сокращений и ограничений ракетных систем (о которых идет речь между США и РФ, но, как мы видим, они даже о тушении планетарного масштаба пожаров в Сибири не могут договориться — «сгорю, но не отворю!»), то чтобы что-то сокращать и ограничивать, стоит этим сначала обзавестись.

Подождем реакции президента.

Богдан Яременко — дипломат, руководитель Фонда «Майдан иностранных дел»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.