В четверг, 8 августа, взрыв, произошедший недалеко от полигона в Неноксе на севере России во время испытаний нового типа крылатых ракет с ядерной энергетической установкой, обернулся гибелью как минимум семи человек, в том числе нескольких ученых, а также резким скачком радиации в атмосфере.

Аналитики в Вашингтоне и Европе убеждены, что этот взрыв может пролить свет на технологические слабые места новой российской программы вооружений.

Однако гораздо больше беспокойства должны вызывать пагубные последствия новой холодной войны и гонки вооружений, которая уже начинается между США и Россией.

В феврале администрация Трампа объявила о решении вывести США из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который бывший американский посол в России Джон Хантсман (John Huntsman) назвал одним из наиболее успешных договоров в истории и который запрещал баллистические ракеты, крылатые ракеты и ракетные установки наземного базирования дальностью от 500 до 5500 километров.

США обвинили Россию в нарушении условий этого договора и не захотели дождаться того момента, когда группа международных инспекторов подтвердит обоснованность этих обвинений.

Ранее Россия обвиняла США в нарушении этого договора, указывая на применение технологий войны беспилотников и развертывание пусковых ракетных установок в Девеселу, Румыния.

Этим летом администрация Трампа намекала на то, что она не станет ратифицировать Новый договор о сокращении стратегических наступательных вооружений, срок действия которого истекает в 2021 году.

Подписанный администрацией Обамы в рамках ее политики «перезагрузки» отношений с Россией в 2010 году, новый договор о СНВ ограничивает число развернутых стратегических ядерных боезарядов до 1550 единиц, а число развернутых и неразвернутых межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжелых бомбардировщиков — до 800 единиц.

В пятницу, 9 августа, газета «Нью-Йорк таймс» (New York Times) опубликовала статью колумниста Бретта Стивенса (Brett Stephens) с заголовком «США нужно больше ядерного оружия» («The U.S. Needs More Nukes»), в которой нашла отражение позиция советника Трампа по вопросам национальной безопасности Джона Болтона (John Bolton), питающего особую неприязнь к соглашениям по контролю над вооружениями.

Стивенс написал, что «проблема с договорами по контролю над вооружениями заключается в том, что плохие парни жульничают, а хорошие — нет, и зачастую мир понимает это слишком поздно». Теперь Россия, по его словам, снова жульничает. Однако в своей статье Стивенс не приводит никаких объективных доказательств обоснованности своего обвинения.

По словам Стивенса, американские президенты Джимми Картер и Рональд Рейган уже установили стандарт эффективной политики правительства: когда в конце 1970-х годов Советский Союз развернул ядерные ракеты средней дальности РСД-10, угрожавшие военным объектам в Западной Европе, США ответили на это развертыванием в Европе сотен ракет средней дальности «Першинг II» и крылатых ракет.

Стивенс полагает, что администрация Трампа и ее преемники должны отвечать на провокации России и Китая точно такими же шагами по наращиванию военного потенциала и развертыванием дополнительных систем вооружения.

Помимо того, что в своей статье Стивенс рисует такую картину мира, в которой мир разделен между добром и злом, одной из главных проблем этой статьи стало то, что он не смог предложить адекватный исторический контекст, чтобы аргументировать свою главную мысль.

Если говорить о первой холодной войне, то Советский Союз начал быстрыми темпами наращивать свой военный потенциал только после того, как к началу 1960-х годов США создали огромный арсенал ядерного оружия, насчитывавший 22 229 боеголовок, который намного превосходил арсенал СССР, заставляя последнего догонять Америку.

Кроме того, Стивенс изображает Россию и Китай злодеями, угрожающими США, несмотря на то, что в распоряжении США есть в 15 раз больше зарубежных военных баз, а их военные расходы превышают военные расходы России, Китая и еще как минимум шести крупных стран, вместе взятых.

Сейчас необходима срочная мобилизация в поддержку режима контроля над вооружениями — в духе движения за замораживание производства ядерного оружия конца 1980-х годов.

Генерал Ли Батлер (Lee Butler), командовавший ядерными войсками США в 1990-х годах, после своего ухода в отставку выступил с покаянным заявлением, в котором он осудил «гротескно разрушительные военные планы» и «спровоцированный ужасом ступор, который препятствовал рациональному мышлению, сделал ядерную войну мыслимой и породил избыточные арсеналы ядерного оружия в период холодной войны». Батлер добавил, что «человечеству удалось завершить холодную войну и избежать ядерного холокоста только благодаря некой комбинации дипломатического искусства, слепой удачи и божественного вмешательства, которого в этой смеси, вероятно, оказалось больше всего».

Вряд ли нам стоит проверять, повезет ли нам настолько сильно во второй холодной войне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.