7 сентября между Украиной и Россией состоялся долгожданный обмен заключенными по схеме 35 на 35. Украинский президент Владимир Зеленский назвал это «первым шагом к окончанию войны». Европейские лидеры высоко оценили это событие.

Мы задали авторам нашей рубрики UkraineAlert следующие вопросы:

Кто заключил лучшую сделку? Может ли это сигнализировать о готовности России наконец договориться и прекратить войну? Что это значит для Зеленского? Какая от этого польза Кремлю? Какое влияние это окажет на будущий диалог в нормандском формате? Как это видит остальная часть международного сообщества? Концессия или переговоры?

Вилем Альдершоф, экс-руководитель одного из подразделений Европейской комиссии, международный эксперт

— Любому украинскому лидеру было бы очень трудно не согласиться на эту сделку. Возвращение такого количества важных украинских узников окажет положительное влияние на восприятие Зеленского внутри Украины, а также принесет ему пользу на международном уровне.

Впрочем, для России явно условия были лучше. Во-первых, Кремль получил Владимира Цемаха, потенциального ключевого свидетеля, который обладает инсайдерской информацией про российский Бук, сбивший [Боинг, выполнявший рейс] МН17 в 2014 году. Те, кто говорят, что РФ согласилась на всю эту обменную операцию из-за того, что Цемах был главной целью с самого начала, вполне могут быть правы. Во-вторых, соглашаясь на обмен заключенными, в глазах западной плохо информированной общественности Россия может выглядеть как «рациональная» и «готовая к сотрудничеству». И риск в том, что даже политические лидеры могут так подумать.

Важно также осознать, что обмен был совершенно неравноценным: все российские заключенные, содержащиеся на Украине, виновны в серьезных преступлениях согласно с законодательством любой демократической нации, где царит верховенство закона. Зато все украинцы были осуждены лишь на основе скандальных и абсурдных фейков или таких же сфабрикованных обвинений. На этом медиа должны акцентировать внимание более четко.

Конечно, это не говорит о том, что обмен означает какие-то положительные сдвиги относительно планов России на войну в Донбассе, а также Крыма. Если, конечно, эта авантюра не станет слишком дорогой, потому что сегодня же дается почти даром.

Риск предстоящего саммита в нормандском формате заключается в том, что лидеры вроде французского президента Эммануэля Макрона и немецкого канцлера Ангелы Меркель, которые стремятся представить это как «успех» и меньше противостоять Путину, будут использовать такую «новую русскую гибкость», чтобы надавить на Зеленского, чтобы он пошел на «компромиссы», которые противоречат ключевым интересам Украины.

Майкл Боцюркив, эксперт-международник

— Не имеет значения, какого мнения люди могут быть о Зеленском, для его новой администрации этот обмен является большой победой. И это также очень позитивное развитие событий будет хорошо воспринято населением, уставшем от более чем 5 лет конфликта.

Обмен делает Украину на один шаг ближе к восстановлению двусторонних связей с Российской Федерацией, и, будем надеяться, ближе к разрешению конфликта на Востоке Украины. Это создаст более позитивную атмосферу для мирного саммита в нормандском формате, который французский президент Эммануэль Макрон предложил провести в этом месяце. Почему Россия согласилась на этот обмен? Россияне сумели получить ключевого «фигуранта» в расследовании МН17 и показать миру, что они способны на позитивные жесты. И, наконец, Украина получила от обмена больше, чем Россия: практически каждый знаменитый украинский политзаключенный, удерживаемый Россией, вышел на свободу.

После успешных переговоров по обмену заключенными и принятия парламентом снятия неприкосновенности с депутатов, трудно представить, что Зеленский провернет дальше. И одну вещь можно сказать наверняка: прошедшие несколько дней показали, что он не такой легковес, как многие предсказывали. Жду подъема его и без того высокого рейтинга.

Майкл Карпентер, бывший чиновник Пентагона, директор Аналитического центра Байдена

— Во-первых, очевидно, что следует порадоваться за украинцев, которые были незаконно заключены в России, и за их семьи. Некоторые из этих несчастных были отправлены в Сибирь на десятилетия гнить в тюрьме, вот как Олег Сенцов.

Во-вторых, Украина очевидно пыталась удержаться от освобождения Владимира Цемаха, командовавшего подразделением противовоздушной обороны, которое имеет отношение к крушению МН-17. И Россия настояла, чтобы его включили в списки, угрожая отказаться от договоренностей, если о нем там речи идти не будет.

Поэтому в то время, как я полностью понимаю недовольство семей жертв МН17, я счастлив за украинские семьи, которые воссоединились со своими близкими. В конце концов, все мы знаем, кто ответственен за гибель МН17: Россия.

В-четвертых, я был бы очень осторожен с тем, чтобы интерпретировать это как шаг к окончанию войны. Август выдался одним из самых кровавых месяцев в Донбассе за долгий период. Более важно, что ни одна страна не стимулирует Путина к деэскалации.

Питер Дикинсон, научный сотрудник Atlantic Council, издатель журналов Business Ukraine и Lviv Today

— Обеспечение освобождения 35 украинских заключенных является большой победой для Зеленского, что повысит авторитет внутри страны и поднимет его международный статус. В то же время это породит обеспокоенность очевидной готовности нового украинского лидера оставить практику привлечения международных посредников и иметь дело напрямую с Кремлем. В частности, значительную тревогу среди партнеров Украины вызывает решение Киева обменять причастного к катастрофе МН17 Владимира Цемаха на удерживаемых Россией украинцев несмотря на призывы не делать этого. Но как бы там ни было, обмен заключенными стал прорывом в мирном процессе после нескольких лет безысходности, и все стороны будут стремиться опираться на это во время ожидаемого саммита в нормандском формате. Учитывая непреодолимое стремление международного сообщества к какому-то решению конфликта, готовность Зеленского идти на компромиссы Кремлю будут и приветствовать и поощрять. Теперь он должен найти баланс между прогрессом навстречу миру и надежной защитой национальных интересов Украины. Украинцы устали от войны, но они не примут потемкинский мир на условиях Москвы.

Джон Хербст, экс-посол США на Украине, директор Евразийского центра при Atlantic Council

— Обмен заключенными — очевидная победа Зеленского и Украины, но он имеет ценность и для президента Владимира Путина. Восторженная толпа, которая присоединилась к Зеленскому в аэропорту приветствовать возвращение заключенных, ясно дает понять, что он много достиг, выполняя предвыборные обещания.

Несмотря на небольшую победу Путина, обмен пленными все же позитивное событие. Во-первых, Украина отправила в Москву Владимира Цемаха — офицера, который помог вернуть России Бук, из которого сбили МН17, гражданский авиалайнер, в июле 2014-го. Голландцы хотели допросить его, что стало бы проблемой для Москвы. Во-вторых, Путин может указать на обмен заключенными как «доказательство» европейским партнерам, что он хочет мира.

Некоторые крупные энтузиасты приветствуют этот обмен как предвестник будущего мира. Было бы замечательно, но еще не время открывать шампанское. Были обмены пленными и до того. И истинный мир придет лишь тогда, когда Путин поймет, что он не может заставить Киев выполнять свою волю. А для этого необходимо дальнейшее желание украинцев идти на жертвы, защищая свою территорию и суверенитет, а также мощная поддержка справедливой борьбы Украины.

Готовность Украины продолжать борьбу под сомнение не ставится. И восторженная толпа, которая приветствовала возвращение заключенных в Украину, на контрасте с тишиной, которая сопровождала прибытие российских обмененных в Москве, напоминает нам, что это Кремль, а не русские, ведут войну против украинского народа. И что касается второго условия, то почему Белый дом так неистово удерживает те 250 миллионов долларов военной помощи Украине, за которые проголосовал конгресс при поддержке высокопоставленных экспертов по национальной безопасности США?

Адриан Каратницкий, научный сотрудник Atlantic Council

— Наиболее важным результатом является то, что 35 невинных украинцев освобождены из несправедливого плена. Это большое достижение Зеленского. И это в той же мере плод украинских и международных усилий последних нескольких лет. Обмен является следствием создания Украиной сильной армии, воинственного духа страны, настроения украинских военных сил и долгосрочных эффектов международных санкций. Все это показало Путину, что сдачи суверенитета не будет, и подчеркнуло глупость его усилий на уничтожение «искусственного государства» Украины. Можно только надеяться, что эти реалии приведут Путина на тропу мира. Но только время покажет — если покажет — является это предвестником более широкого понимания между Украиной и Россией, или разового.

Александр Вершбоу, почетный член Atlantic Council и экс-посол США в России

— Обе стороны «выиграли», получив назад 35 своих земляков, но украинцы могут претендовать на большую моральную победу, так как многих их людей, которые были несправедливо заключены, освободили, включая Олега Сенцова и 24 моряков, захваченных в ходе инцидента в Керченском проливе. Но Украина должна заплатить большую цену, отдав Владимира Цемаха, бывшего командира Донбасса, причастного к уничтожению МН17 в 2014 году. Цемах, украинский гражданин, которого только недавно захватили украинские спецсилы в ходе смелой операции на территории врага, теперь избежит необходимости дачи свидетельских показаний в голландских судах, что бы могло подорвать российскую дезинформационную кампанию о катастрофе МН17. В то время как обмен заключенными усилил надежды на мир на Украине в западных столицах, ничего не указывает на то, что Россия стала более готовой к настоящему прекращению войны и имплементации Минских договоренностей на условиях, приемлемых для Украины. Путин может надеяться, что западная похвала его «гуманитарного жеста» уменьшит давление на Москву с целью положить конец необъявленной войне на Донбассе и возложит на Зеленского бремя пойти на все уступки. Сейчас США и союзники должны продолжить внимательно следить за российской агрессией и оказать большую поддержку Зеленскому, включая разблокировку американской военной помощи.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.