Как сообщает телеканал ABC, ссылаясь на данные с американских спутников, иранские крылатые ракеты, типа российских «Калибров», поразили крупнейший в мире центр сепарации нефти в Абкайке. Ракет было 19, и 17 из них достигли своих целей.

Пожары на этом гигантском комплексе, где миллионы баррелей нефти ежедневно проходят процесс сепарации от вредных примесей, привели к потере саудитами более 5 миллионов баррелей суточного производства. 5,7 миллиона баррелей, если быть точным. Чтобы утратить такой объем производства, тому же Ирану понадобилась революция 1979 года и полный паралич отрасли. А саудовцам — одно нападение тайного врага…

При этом в понедельник цена барреля подскочила на 20 процентов, ушла за 70 долларов, но во вторник уже падает по направлению к 60. И тем не менее этот удар в сердце саудовского королевства, производящего более 10 процентов мировой нефти, — классический акт войны, подлинный казус белли. Однако Эр-Риад не хочет его признавать.

Всю субботу и воскресенье новостные агентства с подачи королевских спикеров твердили друг за другом, не вдумываясь в смысл: нефтяной комплекс в Абкайке подвергся атаке беспилотников, направленных хуситами. Все в этой новости — анекдот. Это как если бы я написал, что военно-космические войска Донецкой народной республики разбомбили Пермский нефтяной бассейн в США.

Хуситы — это шиитские повстанцы в Йемене. Попробуйте представить себе нищих в беднейшей стране мира. Представили? Хуситы еще беднее и бестолковее. Конечно, нет у них и не может быть никаких беспилотников. От их имени действует КСИР — иранские революционные гвардейцы.

Но дело не в этом. Любой большой НПЗ устроен так, что его трудно уничтожить одним ударом. А крупнейший в мире нефтяной комплекс в Абкайке, построенный, кстати, американцами, а потом вместе со всей компанией ARAMCO грамотно отжатый (за деньги! но отжатый) саудовским королевским двором, — это целый город, по площади он больше Берлина, его квадратура 57 на 11 километров. Так вот, в войну союзники бомбили Берлин три года ежедневно — но город жил и функционировал. А тут беспилотники, босоногие хуситы — и «Берлин в пустыне» пал в одну ночь.

И все же главная потеря саудовцев случилась не в Абкайке. Вместе с этим терактом произошло нечто более разрушительное: стало ясно — королевство не ловит мышей! Пропустить живым через мясорубку колумниста «Вашингтон пост» — это у них еще получается. А защитить свои нефтепромыслы — уже нет.

То, что саудовцы не способны не только отразить атаку крылатых ракет, но даже определить направление, с которого их атакуют, говорит лишь об одном: ни гигантские суммы нефтяных прибылей, ни третий в мире военный бюджет, ни прекрасное западное образование уже для третьего поколения саудовских принцев крови, ни контроль над мусульманскими святынями, ни жесточайшие наказания для собственных граждан, включающие публичное обезглавливание и забрасывание камнями отступников от норм шариата, — не дают нации силы духа и воли к сопротивлению внешним угрозам.

В 2018 году эксперты Moody's назвали нефтяную госкомпанию королевства самой прибыльной компанией в мире: чистая прибыль Saudi Aramco составила 111 миллиардов долларов. Это больше, чем показали Apple, Google и ExxonMobil вместе взятые. Но что проку от этих миллиардов, если их можно беспрепятственно сжечь ракетами, обходящимися Тегерану дешевле автомобиля саудовских принцев?

Все вовлеченные в тему знают, что Иран с начала года стоит за более чем 100 атаками против Саудовской Аравии: были удары по танкерам, аэропортам, теперь по нефтекомплексу.

А что король и наследный принц? Надеются на Трампа. Но почему Трамп должен воевать вместо саудовского короля? Если бы Aramco по-прежнему принадлежала американским компаниям, как это было с середины 30-х годов прошлого века до конца 80-х, защита США включалась бы автоматически. Но саудовский двор предпочел вытеснить американцев из этого прибыльного бизнеса.

Президент США уже заявил, что хотел бы избежать военного конфликта с Тегераном.

Конечно, Иран ведет очень опасные игры. Наверное, аятоллы однажды доиграются. Эксперты считают, что в ходе «максимального давления» на Иран США исчерпали все невоенные средства, а аятоллам уже некуда отступать, кроме как к войне. И все же все стороны конфликта предпочитают не называть вещи своими именами. Видать, мода на объявление войн ушла вместе с двумя предыдущими тысячелетиями. Жаль лишь, что необъявленные и непризнанные войны разрушают и убивают с той же неотвратимостью, как и их вышедшие из моды предшественницы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.