12 августа 2019 года

Председателю комитета по разведке сената США достопочтенному Ричарду Берру

Председателю постоянного комитета по разведке палаты представителей США достопочтенному Адаму Шиффу

Уважаемые председатели Берр и Шифф!

Докладываю о «безотлагательной проблеме» в соответствии с правилами, изложенными в Кодексе США, 50, раздел 3033(k)(5)(А). Данное письмо без приложения не имеет грифа секретности.

Во время исполнения должностных обязанностей я получил информацию от многих официальных лиц из правительства США о том, что президент Соединенных Штатов использует свои служебные полномочия для привлечения иностранного государства к вмешательству в американские выборы 2020 года. Среди прочего, он оказывает давление на иностранное государство с тем, чтобы оно провело расследование в отношении одного из главных политических соперников президента внутри страны. Главной фигурой в этих действиях является личный адвокат президент Рудольф Джулиани. Похоже, что к этому привлечен и генеральный прокурор Барр.

— За последние четыре месяца около десятка американских должностных лиц проинформировали меня о различных фактах, имеющих отношение к этим действиям. Эта информация была передана мне в ходе официальной межведомственной работы. Американские должностные лица, отвечающие за конкретные регионы и несущие конкретные обязанности, регулярно делятся друг с другом такой информацией в интересах принятия решений и проведения анализа.

— Я не был непосредственным очевидцем большинства описанных событий. Тем не менее, считаю рассказы моих коллег об этих событиях достоверными, ибо почти во всех случаях разные должностные лица сообщали факты, соответствующие и не противоречащие один другому. Кроме того, находящаяся в открытом доступе многочисленная информация тоже совпадает по своему содержанию с этими частными рассказами.

Я очень обеспокоен описываемыми ниже действиями, полагая, что они представляют собой «серьезную и вопиющую проблему, правонарушение или нарушение закона либо подзаконного акта», где нет «разницы мнений по вопросам государственной политики», что соответствует определению «безотлагательная проблема», изложенному в Кодексе США, 50, раздел 3033(k)(5)(G). В связи с этим я, выполняя свой долг, докладываю эту информацию через надлежащие законные каналы соответствующим органам.

— Я также обеспокоен тем, что данные действия представляют угрозу национальной безопасности США и подрывают усилия американского правительства по сдерживанию и противодействию иностранному вмешательству в американские выборы.

Насколько мне известно, данное заявление во всей его полноте является несекретным, когда оно отделено от засекреченного приложения. Я решил применить классификационные правила, изложенные в правительственном постановлении 13526, и отделить информацию, которая, как я знаю или имею основания считать, является секретной по причинам национальной безопасности (1).

Также по теме:

WP: Белый дом обвиняют в сокрытии содержания звонка Трампа на Украину

DN: зачем Украине Хантер Байден и прочие иностранцы

— Если гриф секретности ставится ретроспективно, я считаю, что соответствующий орган, который его ставит, должен объяснить причины применения такого грифа и то, к какой конкретной информации он относится.

I. Телефонный разговор президента от 25 июля

Рано утром 25 июля президент говорил по телефону с украинским президентом Владимиром Зеленским. Я не знаю, по чьей инициативе состоялся этот разговор. Это был первый официально объявленный разговор между двумя руководителями, если не считать краткий телефонный звонок с поздравлениями, сделанный после победы г. Зеленского на президентских выборах 21 апреля.

Многочисленные сотрудники Белого дома, непосредственно знавшие об этом разговоре, проинформировали меня, что после обмена любезностями президент все оставшееся время преследовал в разговоре свои личные интересы. А именно, он пытался оказать на украинского руководителя давление с тем, чтобы тот помог президенту с переизбранием в 2020 году. Как говорят сотрудники Белого дома, непосредственно знакомые с содержанием разговора, президент, среди прочего, настоятельно просил г. Зеленского:

— инициировать или продолжить расследование (2) в отношении бывшего вице-президента Джозефа Байдена и его сына Хантера Байдена;

— помочь доказать, что утверждения о российском вмешательстве в американские президентские выборы 2016 года якобы первоначально появились на Украине (была конкретная просьба о том, чтобы украинский руководитель нашел и передал серверы, которыми пользовался Национальный комитет Демократической партии (НКДП), и которые проверяла фирма кибербезопасности «Краудстрайк» (3), первой сообщившая о том, что русские хакеры в 2016 году взломали сети НКДП);

— встретиться или поговорить по этим вопросам с двумя людьми, конкретно названными президентом его личными представителями — г. Джулиани и генеральным прокурором Барром — чьи имена президент многократно называл в тандеме.

Президент также похвалил генерального прокурора Украины Юрия Луценко и высказал предположение, что г. Зеленский, возможно, захочет оставить его на этом посту. (Примечание: Начиная с марта 2019 года г. Луценко неоднократно делал публичные заявления (многие из которых он позже дезавуировал) о деятельности семьи Байденов на Украине, о мнимом вмешательстве украинских должностных лиц в американские выборы 2016 года и о деятельности посольства США в Киеве. Дополнительная информация изложена в разделе IV.)

Сообщившие мне эту информацию сотрудники Белого дома были очень обеспокоены содержанием этого телефонного разговора. Они сказали мне, что в настоящее время уже «идет обсуждение» с юристами Белого дома о том, как относиться к этому разговору, поскольку, по их словам, они, по всей вероятности, стали свидетелями того, как президент злоупотребляет своими должностными полномочиями с целью личной выгоды.

Украинская сторона первой публично сообщила об этом телефонном разговоре. Вечером 25 июля на вебсайте украинского президента была размещена стенограмма разговора, где были следующие строки (перевод оригинальной стенограммы с русского языка):

— «Дональд Трамп выразил уверенность в том, что новое правительство Украины сумеет быстро улучшить имидж страны и довести до конца расследование дел о коррупции, которые мешают сотрудничеству между Украиной и Соединенными Штатами».

Должностные лица из Белого дома сказали мне, что кроме вышеупомянутых «дел», предположительно связанных с Байденами и американскими выборами 2016 года, никакие другие «дела» не обсуждались.

Насколько я понимаю, этот телефонный разговор слышали более десятка официальных лиц из Белого дома. Это, как принято, были представители политического руководства и дежурные офицеры ситуационного центра Белого дома. Те должностные лица, с которыми я беседовал, сказали мне, что число присутствующих при этом разговоре заранее не ограничивали, так как все полагали, что это будет «рутинный» разговор с иностранным руководителем. Я не знаю, присутствовал ли кто-то физически в комнате с президентом во время этого звонка.

— Мне сказали, что кроме персонала Белого дома, разговор этот слушал г. Т. Ульрих Брехбуль из Госдепартамента;

— Я был не единственным должностным лицом не из Белого дома, кто получил стенограмму разговора. Насколько я понимаю, многие должностные лица из Госдепартамента и из разведывательного сообщества тоже были уведомлены о содержании разговора.

II. Попытки ограничить доступ к записям, относящимся к телефонному разговору

После телефонного разговора я узнал от многих американских должностных лиц, что высокопоставленные сотрудники Белого дома пытались «закрыть» все записи этой беседы, особенно официальную стенограмму, которую, как принято, готовит ситуационный центр Белого дома. Эти попытки ясно указывают на то, что сотрудники Белого дома понимали серьезность произошедшего во время разговора.

— Должностные лица из Белого дома рассказали мне, что юристы Белого дома «дали указание» убрать электронную стенограмму из компьютерной системы, в которой обычно хранятся такие записи в целях координации, доработки и рассылки чиновникам правительственного уровня.

— Стенограмму загрузили в отдельную электронную систему, где обычно хранится и обрабатывается секретная информация особо деликатного свойства. Один сотрудник Белого дома назвал эти действия неправомочным использованием электронной системы, ибо в телефонном разговоре не было ничего секретного и деликатного с точки зрения национальной безопасности.

Я не знаю, были ли предприняты аналогичные меры по ограничению доступа к другим записям, например, к рукописной стенограмме, которую ведут люди, слушающие разговор.

III. Новые озабоченности

На следующий день после звонка, 26 июля специальный представитель США по украинским переговорам Курт Волкер прибыл в Киев, где встретился с президентом Зеленским и различными украинскими политическими деятелями. Вместе с послом Волкером на этих встречах присутствовал американский посол в Евросоюзе Гордон Сондланд. Судя по многочисленным записям этих встреч, содержание которых мне пересказали различные американские должностные лица, послы Волкер и Сондланд давали украинскому руководству советы о том, что делать с требованиями президента к Зеленскому.

Я также узнал от многочисленных официальных лиц, что примерно 2 августа г. Джулиани отправился в Мадрид на встречу с одним из советников президента Зеленского Андреем Ермаком. Американские представители сказали по поводу этой встречи, о которой в то время официально не сообщалось, что она стала «прямым следствием» разговора президента с г. Зеленским об обсуждаемых «делах».

— Кроме того, многие американские должностные лица рассказали мне, что г. Джулиани в частном порядке пытался выйти на связь и с некоторыми другими советниками Зеленского, в том числе, с главой Офиса президента Андреем Богданом и исполняющим обязанности главы Службы безопасности Украины Иваном Бакановым (4).

— Я не знаю, встречались ли и говорили ли эти руководители с г. Джулиани, но многие американские должностные лица рассказывали мне, что Ермак и Баканов в середине августа намеревались поехать в Вашингтон.

9 августа президент заявил репортерам: «Я думаю, президент Зеленский заключит сделку с президентом Путиным, и он будет приглашен в Белый дом. Мы с нетерпением ждем встречи с ним. Он уже приглашен в Белый дом, и он хочет приехать. И я думаю, что он приедет. Это очень здравомыслящий человек. Он хочет мира на Украине, и я думаю, что он приедет очень скоро».

IV. Обстоятельства, приведшие к телефонному разговору от 25 июля

Начиная с конца марта 2019 года в онлайновом издании «Хилл» появилась серия статей. В этих статьях украинские официальные лица, прежде всего, генеральный прокурор Юрий Луценко, выступили с обвинениями в адрес некоторых должностных лиц Украины, а также бывших и действующих должностных лиц США. Среди прочего, Луценко с коллегами утверждал:

— что у них есть доказательства, указывающие на то, что украинские руководители, а именно, руководитель Национального антикоррупционного бюро Украины Артем Сытник и депутат парламента Сергей Лещенко «вмешивались» в американские президентские выборы 2016 года, якобы вместе с НКДП и посольством США в Киеве (5);

— что посольство США в Киеве и конкретно американский посол Мэри Йованович, критиковавшая прокуратуру Луценко за слабую борьбу с коррупцией, якобы мешали украинским правоохранительным органам вести дела о коррупции. В частности, посол составила и передала список тех, кого не надо преследовать, а также препятствовала поездкам украинских прокуроров в США, чтобы они не давали показания о выборах 2016 года в США (6);

— что бывший вице-президент Байден в 2016 году требовал от бывшего украинского президента Петра Порошенко уволить тогдашнего генерального прокурора Украины Виктора Шокина, чтобы остановить уголовное расследование по делу украинской энергетической компании «Бурисма», в правлении которой работал сын Байдена Хантер (7).

В ряде публичных комментариев (8) Луценко также заявил, что хотел бы пообщаться по этим вопросам напрямую с генеральным прокурором Барром.

Эти заявления Луценко прозвучали накануне первого тура президентских выборов на Украине, которые прошли 31 марта. К тому времени политический покровитель Луценко президент Порошенко отставал от Зеленского по результатам опросов общественного мнения, и все шло к тому, что он проиграет. Зеленский дал понять, что он хочет убрать Луценко с поста генерального прокурора. 21 апреля Порошенко проиграл во втором туре Зеленскому, существенно отстав от него. Дополнительная информация в приложении.

— Также сообщалось, что Джулиани как минимум два раза встречался с Луценко: один раз в Нью-Йорке в конце января, а второй раз в Варшаве в середине февраля. Кроме того, были сообщения о том, что Джулиани в конце 2018 года разговаривал с бывшим генеральным прокурором Шокиным по Скайпу. Звонок этот организовали помощники Джулиани (10).

— Давая 25 апреля интервью «Фокс Ньюс», президент назвал утверждения Луценко «неправдоподобными» и заявил, что генеральный прокурор «захочет с ними ознакомиться».

Примерно 29 апреля я узнал от американских должностных лиц, напрямую знакомых с этой ситуацией, что посол Йованович была неожиданно вызвана в Вашингтон для проведения «консультаций», и что ее, скорее всего, снимут с должности.

— Примерно в то же время я узнал от одного должностного лица, что «помощники» Джулиани пытаются наладить контакты с командой Зеленского (11).

— 6 мая Госдепартамент объявил, что посол Йованович завершает свое пребывание в Киеве «как и планировалось».

— Однако некоторые официальные лица рассказали мне, что ее отозвали из-за напряженности, возникшей в связи с утверждениями Луценко. Впоследствии г. Джулиани в опубликованном 14 мая интервью украинскому журналисту сказал, что посол Йованович была «снята…так как участвовала в действиях, направленных против президента».

9 мая «Нью-Йорк Таймс» сообщила, что Джулиани собирается на Украину с целью убедить украинское правительство провести расследования, которые помогут президенту в его кампании по переизбранию в 2020 году.

— В своих многочисленных публичных заявлениях, появившихся до и после публикации этой статьи, Джулиани подтверждал, что он призывает украинские власти провести расследования предполагаемого вмешательства Украины в американские выборы 2016 года и предполагаемых правонарушений семьи Байденов (12).

— Вечером 10 мая президент заявил в интервью «Политико», что он намерен поговорить с Джулиани об этой поездке.

— Спустя несколько часов Джулиани объявил об отмене своего визита, сказав, что Зеленского «окружают враги американского президента и США».

11 мая Луценко два часа разговаривал с избранным президентом Зеленским, о чем свидетельствует публичное заявление Луценко, с которым он выступил спустя несколько дней. Луценко открыто заявил, что сказал Зеленскому о своем желании остаться генеральным покурором.

С середины мая я слышал от многих американских официальных лиц, что они серьезно обеспокоены действиями Джулиани, нарушающими процесс принятия решений по вопросам национальной безопасности. По их мнению, общение с украинскими руководителями и обмен посланиями между Киевом и президентом США должны проходить иначе. Эти люди сказали мне:

— что представители Госдепартамента, в том числе, послы Волкер и Сондланд говорили с Джулиани, пытаясь «ограничить ущерб» национальной безопасности США;

— что послы Волкер и Сондланд в этот период времени встречались с членами новой украинской администрации, и кроме обсуждения политических вопросов, пытались помочь украинским руководителям понять и отреагировать на те противоречивые послания, которые они получали по официальным каналам с одной стороны, и от г. Джулиани с другой.

Примерно в то же время многие должностные лица рассказывали мне, как украинское руководство убедили в том, что встреча или телефонный разговор президента с Зеленским будут зависеть от того, проявит ли Зеленский готовность «пойти навстречу» в тех вопросах, которые публично озвучили Луценко и Джулиани. (Примечание: Таково было общее представление о состоянии дел, о котором мне сообщали американские представители с конца мая по начало июля. Я не знаю, кто передал это послание украинскому руководству, и когда это было.) Дополнительная информация в приложении.

Вскоре после инаугурации президента Зеленского появились сообщения о том, что Джулиани встречался с двумя другими украинскими должностными лицами: руководителем Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назаром Холодницким и бывшим дипломатом Андреем Телиженко. Холодницкий и Телиженко — союзники Луценко, и в вышеупомянутой серии статей в «Хилл» они выступали с аналогичными заявлениями.

13 июня президент заявил корреспонденту Эй-Би-Си Джорджу Стефанопулосу, что готов принять компрометирующую информацию о своих политических противниках от иностранного государства.

21 июня Джулиани написал в Твиттере: «Новый президент Украины все еще молчит о расследовании украинского вмешательства в выборы в 2016 году и о предполагаемом подкупе Порошенко Байденом. Пора руководству расследовать действия обоих, если оно хочет очиститься от злоупотреблений людей Хиллари и Клинтона».

В середине июля я узнал о внезапной смене курса в отношении американской помощи Украине. Дополнительная информация в приложении.

— —--------

ПРИЛОЖЕНИЕ: Секретно

12 августа 2019 года

Дополнительная секретная информация представлена следующим образом:

(Часть информации вымарана — прим. перев.)

Дополнительная информация к разделу II

По данным многочисленных должностных лиц из Белого дома, с которыми я беседовал, запись телефонного разговора президента с президентом Зеленским была размещена в компьютерной системе, которая находится в непосредственном ведении Управления разведывательных программ Совета национальной безопасности (СНБ). Это изолированная компьютерная система, используемая для зашифрованной разведывательной информации, например, о тайных операциях. Судя по информации, полученной мною от сотрудников Белого дома, некоторые официальные лица выражали недовольство, отмечая, что это неправомерное использование данной системы, не соответствующее кругу обязанностей Управления разведывательных программ. По словам сотрудников Белого дома, с которыми я разговаривал, при этой администрации президентские стенограммы не впервые помещают в эту кодированную систему с единственной целью — защитить деликатную с политической точки зрения информацию, не имеющую отношения к национальной безопасности США.

Дополнительная информация к разделу IV

Я хотел бы подробнее остановиться на двух вопросах, упомянутых в разделе IV, которые могут быть связаны с общими усилиями по оказанию давления на украинское руководство. Поскольку мне неизвестно наверняка, связаны ли нижеупомянутые решения с общими усилиями, о которых я веду речь, я решил включить их в секретное приложение. Если это действительно касается политических дискуссий и решений, направленных на реализацию внешней политики США и защиту национальной безопасности, то можно достаточно обоснованно утверждать, что эти факты являются секретными.

— Я узнал от американских должностных лиц, что примерно 14 мая президент дал указание вице-президенту Пенсу отменить запланированную поездку на Украину на церемонию инаугурации президента Зеленского, которая прошла 20 мая. Вместо него делегацию возглавил министр энергетики Рик Перри. По словам этих людей, им было заявлено, что президент не желает встречаться с Зеленским до тех пор, пока не поймет, как Зеленский «решил действовать» на своем посту. Я не знаю, как и кто передал им эту информацию. Я также не знаю, были ли эти действия связаны с изложенным в несекретном письме общим пониманием того, что встреча или телефонный разговор президента с Зеленским будет зависеть от того, проявит ли Зеленский готовность «пойти навстречу» в тех вопросах, которые публично озвучили Луценко и Джулиани.

— 18 июля Административно-бюджетное управление проинформировало министерства и ведомства, что президент «недавно» отдал распоряжение приостановить всю военную помощь Украине. Ни Административно-бюджетное управление, ни Совет национальной безопасности не знали, почему было отдано такое распоряжение. Во время межведомственных совещаний 23 и 26 июля руководители Административно-бюджетного управления вновь недвусмысленно заявили о том, что указание о приостановке помощи исходит непосредственно от президента, однако им неизвестно, чем объясняется такое решение. В начале августа я услышал от американских должностных лиц, что некоторым украинским руководителям известно о том, что американская помощь в опасности. Однако я не знаю, как и когда они узнали об этом.

— —----

(1) Я уверен, что за исключением информации из приложения, никакая содержащаяся здесь информация не подходит под определение «секретной информации», которое дано в подзаконном акте 13526, часть 1, раздел 1.1. Это информация из открытых источников об описываемых мною действиях, включая заявления президента и г. Джулиани. Кроме того, основываясь на своих личных наблюдениях, могу сказать, что существует свобода выбора в вопросе засекречивания частных комментариев и инструкций, исходящих от президента, в том числе, при его общении с зарубежными руководителями. Информация, не имеющая отношения к американской внешней политике и национальной безопасности, типа той, что содержится в данном документе, в целом считается несекретной, когда она отделена от приложения. Я также считаю, что применение грифа секретности в отношении этой информации является нарушением подзаконного акта 13526, часть 1, раздел 1.7, где говорится: «Информацию ни в коем случае нельзя засекречивать, сохранять под грифом „секретно" и не рассекречивать в следующих целях: (1) для сокрытия нарушений закона, неэффективности и административных ошибок; (2) чтобы не поставить в неловкое положение лицо, организацию или ведомство».

(2) Непонятно, ведется ли такое расследование на Украине.

(3) Я не знаю, почему эти серверы ассоциируются у президента с Украиной. (См., например, его интервью «Фокс Ньюс» от 20 июля: «И Украина. Посмотрите на Украину. Как так получилось, что ФБР не забрало этот сервер? Подеста сказал им убираться. Он так и сказал, убирайтесь. Как же так, почему ФБР не изъяло этот сервер у НКДП?)

(4) В докладе Проекта по разоблачению организованной преступности и коррупции от 22 июля говорится, что два помощника Джулиани в мае 2019 года были в Киеве и встречались с Бакановым и другим важным советником Зеленского Сергеем Шефиром.

(5) Сытник и Лещенко — главные противники Луценко на Украине. У Луценко нет юридического образования, и на Украине его резко критикуют за политизацию уголовных расследований и за защиту коррумпированных украинских руководителей в бытность генпрокурором. Он вступал в открытую ссору с Сытником, который возглавляет единственное на Украине компетентное антикоррупционное ведомство, а также с Лещенко, который раньше был журналистом, проводил журналистские расследования и неоднократно критиковал Луценко. В декабре 2018 года украинский суд принял к рассмотрению исковое заявление депутата парламента Борислава Розенблата, который утверждал, что Сытник и Лещенко «вмешивались» в американские выборы 2016 года, опубликовав документ, где подробно рассказывается о коррупционных выплатах бывшего президента Украины Виктора Януковича до его свержения в 2014 году. Первый раз Розенблат подал заявление в конце 2017 года, попытавшись бежать с Украины из-за расследования дела о получении им крупной взятки. 16 июля 2019 года Лещенко открыто заявил, что украинский суд отменил решение суда низшей инстанции.

(6) Луценко 17 апреля заявил украинскому изданию «Бабель», что посол Йованович не передавала такой список, и что это он запросил его.

(7) 16 мая Луценко заявил агентству «Блумберг», что бывший вице-президент Байден и его сын не проходят ни по одному из дел, расследуемых на Украине, и что у него нет против них никаких улик. Другие высокопоставленные украинские руководители тоже оспорили его первоначальные заявления. Один бывший высокопоставленный прокурор заявил 7 мая агентству «Блумберг», что Шокин на момент своего увольнения в 2016 году не вел дело против «Бурисмы».

(8) См., например, комментарии Луценко в издании «Хилл» от 1 и 7 апреля, а также его интервью изданию «Бабель», от 17 апреля, в котором он заявил, что говорил с Джулиани об организации встречи с генпрокурором Барром.

9) В мае генеральный прокурор Барр заявил о начале расследования «первопричин» дела против России. Как отмечается в вышеупомянутом докладе Проекта по разоблачению организованной преступности и коррупции (от 22 июля), два помощника Джулиани утверждали, что они вместе с украинскими представителями раскрывали информацию, ставшую частью этого расследования. В интервью «Фокс Ньюс» от 8 августа Джулиани утверждал, что Джон Дарем, которого генпрокурор Барр назначил вести следствие, «много времени проводит в Европе, потому что расследует Украину». Я не знаю, в какой мере Джулиани координирует эту работу по Украине с генпрокурором Барром и с Даремом, и координирует ли он ее вообще.

(10) См., например, вышеупомянутые статьи в «Блумберг» (от 16 мая) и доклад Проекта по разоблачению организованной преступности и коррупции от 22 июля.

(11) Я не знаю, являются ли эти помощники Джулиани теми людьми, которые упомянуты в вышеуказанном докладе Проекта по разоблачению организованной преступности и коррупции.

(12) См., например, выступление Джулиани в программе «Фокс Ньюс» 6 апреля и его твиты от 23 апреля и 10 мая. В своем интервью «Нью-Йорк Таймс» Джулиани заявил, что президент «в основном знает, чем я занимаюсь как его адвокат». Джулиани также заявил: «Мы не вмешиваемся в выборы, мы вмешиваемся в расследование, на что мы имеем право… В этом нет ничего противозаконного… Кто-то может сказать, что это непозволительно. Это не внешняя политика — я прошу их провести расследование, которое они уже ведут, и которое другие люди хотят прекратить. Я не собираюсь рассказывать им причины, по которым им надо продолжать это дело, потому что эта информация будет очень и очень полезна для моего клиента, и может оказаться полезной для моего правительства».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.