«Меня интересует не столько личная жизнь Харири, сколько умопомрачительная сумма — 16 млн. долларов. Для сравнения Трамп купил молчание Стефани Клиффорд (известной в Twitter как StormyDaniels) за 130 тысяч долларов», — написал американский журналист Бен Хаббард, поднявший тему связи премьер-министра Ливана Саада Харири с моделью из ЮАР Кэндис ван дер Мерве.

«Дженнифер Аркури, заявившая о своих отношениях с Борисом Джонсоном (британским премьер-министром), получила около 14 тысяч долларов и другие бонусы от организации, которой он руководил, а также правительственный грант в размере 120 тысяч долларов для бизнеса», — продолжил журналист.

По словам Хаббарда, за свою карьеру он не сталкивался с подобным случаем. Журналист также подчеркнул, что это не просто слухи или голословные обвинения. В своем аккаунте в Twitter Хаббард подтвердил, что подробности дела были задокументированы на сотнях страниц судебных материалов в ЮАР.

Сумма — вот что удивляет больше всего

«В случае с Харири первый денежный перевод в 2013 году составил 15 299 965 долларов — так много, что власти Южной Африки не посчитали его "подарком". Также модель получила два автомобиля Audi R8 Spyder, a Land Rover Evoque, а затем еще 1 миллион долларов на личные расходы (и два мобильных телефона)», — утверждает Хаббард.

По его словам, южноафриканские власти сомневаются, что модель получила эти деньги от своего отца, который долгое время судился с налоговыми органами страны. Поэтому последовали судебные процессы, в ходе которых ей пришлось давать разъяснения по поводу источника денег, дабы избежать уплаты подоходного налога.

В этом году Кэндис ван дер Мерве подала иск против южноафриканских чиновников на сумму 65 млн. долларов в качестве компенсации за ущерб, причиненный налоговыми спорами и судебными разбирательствами. Именно этот шаг пролил свет на роль Харири в случившемся.

Как предполагает журналист, если деньги, а именно 16 млн. долларов, и были предназначены для иной цели и не были «подарком» девушке, то ответ на этот вопрос не стоит искать в судебных протоколах. «На мой взгляд, все еще остаются вопросы относительно размера суммы. Почему она настолько велика? Сам Харири отказывается от комментариев».

В своем заключении Хаббард написал: «Следует отметить, что когда Харири перевёл первую часть суммы в 2013 году, он не занимал пост премьер-министра. По оценкам журнала Forbes, в тот период его состояние оценивалось в 1,9 млрд. долларов. Он мог себе позволить многое. Я не нашел такого закона ни в ЮАР, ни в Ливане, который бы запрещал подарки или ставил бы какие-то ограничения».

Важный момент: американский журналист опубликовал статью о любовной связи Харири с южноафриканской моделью, отметив, что информация предана огласке в трудное для Харири время как для политика и бизнесмена. Семейная компания Saudi Oger прекратила работу еще в 2017 году, средства массовой информации, подчиняющиеся его партии, пережили серию кризисов. На политическом фронте правительство Харири ежедневно сталкивается с множеством проблем, прежде всего с финансовым кризисом в стране. А не так давно он сообщил о планах объявить в стране «экономическую чрезвычайную ситуацию». Сегодня политик настойчиво добивается принятия мер жесткой экономии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.