Есть что-то оруэлловское в проекте российского энергетического гиганта «Газпром», газопроводе «Северный поток-2», по которому российский природный газ будут поставлять в Европу через Балтийское море и Германию. Официальное обоснование проекта заключается в том, что Европе нужно больше газа, и это лучший способ его получить. Тем не менее, трубопровод в сочетании с другими запланированными проектами фактически уменьшит экспортные возможности России. И хотя «Северный поток-2» обещает «дальнейшую диверсификацию маршрутов передачи энергии в Европу», на самом деле он сконцентрирует экспорт российского газа в единый трубопроводный коридор в Балтийском море, обходя Украину и снижая загрузку газопроводов этой страны до 10 % от нынешней мощности.

Было бы странно, если бы европейские лидеры, обеспокоенные энергетической безопасностью и экономическим состоянием своего партнера, Украины, приветствовали строительство «Северного поток-2». И все же по крайней мере некоторых европейских политиков успокаивают обещания Кремля, что этот проект не нанесет ущерба интересам Украины. А беспокоиться стоит. Президент России Владимир Путин ранее уже использовал трубопроводы «Газпрома», чтобы навредить Европе и Украине, и он, вероятно, сделает это снова.

Строительство дополнительной нитки должно было означать, что поставки газа увеличатся, но только в том случае, если не будут закрыты старые маршруты трубопровода. Но, к сожалению для европейских потребителей газа, «Газпром» планирует вывести из эксплуатации экспортные трубопроводы, суммарная пропускная способность которых в несколько раз превышает пропускную способность «Северного потока-2». В частности, компания выбрала своей целью трубопроводы, ведущие на Украину, через которые она может экспортировать в Европу 146 миллиардов кубометров газа в год. Согласно «программе оптимизации» Газпрома, компания снизит пропускную способность трубопроводов, доставляющих газ к российско-украинской границе, до 10-15 миллиардов кубометров в год.

Другими словами, после того, как прокладка «Северного потока-2» завершится, общий объем экспорта российского газа в Европу сократится примерно на 85 миллиардов кубометров в год. Согласно декабрьскому выпуску корпоративного журнала «Газпром» за декабрь 2018 года, компания уже вывела из эксплуатации три компрессорных цеха, которые обеспечивают давление для подачи газа по трубопроводам, и занимается другими четырьмя. План предусматривает ликвидацию более 2600 миль трубопроводов и 62 компрессорных цехов.

Поскольку «Северный поток-2» объединит российский экспорт вдоль единого маршрута, Европа также станет более уязвимой для перебоев с поставками, вызванных авариями или блажью Путина.

В настоящее время около 90% российского газа, поставляемого в Европу, идет через «Северный поток-1», трубопроводы в Беларуси и на Украине. В 2018 году они были загружены на 107%, 92% и 65% соответственно. Ликвидируя единственный маршрут со значительной резервной мощностью, «Газпром» не сможет компенсировать дефицит газа в Европе, например, в случае отключения норвежских поставок. Морская мина времен Второй мировой войны, подводный беспилотник или техническая неисправность могут нарушить работу любой из четырех линий «Северного потока-1» и «Северного потока-2». На восстановление наземного трубопровода может уйти от одного до трех дней, но на ремонта подводной линии масштаба «Северного потока» могут уйти месяцы из-за весьма ограниченного количества судов, способных выполнять эту работу. Европейские потребители газа будут рисковать сильнее.

А Путин сам по себе может представлять еще большую опасность.

История «Северного потока-1», который заканчивается в Германии так же, как это запланировано для строящегося трубопровода «Северный поток-2», показывает, что Путин собирается использовать трубопроводы как рычаги политического влияния. После ввода в эксплуатацию «Северного потока-1» он хотел сохранить жесткий контроль над поставками газа в Украину и сокращать их каждый раз, когда Украина его разозлит — отключая некоторые линии или повышая цены. Но когда Европа объявила, что будет перепродавать российский газ обратно в Украину по более низкой цене, чем предложила Россия, Путин разозлился и в июне 2014 года пригрозил наказать замешанные в этом стороны — австрийские, немецкие и словацкие фирмы — за счет сокращения поставок российского газа уже на их территорию.

Несмотря на угрозы Путина, продажи реверсного газа продолжались. Полагая, что европейские потребители вряд ли заметят какие-либо изменения в поставках газа летом, Путин подождал до осени и приказал «Газпрому» сократить ежедневный переток российского газа в Европу через Украину на 50%. В январе 2015 года точно так же был сокращен экспорт в Германию через новый и надежный «Северный поток-1». Дело никогда не передавалось в арбитражный суд, и Путин действовал и как судья, и палач.

По сообщению российского государственного информационного агентства «Интерфакс», в результате этого маневра «Газпром» потерял пять с половиной миллиардов долларов дохода и выплатил 400 миллионов долларов штрафов. К сожалению для Кремля, зима оказалась теплой, а дефицит в Европе компенсировали увеличением поставок из Норвегии. Но для Путина этот вопрос был гораздо важнее, чем шесть миллиардов долларов и репутация «Северного потока». Для него было важно продемонстрировать, что он может прервать поставки в Европу по собственной прихоти. И теперь, когда его планы по строительству трубопровода осуществятся, он сможет в короткие сроки прекратить более 80% поставок российского газа в Европейский Союз.

Если «Северный поток-2» не кажется Европе такой уж плохой сделкой, есть еще одна проблема, которая должна вызывать беспокойство. Газпром заявлял, что «чистый природный газ является наиболее эффективным топливом для того, чтобы сбалансировать выработку возобновляемой энергии». Действительно, с учетом того, что время запуска составляет всего несколько минут, газовые турбины теоретически могут реагировать на нехватку электроэнергии, скажем, в зимний день со слабым ветром. Но на самом деле «Северный поток-1» так и не достиг обещанного уровня гибкости. Напротив, как «Северный поток-1», так и «Северный поток-2» разработаны для прокачки постоянных ежедневных объемов в течение года, независимо от сезонного изменения спроса. Украина является единственным экспортным маршрутом для гибких поставок российского газа в Европу.

Весь трубопроводный коридор от российского полуострова Ямал до точки входа в «Северный поток» на побережье Балтийского моря не имеет резервных транспортных или складских мощностей. Тем не менее, в континентальной Европе наблюдается растущая нехватка пиковых поставок газа из-за сокращения добычи в Нидерландах и закрытия основного газохранилища в Соединенном Королевстве. Другими словами, Европе нужна трубопроводная система, которая может уменьшить объем поставок при снижении спроса и хранить газ для увеличения поставок, когда спрос повысится.

Между тем, быстро развивающаяся ветровая энергетика также требует гибких поставок газа, чтобы покрывать дефицит электроэнергии в безветренную погоду. Согласно исследованию направления движения газового рынка (Quo Vadis gas market study), проведенному Европейской комиссией, «Северный поток-2» в сочетании с отключением украинского транзита «создает серьезные перегрузки и связанный с этим относительный разброс цен между Северо-Западной, Центральной и Юго-Восточной Европой». Короче говоря, запуск «Северного потока-2» может привести к дефициту газа в Центральной Европе в холодный зимний день в условиях слабого ветра.

В ближайшие годы, когда будет запущен «Северный поток-2», этот запуск разрушит 50-летнюю схему, по которой российский газ попадал к потребителям из Центральной Европы и Южной Германии. Это не обеспечит гибкость. Более того, по той причине, что точки выхода трех российских газопроводов — «Северного потока-1», «Северного потока-2» и трубопровода «Ямал-Европа» — окажутся в Германии, Европа попадет в опасную зависимость от двусторонних отношений между Берлином и Москвой.

Брошюры и рекламные публикации о «Северном потоке-2» смогли убедить многих европейцев в том, что проект направлен на то, чтобы они могли получать дополнительный российский газ по дополнительному маршруту. Фактически речь идет о перенаправлении доходов от транзита из Украины и Словакии в Германию и физической ликвидации большинства трубопроводов, по которым газ поступает на Украину и далее, проходя через ее территорию. Возможно, проект «Северный поток-2» и обещает, что «транспортировка природного газа через Балтийское море — надежное решение для удовлетворения спроса на природный газ в ЕС». Но этот трубопровод — не решение. Это проблема.

Михаил Корчемкин (Mikhail Korchemkin) — основатель и генеральный директор компании East European Gas Analysis («Восточноевропейская газовая аналитика»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.