Десятого октября 2019 года в знак протеста перед посольством Саудовской Аравии в Берлине собрались саудовские активисты и их сторонники самых разных национальностей, а также правозащитные организации, включая «Репортеров без границ». Участники с плакатами, осуждающими практику смертной казни, требовали отменить смертные приговоры осужденным, в особенности политическим активистам. Присутствующие также держали в руках портреты приговоренных к смертной казни и требовали не убивать их.

Протесты приурочены к годовщине убийства журналиста Джамала Хашогги. В настоящее время в Саудовской Аравии не менее 39 лицам грозит смертная казнь. По данным Европейской саудовской организации по правам человека, призвавшей участвовать в протесте, с 2016 года в стране без вести пропали 83 человека, и среди них есть дети.

По словам Али ад-Дубейси, президента Европейской саудовской организации по правам человека, большое число граждан Саудовской Аравии в настоящее время живет в принудительном изгнании из-за политических репрессий и страха за свою жизнь и безопасность. За время правления короля Салмана и наследного принца Мухаммеда ибн Салмана число таких беженцев удвоилось.

Издание Raseef22 поговорило с группой саудовских диссидентов во время акции протеста.

«Мы продолжаем надеяться, и в конечном итоге люди сильнее тирании»

Организатор протеста перед саудовским посольством Али ад-Дубейси живет в Берлине. Он рассказал нам, что покинул Саудовскую Аравию в 2013 году: «Поскольку меня уже дважды арестовывали, я не хотел, чтобы это случилось ещё раз. С 2011 года в Саудовской Аравии случилось много безосновательных арестов. Они равносильны захвату заложников с целью контроля над любыми возможными протестами или движениями». По словам Али, он никогда не протестовал против чего-либо и был арестован на контрольно-пропускном пункте, когда в его автомобиле обнаружили различные книги и газеты социально-политической и культурной тематики.

Что касается текущей ситуации с правами человека в Саудовской Аравии, то Али ад-Дубейси рассказал об абсолютно враждебном отношении властей к правам человека, поскольку их мышление и политические интересы несовместимы с идеей прав и свобод. Эти свободы подразумевают участие в политической жизни страны и разделение власти, а также реальную борьбу с коррупцией. Салман попытался обмануть людей, арестовав некоторых бизнесменов. Следовательно, между правительством Саудовской Аравии и правами человека существует огромная пропасть, и принятые за последние два года решения в этой области имеют политическую подоплеку и на самом деле не улучшают ситуацию. «Мухаммед ибн Салман придерживается избирательного подхода в отношении любых реформ, чтобы те отвечали его интересам. Он заявил, что мы вернемся к умеренному исламу, то есть к религиозной терпимости, однако посмотрите на наши суды — они придерживаются самых крайних, жестоких и узких религиозных взглядов, выступая за бойню, убийства и пытки», — считает правозащитник.

На вопрос, боится ли он за свою безопасность, находясь в изгнании, Али ответил: «Правительство Саудовской Аравии — преступное правительство, которое не прекратит преследовать беженцев за границей. Одной из ключевых задач посольств Саудовской Аравии за рубежом является слежка за беглецами с помощью самых разных рычагов для контроля над их деятельностью. Они пытаются вернуть их в королевство, используя угрозы или уговоры, поэтому я не чувствую себя в безопасности».

У Али ад-Дубейси есть надежда на перемены, как и у всего народа, но саудовцы, как внутри страны, так и за рубежом, не являются единственной частью уравнения — надо учитывать роль региональных держав: «Элементов уравнения довольно много, и мы не единственные влиятельные лица. Мы продолжаем надеяться, и в конечном итоге народ сильнее тирании, ведь можно увидеть, как она постепенно уходит из арабских стран. Современный мир отвергает идею тирании, но Саудовская Аравия навязывает ее огнем и мечом».

«Нельзя гарантировать права гражданам, пока ваххабизм остается идеологией государства»

Адель ас-Саиди покинул Саудовскую Аравию в 2012 году. Сначала он приехал в Магдебург, откуда позже перебрался в Берлин. Оценивая ситуацию в области прав человека в Саудовской Аравии, он сказал: «Моя страна — абсолютная монархия, которая никогда не интересовалась правами человека, и некоторые люди жили с этим, пока не случилась "арабская весна" и не разбудила их».

По словам ас-Саиди, голоса реформаторов звучали и раньше, но большой волны не было. Определенное движение стало наблюдаться после восшествия на престол короля Салмана — призывы стали громче, начались демонстрации в восточном регионе.

Ключевым требованием граждан стало уважение прав человека, включая освобождение арестованных без суда и прекращение дискриминации. Также звучат конкретные требования положить конец религиозной дискриминации шиитской части населения, например, на рынке труда или в связи с открытым преследованием шиитов, а также требования освободить задержанных без суда, будь то сунниты или шииты.

В Королевстве существовало крупное политическое и правозащитное движение. Все его участники были арестованы в 2015 году, когда король Салман вступил на престол. Взяв в свои руки бразды правления, он увеличил масштаб репрессий в Саудовской Аравии. Власти перестали ограничиваться арестом так называемых оппозиционеров, они стали преследовать всех, кто имеет свое мнение и не отождествляет себя с государством. Примером является Салман аль-Ауде, не поддержавший властей по вопросу блокады Катара, что послужило причиной его ареста. Он не высказывался открыто против блокады, написав в своём аккаунте в Twitter лишь следующее: «Аллах, уладь разногласия между мусульманами».

«Раньше в Саудовской Аравии было не так много казней, но в 2016 году были казнены шейх ан-Нимр и несколько детей, участвовавших в протестах, а также десятки тех, кто предстал перед судом в Специальном уголовном суде. Сейчас наблюдается резкое ухудшение ситуации, мы видим среди задержанных интеллектуалов, детей, всех, кто имеет своё мнение. Есть десятки задержанных, которых обвиняют в иных религиозных убеждениях, детей обвиняют в участии в демонстрациях и похоронах по шиитским обрядам. Некоторым из них всего десять лет», — рассказывает Адель ас-Саиди.

«Сейчас в Саудовской Аравии происходят жестокие репрессии, и власти руководствуются радикальными религиозными текстами, льется кровь. Разумеется, когда государство казнит важные и влиятельные фигуры, это прокладывает путь к казням большего числа обычных граждан и активистов», — продолжил мужчина.

Отвечая на наш вопрос, боится ли он за свою жизнь за рубежом, ас-Саиди заметил: «Я чувствую себя здесь в относительной безопасности, хотя нигде в мире нельзя гарантировать человеку абсолютную безопасность. Здесь, конечно, спокойнее, чем в Саудовской Аравии. Да, после того, как Хашогги удерживали в посольстве и расчленили его тело, появились мнения, что власти используют новую тактику в отношении оппозиционеров и активистов за рубежом, но мы решили быть оппозицией, и все эти события не остановят нас. Мы проводили демонстрации и в самой Саудовской Аравии, подвергались жестоким репрессиям, в демонстрантов стреляли на улице, но это никогда не остановит нас».

Среди наиболее важных требований активистов на сегодняшний день прекращение вынесения смертных приговоров и освобождение задержанных, поскольку смертная казнь — это необратимый процесс, и власти не смогут исправить допущенные ошибки. Если семьи теряют своих детей, то это уже навсегда, и ничего не изменится. Ас-Саиди добавил: «Поэтому сейчас мы требуем ввести мораторий на смертную казнь. Помимо этого мы требуем свобод, предоставления людям права на самоопределение и выбор желаемой формы правления. Государство должно позволять людям участвовать в процессе принятия политических решений».

Саудовец считает, что невозможно предоставить гражданам права, пока в государстве доминирует ваххабитская идеология. «В конце концов, ничто не длится вечно. Оправдаются мои надежды или нет, это не повлияет на мою политическую активность и борьбу с несправедливостью и преступлениями. Это моя принципиальная позиция. В сегодняшнем мире мы видим общие интересы, но добиться изменений нелегко. Однако мы твёрдо намерены жить в светлом будущем», — подытожил ас-Саиди.

«Ваххабизм противоречит идее прав человека, а я как шиит подвергаюсь преследованию»

Мы также встретились с Абу Абдель-Рахманом из восточной части Саудовской Аравии, который впервые покинул свою страну в 2014 году и отправился в Америку, а затем вернулся на родину. «После преследования со стороны властей я снова бежал, но в Германию. На этот раз я предпочел эту страну Америке, так как в Германии можно рассчитывать на защиту. В США до меня никому нет дела, а в Германии у меня есть все права», — признался мужчина.

Абу Абдель-Рахман приехал из немецкого города Бремен для участия в демонстрации: «Я бывший военный, служивший в антитеррористических подразделениях, что могу доказать с помощью документов. Но сегодня правительство Саудовской Аравии поддерживает терроризм, включая "Исламское государство" (организация запрещена в РФ — прим. ред.)».

По поводу ситуации с правами человека в Саудовской Аравии Абу Абдель-Рахман указал на религиозную дискриминацию шиитов: «Мы подвергаемся нападкам из-за религии и во имя религии. Я считаю, что правительство в Саудовской Аравии сегодня наполовину состоит из членов королевской семьи Аль Сауд, а законы пишут ваххабиты. Ваххабизм несовместим с идеей прав человека, а я как шиит подвергаюсь преследованиям».

«Когда я приехал сюда, меня ударили ножом, и я попал в больницу. Мою комнату ограбили, украли документы, удостоверяющие личность, банковские карты. Я подал заявление в полицию. Один из нападавших сейчас находится в тюрьме, и полиция нашла мои вещи в его доме», — ответил бывший военный на наш вопрос о безопасности за пределами Саудовской Аравии.

«В Германии мне страшно, и я остаюсь дома. Сегодня я вышел впервые. Я всегда жалуюсь немецким властям, что нахожусь в опасности. Мой дом в двух километрах от ближайшей автобусной станции. Это угрожает моей жизни, ведь меня преследуют», — продолжил Абу Абдель-Рахман.

Что касается его требований, мужчина сказал: «Мои основные требования — наделить шиитов всеми необходимыми правами. Мой двоюродный брат сейчас находится в саудовской тюрьме и приговорен к смертной казни за то, что якобы является иранским шпионом, хотя никаких доказательств ему предъявлено не было».

Надеется ли он перемены? «У меня нет надежды на перемены, разве что падение режима может это изменить. Невозможно предоставить гражданам их права, пока в государстве исповедуют ваххабизм», — ответил он.

«Давление может подтолкнуть саудовский режим к реальным реформам»

Наконец, мы поговорили еще с одним активистом по имени Яхья аль-Асири, президентом правозащитной организации «Аль-Каст», который специально приехал из Лондона для участия в демонстрации. Аль-Асири покинул Саудовскую Аравию в 2013 году из-за нарушений прав человека: «К сожалению, ситуация с правами человека в Саудовской Аравии становится все хуже и хуже. Раньше власти нарушали права граждан, но было пространство для вызова, а сейчас всякий, кто говорит "нет" открыто или в иной форме сразу отправляется за решётку или вынужден уехать из страны. Никто из моих друзей в Саудовской Аравии не находится на свободе — все в тюрьме».

По словам активиста, его не заботит его личная безопасность, поскольку он посвятил себя работе: «Что меня по-настоящему пугает, это ситуация в стране. Сейчас все стремительно ухудшается не только на уровне прав человека, но и на политическом и экономическом уровнях».

Он продолжил: «Сейчас в Саудовской Аравии нет человека других взглядов, который мог бы открыто о них заявить. Раньше власти манипулировали различными течениями, а теперь сразу отправляет всех в тюрьмы. Это о правах человека. Если же говорить с экономической точки зрения, крупнейшие саудовские компании сейчас под угрозой, ведь когда четыре с половиной года назад Ибн Салман начал войну а Йемене, компании оказались на грани банкротства».

По его словам, у властей Саудовской Аравии сегодня нет ни одного настоящего союзника, даже Трамп неоднократно говорил, что сотрудничает с Саудовской Аравией ради денег, а Египет и ОАЭ готовы отвернуться от саудовцев в любой момент. Правящая семья раскололась, раскололось все общество.

«Наши основные требования — это установление правового государства, уважение прав человека и свободы слова, чтобы люди могли свободно жить своей жизнью, а институты контролировались государством, а не деспотами», — заявил аль-Асири.

По его мнению, есть надежда на новое, перспективное поколение, которое нельзя обмануть, как старое. Возможно, оно продолжит оказывать давление на Мухаммеда Ибн Салмана и саудовское руководство, которому больше нечем торговать. Раньше власти торговали ваххабизмом, солидарностью правящей семьи и нефтью, но больше это не работает. Поэтому сильное внутреннее и внешнее давление может подтолкнуть саудовский режим к реальным реформам, и саудовцы на это надеются.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.