Видеокадры впечатляют. Военные машины с российскими флагами въезжают на территорию курдского укрепрайона на севере Сирии; российские журналисты свободно разгуливают по бывшей военной базе США. По словам репортеров, ведущих репортажи с места событий, состоялось нечто вроде упорядоченной передачи дел и территории от американских российским войскам, хотя ни одна из сторон публично в этом не признается.

Русские пришли после того, как Дональд Трамп 13 октября объявил о том, что он приказал американским военным покинуть северную часть Сирии. Нечто подобное он говорил еще в прошлом году, но потом сдал назад, когда американское военное командование потребовало остаться. На сей раз приказ был отдан по-настоящему. Американские военные за несколько дней собрались, уничтожили все секретное имущество и технику, которые не могли взять с собой, и убыли. Все оказалось очень просто, но вывод войск чреват колоссальными последствиями.

В вашингтонских политических кругах этот шаг осудили обе партии в конгрессе, где вывод войск был воспринят как невыполнение богоданного долга США наводить порядок во всем мире, как постыдное предательство верного союзника и как разрешение Анкаре творить самые черные дела. ЕС тоже выступил с осуждением, а министры обороны в Лондоне и Париже озадаченно развели руками, поскольку их спецназ тихо и спокойно поддерживает Сирийские демократические силы во главе с курдами (причем, Британия делает это без санкции парламента и общества).

В других натовских столицах возникла обеспокоенность, и это мягко сказано. США как союзник внезапно оказались отнюдь не такими надежными, как они думали прежде.

Другой вопрос — не предвещает ли это постепенный уход США с Ближнего Востока. Не успел президент Трамп отдать приказ о выводе войск из Сирии, как тут же из его уст прозвучало другое объявление: об отправке двух тысяч американских военнослужащих в Саудовскую Аравию для укрепления обороны против Ирана. Так что до ухода из региона в целом пока еще далеко, а может быть, его вообще нет в планах. Тем не менее, произошедшее очень важно.

Как минимум вывод войск США равноценен признанию краха американской и британской политики по поддержке восстания против Башара Асада. Но несмотря на отправку дополнительных войск в Саудовскую Аравию, нетрудно понять, что это может означать начало более масштабного вывода американских войск и отказ США от участия в потенциальных конфликтах. Последствия таких действий не ограничатся рамками Ближнего Востока и повлияют на американское присутствие в других уголках мира.

В конце концов, когда Трамп говорит, что турецко-сирийская граница «не наша граница», он прав. Он прав и в том, что, несмотря на громкие крики в Вашингтоне о забвении долга и предательстве, перед выборами он обещал вернуть войска домой и больше не втягивать Соединенные Штаты в войны за рубежом. Такая политика находит отклик среди избирателей и в настоящее время, когда Трамп начинает кампанию по переизбранию.

Но в уходе из Сирии есть другой аспект, вызывающий бурную политическую реакцию и критику в Вашингтоне и в других местах. Он заключается в том, что любая утрата, любая уступка Америкой территории или влияния, особенно в ближневосточном регионе, автоматически расценивается как победа России, причем не просто победа, а очередное доказательство постсоветских территориальных захватов, осуществляемых Россией, примером которых стала аннексия Крыма в 2014 году.

Это совершенно очевидно вписывается в мировоззрение «новой холодной войны», которое постепенно формируется в Вашингтоне после избрания Трампа. И это, как может показаться, подтверждается кадрами беспрепятственного продвижения российских военных на территорию, только что оставленную Соединенными Штатами и их курдскими союзниками в Сирии. Но я не уверена в том, что это полностью соответствует действительности. Да, есть кадры российских операторов, в том числе, о российских журналистах на оставленной американской базе. Да, есть победные заголовки в российских газетах, такие как «Путин выиграл в лотерею». Но общая картина намного сложнее.

Во-первых, как пишет специалист по Ближнему Востоку Михаил Ростовский в статье под этим заголовком, последние победы России в целом достигнуты не ею. «Надо сказать, что все самые значительные успехи России в Сирии не были достигнуты в результате преднамеренных усилий Москвы. Они просто обрушились на Путина и Москву как манна небесная в результате специфического поведения западных стран и Турции». Иными словами, уход США и решение Сирийских демократических сил под предводительством курдов обратиться за защитой к Сирии, чтобы не противостоять Анкаре в одиночку, не было для России ни целью, ни задачей. Да, все получилось для нее лучше, чем она ожидала, но в ее планы это не входило. А посему теперь может потребоваться определенная корректировка.

Во-вторых, обвинения Запада в адрес России — что она хочет сохранить своего союзника Асада у власти во что бы то ни стало — тоже отражают недопонимание. Когда Путин в 2015 году направил российские войска в Сирию (на законных основаниях, по просьбе признанного ООН правительства), он больше думал не о том, чтобы сохранить власть Асада, а чтобы не допустить сползания Сирии в анархию и хаос, как было в Ираке и Ливии после попыток Запада сменить там власть. Россия поддержала Асада как единственную силу, способную, по ее мнению, сохранить единство страны. Но она всегда была готова к изменению конституционных положений, в том числе, о смене лидера путем переговоров. И похоже, от своей готовности она не отказалась.

В-третьих, Россия хочет положить конец сирийскому конфликту не меньше других, и давно уже претендует на роль миротворца. Возможно, сейчас, когда американцы ушли, а сирийские правительственные войска при содействии России продвигаются через удерживаемые курдами территории к турецкой границе, роль Москвы как посредника в урегулировании сирийского кризиса усилится. Прежние посреднические усилия России в рамках астанинского процесса не достигли своей цели в основном из-за того, что США отказывались от любого участия. Так что уход США просто упрощает ситуацию. Но на местах эндшпиль кажется теперь еще более непредсказуемым, потому что существует вероятность прямых столкновений между сирийцами и турками, потому что ведомые курдами Сирийские демократические силы меняют свои привязанности, и потому что боевики ИГИЛ (запрещено в России — прим. перев.) снова оказались на свободе.

И последнее. Пребывание в Сирии может оказаться для России не просто менее предсказуемым, но и более дорогостоящим. Плюс в том, что влияние Москвы может усилиться, причем не только в Сирии, но и на всем Ближнем Востоке. А это, по всей видимости, одна из долгосрочных целей Путина на посту президента: восстановить достоинство России и ее статус, выведя ее из категории рядового «регионального игрока».

Но российское общество с опаской относится к зарубежным военным кампаниям, потому что это бьет по карману, но в большей степени, потому что это чревато людскими потерями. Тень провальной афганском войны все еще висит над Россией, а гробы с востока Украины и секретные похороны вызывают возмущение в обществе. Завязнуть в Сирии или на окраине России — это риск, пойти на который Путин не может.

Так что хотя вывод американских войск дает России неожиданный военный и дипломатический бонус, это достижение не такое простое и безопасное, как может показаться. Россия, может, и «выиграла в лотерею», но ей надо очень осторожно и аккуратно расходовать этот выигрыш, чтобы не стать беднее, чем раньше.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.