Международная безопасность — это не данность с абсолютной гарантией. История показывает, что мир между великими державами — это редкость. Это также великое достижение. На формирование мира и безопасности, как и доверия, уходит очень много времени, а чтобы разрушить все это, нужен всего один момент.

Одной из основ сохранения международного мира и безопасности сегодня является подписанный в 1992 году Договор по открытому небу. Этот договор заключили 34 государства, в том числе США и Россия. Он дает возможность странам-участницам совершать полеты на не имеющих вооружения разведывательных самолетах над территорией друг друга. Этот важный инструмент, называемый облетом территории, особенно полезен для США и наших союзников, так как он позволяет следить за военной деятельностью России. Даже когда в российско-американских отношениях усиливается напряженность, Договор по открытому небу помогает сохранять толику прозрачности и доверия.

Это великое достижение дипломатии периода после холодной войны скоро может быть уничтожено, если, как сообщают многочисленные СМИ, администрация Трампа настоит на своем, и Соединенные Штаты в одностороннем порядке выйдут из этого договора. Такой выход станет серьезной ошибкой. Он подорвет существующее между США и Россией доверие и поставит под угрозу американских союзников.

С момента начала ядерной гонки вооружений между сверхдержавами руководство в Москве и Вашингтоне старается не допустить всеобщей войны. Ему приходится преодолевать взаимное недоверие и вести переговоры с целью урегулирования проблем военного соперничества, снижения напряженности и ослабления риска внезапного нападения.

Идея заключить Договор по открытому небу возникла еще в 1950-е годы. Президент Дуайт Эйзенхауэр осознал, что если стороны не будут обладать более полной информацией о военном потенциале друг друга, в своих решениях они будут исходить из худших предположений, что усугубит существующие риски. В 1955 году он выступил со смелым предложением: США разрешат безоружным советским самолетам без ограничений проводить разведывательные полеты над своей территорией, если Советский Союз сделает то же самое. Эту идею поддержали американские союзники, общество и многие руководители в конгрессе. Однако Советы отнеслись к нему скептически, и предложение пришлось положить на полку. Начиная с 1960-х годов, стороны заключили целую серию соглашений по контролю вооружений, и это помогло ограничить, а впоследствии и сократить их колоссальные ядерные арсеналы.

Когда закончилась холодная война, президент Джордж Буш-старший изложил новую концепцию безопасности, включавшую расширенную версию Договора по открытому небу. Буш видел в облете территорий эффективный способ для проверки исполнения Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), который предусматривал новые ограничения на вооруженные силы. Эту идею поддержали небольшие европейские страны, которые считали, что данное соглашение создаст независимую возможность для наблюдения за происходящим на континенте.

Москва вначале колебалась, но в 1992 году новое российское правительство согласилось открыть всю свою территорию для наблюдения и облетов. Договор по открытому небу был подписан в Хельсинки в 1992 году и вступил в силу десятью годами позже.

Данным договором было разрешено более 1 426 полетов, в том числе 500 с лишним американских разведывательных полетов над Россией, над которой чужие самолеты совершают контрольные полеты чаще, чем над любой другой страной мира. Они проводятся с уведомлением в короткие сроки, дают ценные фотографические доказательства крупных перемещений военных сил и средств по территории Европы, снижают неопределенность и ослабляют опасения относительно внезапного нападения. Они дают важную информацию в дополнение к тому, что обеспечивает спутниковая съемка.

Согласно условиям договора, выполняющие облеты разведывательные самолеты могут быть оснащены только оговоренной аппаратурой согласованной разрешающей способности. По соглашению всех сторон, включая США, сейчас идет процесс модернизации аппаратуры наблюдения и обнаружения. Эти детально оговоренные и доступные для проверки процедуры позволяют наблюдающим сторонам обнаруживать важную военную технику, такую как артиллерия, истребители и бронированные боевые машины. Вся собранная во время полетов видовая информация доступна любому участнику договора.

Как и в любом соглашении, в данном случае возникают споры с его реализацией. Нынешние разногласия относятся к серьезным территориальным и политическим проблемам, существующим между Россией и некоторыми из ее соседей. Но эти проблемы можно решить посредством профессиональной и прагматичной дипломатии, а не за счет отказа от исполнения договорных обязательств.

Сегодня республиканцы и демократы согласны с тем, что путинская Россия представляет серьезную угрозу международной безопасности. Но вместо того, чтобы выходить из соглашений, помогающих США и их союзникам снижать риски со стороны Москвы, Вашингтону надо с удвоенными силами продемонстрировать свою верность проверенной стратегии уменьшения таких рисков и договорам о контроле вооружений, которые соблюдали многие администрации. Односторонний выход из Договора по открытому небу навредит безопасности США и их союзников.

Мы со всем уважением призываем президента Трампа отвергнуть требования о выходе из этого договора. Конгресс также должен утвердить запрос Пентагона на модернизацию американских инспекционных самолетов, что уже делают другие участники договора, такие как Германия.

Договор по открытому небу стал тем документом, каким его видел Эйзенхауэр — важным соглашением, помогающим укреплять доверие и с каждым полетом совершенствовать евроатлантическую безопасность. Соединенные Штаты должны сохранить данное соглашение, особенно сейчас, когда возобновилась напряженность в отношениях с Россией.

Джордж Шульц был госсекретарем США с 1982 по 1989 годы. Уильям Перри занимал пост министра обороны с 1994 по 1997 годы. Сэм Нанн был сенатором-демократом от штата Джорджия с 1972 по 1997 годы и председателем комитета по делам вооруженных сил.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.