Посол США на Украине нанес мощный удар по заявлениям президента Дональда Трампа об «идеальных» отношениях с этой страной. Во вторник, 22 октября, он сообщил конгрессменам, что Белый дом угрожал лишить Украину столь необходимой ей военной помощи в том случае, если Киев не выступит с публичным заявлением о начале расследований, выгодных Трампу.

Это сенсационное заявление, которое временный поверенный в делах США на Украине Уильям Тейлор (William B. Taylor) сделал на слушаниях в конгрессе, опровергает настойчивые заявления Трампа о том, что он никогда не оказывал давления на украинских политиков в рамках потенциально неподобающих договоренностей об «услуге за услугу». Показания Тейлора также послужили для членов Палаты представителей обширной дорожной картой в расследовании того, что Тейлор назвал «абсолютно незаконным» каналом теневой дипломатии в отношении Украины, который лежит в основе расследования в рамках импичмента.

В своем вступительном заявлении на 15 страницах, с которым удалось ознакомиться репортерам газеты Washington Post, Тейлор несколько раз отметил, какой шок и замешательство он испытывал, наблюдая за тем, как в основу политики США в отношении Украины ложится требование Трампа, чтобы недавно избранный президент Владимир Зеленский «подошел к микрофону и заявил, что он начинает расследование деятельности [кандидата в президенты от Демократической партии Джо] Байдена (Joe Biden) и вмешательства в выборы».

«„Все" зависело от этого заявления, включая помощь в области безопасности», — сказал Тейлор, сославшись на слова Гордона Сондленда (Gordon Sondland), посла США в Евросоюзе.

Опытный дипломат, ветеран вооруженных сил и педантичный человек, Тейлор сообщил конгрессменам, что бывший советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон (John Bolton) и другие чиновники из Пентагона, Госдепартамента и ЦРУ безуспешно пытались встретиться с Трампом, чтобы уговорить его возобновить помощь Украине — речь шла о почти 400 миллионах долларов, которые должны были помочь этой стране защититься от России.

Но приостановка помощи по решению Трампа продлилась до сентября включительно, и, по словам Тейлора, он задумался об отставке. «Я не мог и не стал бы защищать такую политику», — сказал он.

Эти сенсационные показания Тейлора прозвучали спустя несколько часов после того, как Трамп усилил интенсивность своих выпадов против расследования в рамках импичмента, написав в твиттере, что оно подобно «линчеванию», и сразу же вызвав негодование демократов и некоторых республиканцев, указавших на неприемлемость сравнения этого конституционного процесса с варварскими расправами над афроамериканцами путем удушения петлей.

Изложенная Тейлором версия событий не только противоречила показаниям Сондленда, с которыми он выступил на прошлой неделе, но и стала испытанием для тех республиканцев, которые единодушно поддержали Трампа в рамках этой украинской истории. Многие говорили о том, что доказательства наличия соглашения об «услуге за услугу» — то есть соглашения о предоставлении военной помощи в обмен на политические услуги со стороны Украины — станут той красной линией, за которой Трамп лишится их поддержки.

Но показания Тейлора ясно доказывают, что, хотя Сондленд и другие убеждали его, что президент вовсе не навязывал соглашение об услуге за услугу, у Тейлора не было причин сомневаться, что такая договоренность вписывается в словарное определение выражения «quid pro quo».

Некоторые члены Республиканской партии упорно поддерживали Трампа, который во вторник встретился в Белом доме с двумя десятками членов консервативного «кокуса свободы» (Freedom Caucus), чтобы обсудить помощь президенту в процессе импичмента. (Слово «кокус» в американской политической традиции обозначает собрание депутатов, придерживающихся одной политической платформы — прим. ред.)

«Не было никакой договоренности об услуге за услугу», — заявил член Палаты представителей Марк Мидоуз (Mark Meadows), добавив, что в шести показаниях и расшифровках допросов, которые уже состоялись в рамках расследования, «нет никаких доказательств того, что были выдвинуты какие-то условия в обмен на помощь».

Но другой конгрессмен, присутствовавший при даче показаний, член Палаты представителей Уилл Херд (Will Hurd), сказал: «В конечном счете появилось больше вопросов. Нам нужно снова вернуться к этой теме».

Один демократ назвал показания Тейлора «изобличительными».

«Мы ловили каждое его слово <…>. Я не помню точно, в какие моменты, но звучали вздохи и выражения недоверия к тому, что мы слышали. Потому что он рассказал все, как есть, раскрыл все — хронологию событий и так далее», — сказал член Палаты представителей Уильям Лейси Клей (William Lacy Clay).

«Это радикальная перемена, — сказал член Палаты представителей Стивен Линч (Stephen F. Lynch), член надзорного комитета палаты, присутствовавший на показаниях Тейора. — Я думаю, это может ускорить процесс».

Пресс-секретарь Белого дома Стефани Гришэм (Stephanie Grisham) сообщила, что президент «не сделал ничего плохого — это скоординированная очернительская кампания со стороны ультралевых конгрессменов и радикально настроенных чиновников, которые ведут войну с конституцией. Не было никаких требований об услуге за услугу».

Хотя некоторые союзники Трампа в конгрессе встали на его защиту, один высокопоставленный член Республиканской партии отказался поверить заявлениям Трампа. Если Палата представителей проголосует за импичмент, судьба президента окажется в руках контролируемого республиканцами Сената, который тоже должен будет проголосовать.

Лидеру большинства в Сенате Митчу Макконнеллу (Mitch McConnell) задали вопрос о заявлении Трампа о том, что будто бы конгрессмен назвал телефонный разговор президента с Зеленским «идеальным» и «невинным».

«Мы не обсуждали этот вопрос», — ответил Макконнелл репортерам.

Когда его спросили, действительно ли Трамп лжет, Макконнелл ответил: «Вам стоит спросить его. Я не помню ни одной беседы с президентом, в ходе которой мы обсуждали бы тот телефонный разговор».

В своих показаниях Тейлор сообщил конгрессменам, что 8 сентября, то есть уже после того, как он стал бить тревогу по поводу давления на Зеленского, Сондленд объяснил, что Трамп рассматривает этот внешнеполитический вопрос как деловое предложение.

«Посол Сондленд попытался объяснить мне, что президент Трамп — бизнесмен. По его словам, когда бизнесмен собирается подписать чек для того, кто ему чем-то обязан, бизнесмен просит этого человека расплатиться, прежде чем он поставит свою подпись на чеке».

На прошлой неделе Сондленд сказал членам Палаты представителей, что он не помнит «ни о каких дискуссиях» с кем-либо в Госдепартаменте или Белом доме касательно расследований в отношении Байдена или его сына Хантера, который входил в совет директоров украинской газовой компании Burisma.

Тейлор также сказал, что одним из источников проблем был адвокат Трампа Рудольф Джулиани (Rudolph W. Giuliani).

«Стремление заставить президента Зеленского дать публичное обещание начать расследование деятельности Burisma и предположительного вмешательства в выборы 2016 года доказывает, как официальная внешняя политика США перечеркивалась бессистемными действиями, за которыми стоял Джулиани», — написал Тейлор.

Джулиани выдвинул необоснованное обвинение, что Джо Байден вмешался в антикоррупционное расследование в отношении компании Burisma, чтобы уберечь своего сына Хантера от проблем. Джулиани также продвигает уже опровергнутую теорию о том, что Украина была причастна к вмешательству в американские выборы 2016 года, в котором разведывательные агентства США обвинили Россию.

«Это были самые изобличительные показания из тех, которые я слышал», — сказала в интервью член Палаты представителей Дебби Вассерман-Шульц (Debbie Wasserman Schultz).

«Он провел очень четкую прямую линию между президентом Трампом и приостановкой помощи, а также отказом провести личную встречу Трампа и Зеленского», — добавила Вассерман-Шульц.

Приехав в Киев весной этого года, Тейлор испытал тревогу в связи с тем, что американские чиновники использовали второстепенные дипломатические каналы, которые он назвал «ненормальными».

Тейлор пересказал конгрессменам несколько разговоров, которые у него были с другими дипломатами, пытавшимися добиться, чтобы Украина помогла в расследовании деятельности политических противников Трампа.

Ожидается, что демократы Палаты представителей используют показания Тейлора о его разговорах с Сондлендом, чтобы доказать, что Трамп отдавал четкие приказы касательно того, что именно он хочет от Зеленского.

«Он поделился важной информацией о тех событиях, которые окружали попытки президента заставить иностранное государство вмешаться в американские президентские выборы, — сказал член Палаты представителей Дэвид Чичиллине (David N. Cicilline), который присутствовал на показаниях Тейлора. — Я думаю, эти показания окажутся губительными для президента. Я думаю, Тейлор заполнил все пробелы и соединил все точки».

По словам Тейлора, впервые он узнал о том, что военная помощь Украине напрямую зависит от готовности этой страны провести расследование в отношении политических противников Трампа, в начале сентября, в ходе телефонного разговора с Тимом Моррисоном (Tim Morrison). По словам Тейлора, этот член Совета национальной безопасности рассказал, как Сондленд сообщил одному украинскому чиновнику, что «военная помощь не поступит, пока президент Зеленский не пообещает провести расследование деятельности Burisma».

Тейлор сообщил конгрессменам, что эти новости его «встревожили». «Это был первый раз, когда я услышал, что помощь в области безопасности — а не только встреча в Белом доме — зависит от расследований», — сказал он.

В тот же день он написал Сондленду текстовое сообщение, в котором спросил, действительно ли все обстоит так: «Теперь мы должны говорить, что военная помощь и встреча в Белом доме зависят от расследований?»

В ответ на это Сондленд попросил Тейлора позвонить ему.

Спустя несколько дней, 7 сентября, Тейлор отправил Сондленду несколько текстовых сообщений, в которых он выразил свою тревогу по поводу приостановки военной помощи. «Я думаю, что это безумие — приостанавливать военную помощь и требовать помощи в политической кампании», — написал он.

Сондленд ответил спустя пять часов, предварительно поговорив с Трампом. Он подчеркнул, что никаких требований об услуге за услугу не было, и предложил перестать обмениваться текстовыми сообщениями.

По словам Тейлора, он согласился поехать в Киев в июне в качестве временного поверенного, потому что думал, что в отношениях между Украиной и США наступил критический момент после избрания Зеленского.

По словам Тейлора, он хотел укрепить ту поддержку, которую США оказывали Зеленскому в реализации его антикоррупционной программы и в закреплении независимости от России, и он беспокоился, что в отношениях может наступить охлаждение после отъезда бывшего посла Мэри Йованович (Marie Yovanovitch). В Госдепартаменте он ясно дал понять, что он не согласен с тем, как с ней обошлись, и что, по его мнению, те политические «махинации», которые привели к ее отставке, в том числе с участием Джулиани, никуда не исчезли.

Тейлор отметил, что госсекретарь Майк Помпео (Mike Pompeo) попросил его занять эту должность, заверив его, что «политика мощной поддержки для Украины будет проводиться и дальше и что он поддержит меня в отстаивании такой политики».

Тейлор, который работал на государственных должностях в Ираке, Афганистане и других странах, собирается в следующем году вернуться на свой пост в Американском институте мира (U.S. Institute for Peace).

Во вторник, 22 октября, один чиновник, работающий над расследованием в рамках импичмента и согласившийся даль интервью на условиях анонимности, сказал, что Тейлора вызвали для дачи показаний повесткой после того, как Госдепартамент попытался помешать ему выступить в конгрессе. Его показания стали первыми из двух показаний за закрытыми дверями, запланированных на эту неделю.

Помощник заместителя министра обороны Лора Купер (Laura Cooper), которая занимается в том числе Россией и Украиной, выступит с показаниями в среду, 23 октября.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.