Президент Украины Владимир Зеленский приехал на участок, где планируется разведение сил в Золотом. Там у президента состоялась неприятная беседа с националистами, которые препятствуют разведению войск. 

Националист: «Мы хотели бы обсудить о формализировать наши отношения, чтобы потом не получилось, как у Петра Алексеевича». 

Зеленский: «Ты со мной хочешь формализировать? Ты со мной»

Националист: «Я с вами. Меморандум… Люди требовали встречу». 

Зеленский: «Какую встречу? Не надо про капитуляцию. Так сдайте оружие… Ты на меня переводишь стрелки. Ты мне вообще не можешь никакой ультиматум озвучивать». 

Националист: «Я вам говорю: по Украине были акции». 

Зеленский: «Денис, по Украине вчера прошел дождь — вот, что я слышал. Какие люди люди? Фамилию ты мне можешь назвать?.. Денис, послушай, я — президент этой страны, мне 42-й год, я ж не лох. Я тебе пришел и сказал: оружие убери. И ты мне не переводи [тему] на акции. Я хотел увидеть в глазах понимание, но увидел парня, какой думал, что перед ним какой-то лопух стоит. Парни, есть демократия, а есть ситуация в стране… Ребята, к вам мы сейчас серьезно обратились. Пожалуйста. Пока».

В ходе этого же визита у Зелинского прошли и другие беседы. 

Националист: «Тут находятся люди, которые потеряли в Широкино двух побратимов. Если сейчас будет разведение и снова придется забирать эти высоты и терять друзей… Я этого, честно говоря, не хочу».

Зеленский: «Я не думаю, что я глупый. Поэтому я приехал узнать, какая статистика обстрелов, как они (военнослужащие ВСУ — прим. ред.) к нам относятся. Я хотел сам увидеть их отношение».

Зеленского пригласили на чай. Все рассаживаются для чаепития.

Зеленский: «Было действительно много серьезных ошибок и утрат, но мне кажется, что мы все должны работать, чтобы закончить войну. Тут наши военные и они тут главные. Я верю нашим военным. Вы тоже воевали и тоже относитесь к украинской армии с уважением. Они там на передовой».

Националист: «Мы тоже там были». 

Националист: «Вы когда говорите о местном населении, вы понимаете, при всем уважении к местным людям, они не военные. Они не понимают, к чему могут привести определенные действия. Это первое. Во-вторых, тут есть люди, которые действительно поддерживали Украину. Их все знают. Если вы ошибетесь. жертвами будут не только военные, которые сознательно идут защищать Украину и терять свою жизнь за родину, но и местные гражданские люди, которые могут заплатить своими жизнями за свою позицию — проукраинскую позицию. Которую мы с вами поддерживаем.

Зеленский: «Мы ее не просто поддерживаем — у нас просто проукраинская позиция».

Националист: «Нужно взвесить все риски».

Зеленский: «Все жертвы… Они ко мне приходят СМСками, и вы о них знаете. Они и сейчас есть».

Националист: «Те, кто идет такими шагами к перемирию, они, стремясь быстро решить вопрос, получают позор и продолжение войны».

Зеленский: «Вы обо мне сейчас?»

Националист: «Да я не о вас! Я говорю, что в истории это так идет. Просто мы видим, как ведет себя Россия. Абхазия, Карабах, другие отношения. Будем реалистами: перемирие будет подписано с Россией, а не с ЛНР и ДНР».

Зеленский: «Та мне пофиг, с кем оно подписано. Нам с вами пофиг. Нам надо территории вернуть и остановить убийство. Правильно?»

Националист: «Мы хотим сделать это быстро и загоняем себя в определенные рамки».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.