Проведенный с большим пафосом сочинский саммит «Россия — Африка» был призван показать миру, что Москва вновь стала игроком мирового масштаба. В ходе этого мероприятия Владимир Путин сделал широкий жест и списал африканским странам (в частности, Эфиопии, Ливии, Анголе, Мозамбику и Алжиру) старые долги в размере 20 миллиардов долларов.

Такой шаг, однако, не пришелся по вкусу россиянам, которые сочли его не проявлением величия Россия, а доказательством неэффективности российской политики. Сумма, подаренная Африке, равняется годовым расходам российского государства на здравоохранение. Многие комментаторы, в том числе простые граждане, считают, что в зачет долга следовало (как это, не стесняясь, делают китайцы) взять под контроль самые привлекательные активы африканских стран. Кремль, однако, решил не идти китайским путем, чтобы избежать обвинений в проведении неоколониальной политики. Он, судя по всему, нацелен, скорее, на то, чтобы сформировать стратегическую клиентскую базу, которая в будущем поможет ему в глобальной войне с Соединенными Штатами и их союзниками. РФ, разумеется, одновременно продолжает вести соперничество с Пекином, но при этом хочет разительно от него отличаться, выступая в роли государства, которое стремится не цинично подчинить Африку, а завязать с ней взаимовыгодное сотрудничество.

Обладающий большими запасами полезных ископаемых африканский континент выглядит очень привлекательной целью, тем более что он во все меньшей степени может рассчитывать на помощь со стороны бывших колониальных метрополий. Конечно, кое-где политические связи еще остались, но инвестирование в африканскую экономику становится для Запада все более рискованным предприятием (хотя он до сих пор может предложить гораздо больше денег, чем, например, Россия). Бесконечные вооруженные конфликты, попрание прав человека, авторитарные режимы — все это мешает приходу западных капиталов. Образовавшуюся нишу уже давно смело занимает Китай, который не выдвигает своим африканским партнерам жестких условий. За последние пять лет Пекин сумел подчинить себе ряд стран Африки, взяв под контроль важнейшие отрасли их экономики. Россия, естественно, не хочет отставать, а поэтому после тридцатилетнего перерыва постепенно возвращается на этот континент.

Раньше присутствие Москвы вписывалось в логику холодной войны: Кремль оказывал военную поддержку антизападным режимам и бунтовщикам. Сейчас Россия, не отказываясь в своей деятельности от политических мотивов, старается объединить их с экономическими. Яркими примерами могут служить здесь помощь лидеру ливийских мятежников Халифе Хафтару, который контролирует большие месторождения нефти, или российское присутствие в богатой золотом и алмазами Центральноафриканской республике. Также можно вспомнить Гвинею, которая выступает крупнейшим поставщиком бокситов в Россию, Судан или Эритрею, где Москва планирует построить на Красном море логистический центр. В соседнем Джибути находится аналогичный, но принадлежит он китайцам. Российско-китайское соперничество можно наблюдать также в Демократической Республике Конго, которая располагает медью, алмазами, кобальтом и редкоземельными металлами.

Россияне оказывают африканским режимам широкую политическую поддержку. Ее получил, в частности, экс-президент упоминавшейся выше ДРК Жозеф Кабила (Joseph Kabila), который дал добро на российское присутствие в своей стране. В свою очередь, на Мадагаскаре и в Гвинее работают российские «эксперты по выборам». В последней действующий глава государства Альфа Конде (Alpha Condé) очень хотел обойти конституцию, запрещающую ему баллотироваться в очередной раз, а у россиян есть определенный опыт в этой сфере. Африканским сатрапам российские и китайские политические стандарты вполне подходят, чего не скажешь о простых жителях Африки, которые уже давно любой ценой стараются уехать в Европу.

Конечно, не все российские инвестиции оказались удачными. С 2002 года компания «Алроса» безуспешно пытается начать разработку месторождения алмазов в Анголе, в Зимбабве россияне подписали с Робертом Мугабе (Robert Mugabe) соглашение о добыче платины, однако, план провалился, поскольку в 2017 году диктатор лишился власти. Ничего не получилось также со строительством атомной электростанции в ЮАР концерном «Росатом» и разработкой урановых месторождений в Танзании. От своих инвестиционных планов в Гане, Камеруне и Нигерии отказался «Лукойл», понеся при этом огромные убытки. Из-за политической нестабильности в большинстве африканских стран перспектива получить доход оказывается весьма туманной.

Москва, однако, приняла стратегическое решение о вступлении в глобальную игру, несмотря на то что такая политика может быть связана с большими расходами. Вопрос только в том, как отнесутся россияне, сталкивающиеся с большим количеством будничных проблем, к очередным многомиллиардным подаркам, которые Кремль раздает своим далеким союзникам, запуская руку в пустеющие кошельки собственных граждан.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.