Большинство экспертов, изучающих феномен влияния Путина на международной арене, единодушны в том, что главная заслуга в этом принадлежит Сирии. Во-первых, этим объясняется необходимость ближневосточных держав координировать с российским лидером поиски выхода из сирийского кризиса. Во-вторых, речь идёт о признании Вашингтоном ведущей роли Москвы в регионе. В-третьих, не стоит забывать о масштабе влияния Путина на европейском континенте и поддержке ультраправых. Даже крупнейший инцидент, продемонстрировавший миру мощь Путина, а именно его вмешательство в президентские выборы в США, был вызван опасениями касательно прихода Хиллари Клинтон в Белый дом и возможными негативными последствиями в этой связи для вторжения в Сирию.

Но даже став ведущим международным игроком, Путин не смог сотворить чудо в этой стране: спустя четыре года применения тактики выжженной земли он все еще не способен установить контроль над сирийской территорией.

События продолжают развиваться, и ситуация может измениться в любой момент и в самых разных направлениях, хотя вероятность и не столь высока. Разумеется, Путин не столкнулся с реальной угрозой в Сирии, которая бы препятствовала достижению успехов. Его так называемые победы в этой стране стали возможны исключительно в условиях асимметричной войны, которую он вел против организаций, не обладающих вооружением для противостояния российской авиации. В практическом плане Путин действовал скорее в пустом пространстве, нежели в опасных условиях — ему могла помешать разве что плохая погода.

Кроме того, международные игроки (якобы противники Москвы) сами немало поспособствовали тому, чтобы в Сирии засияла звезда Путина. Европа отошла настолько далеко, что министр иностранных дел Асада осмелился исключить ее из карты влияния. Что касается Америки, то вполне вероятно, что она уступила сирийскую арену России из-за стремления бывшего президента США Обамы избавиться от давления тех, кто требовал его вмешательства. Поэтому, Обама, заявивший, что Сирия станет вторым Афганистаном для Москвы, никак не препятствовал Путину, более того, он запретил арабским союзникам сирийской революции покупать оружие для борьбы с российской авиацией!

Начав свою экспансию, Путин действовал, уязвленный презрительным отношением со стороны Запада, и это было одним из наиболее важных стимулов для усиления его влияния.

Россия, по мнению Обамы, была региональной державой, что вынудило российского лидера найти возможность одержать победу и доказать, что подобная американская оценка несправедлива, и мир должен изменить своё мнение о российской мощи.

Но почему Сирия? Если вернуться к самому началу внешнего вмешательства в дела этой страны, можно заметить, что большинство региональных игроков обессилели в течение короткого периода времени. Глобальные силы никогда не были обеспокоены происходящим на сирийской арене и не были готовы выделить значительные ресурсы для изменения хода событий или свержения Асада.

Путин тщательно следил за развитием сирийского конфликта и легко сделал надлежащие выводы. Кризис длился четыре года, и этого периода было достаточно, чтобы разглядеть тенденции в регионе и понять позицию международных сил. Несмотря на это, Путин не объявил о своем вмешательстве в Сирию, как это делают в подобных случаях крупные державы. Его самолеты проникли в страну ночью, словно воры.

После этого вектор управления сирийской ситуацией изменился. Американские администрации протянули Сирию России на блюдечке с голубой каёмочкой, решив отдохнуть от борьбы с «Исламским государством» (организация запрещена в РФ — прим. ред.), которое сами ликвидировали в Сирии и Ираке, но передали звание победителя Путину, не имеющему к этому никакого отношения. В то время он был занят противостоянием «Белым каскам», разрушением больниц и убийством детей, вынуждая миллионы сирийцев бежать из страны.

В конце концов, администрация Трампа отдала президенту России территорию на восточном берегу Евфрата, о чем Путин не смел даже мечтать, поскольку американцы убили сотни российских наемников при попытке последних пересечь реку. Таким образом, президент России поверил, что сирийская судьба в его руках, и реальное положение вещей его не беспокоило. Казалось, он удовлетворен квотами, на которые сирийскую территорию поделили между Россией, Соединенными Штатами, Ираном и Турцией. В свою очередь это полностью соответствовало формуле израильской безопасности, согласно которой любые удары по сирийской территории должны учитывать риски Тель-Авива.

Но что же делает Путин с такими подарками от ведущих игроков, включая Америку и другие страны, которые то ли сомневаясь в своих силах, то ли будучи излишне самоуверенными, совершают ошибки одну за одной. Приведем в качестве примера призыв Германии создать буферную зону в восточной Сирии в коалиции с европейскими силами. ЕС почувствовал, что совершил стратегическую ошибку, и ее нужно быстро исправить. Немецкий министр обороны Аннегрет Крамп-Карренбауэр раскритиковала политику Германии и других стран по сирийскому вопросу, назвав их «зрителями за забором». Но какая польза от этого пробуждения, если российское присутствие на восточном берегу Евфрата уже стало реальностью?

Возможно, одной из причин феномена Путина является упадок американского влияния. В любом случае Россия не так сильна, чтобы стать эффективным международным игроком. Звездой Путина сделали политические ошибки других и отсутствие реальных лидеров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.