Многие исламские страны сегодня инвестируют в строительство мечетей и других мест отправления культа за рубежом — на всех пяти континентах мира. Их цель — укрепить влияние на международной арене, используя мечети как инструмент мягкой силы, искусством которой эти страны стремятся овладеть.

Издание NoonPost решило посвятить настоящую публикацию этому новому виду дипломатии — дипломатии мечетей, ставшей столь популярной в исламских странах за последнее время.

Турция и ностальгия по Османской империи

До прихода к власти Партии справедливости и развития, возглавляемой Эрдоганом, турецкие власти не интересовались строительством мечетей внутри страны, не говоря уже о попытках сделать это за пределами государственных границ. Тем не менее, исламская партия переставила акценты, и процесс начался.

Будучи наследником Османской империи, турецкое государство начало оказывать поддержку объединениям гражданского общества, занимающимся религиозными вопросами, через строительство и восстановление мечетей во многих странах, начиная от Латинской Америки и заканчивая Азией и Африкой. На данном направлении Анкара использует специальный фонд, созданный при Управлении по делам религии (Диянет), а также Турецкое агентство по сотрудничеству и координации, которое отвечает за восстановление объектов османского наследия во всем мире, включая десятки памятников на Балканах.

В сентябре 2018 года Эрдоган открыл крупнейшую в Европе мечеть в немецком городе Кельн, где проживает самая многочисленная турецкая община. Строительство огромной мечети, финансируемое Турецко-исламским союзом по делам религии, связанным с правящим режимом, было завершено в 2017 году.

В том же месяце Эрдоган открыл мечеть Имама Сарахси в столице Кыргызстана Бишкеке. Сегодня это крупнейшая мечеть в Кыргызстане и во всей Центральной Азии. Здание напоминает мечеть Коджа Тепе, расположенную в Анкаре, и было построено на 3,5 гектарах земли с закрытой площадью 7500 квадратных метров. Мечеть может вместить 30 тысяч верующих.

Самая крупная мечеть в османском стиле в Восточной Африке была открыта в столице Джибути в феврале этого года после завершения работ, начатых в 2017 году. Здание выполнено в стиле классической османской архитектуры и построено на площади 10 тысяч квадратных метров с видом на берег океана. Расположено оно рядом с президентским дворцом.

В белорусской столице Турция построила мечеть общей площадью около 2800 квадратных метров на месте той, чтобы была снесена в годы советской власти. Возведение здания и введение в эксплуатацию обошлись в 7 миллионов долларов.

На Филиппинах Турция, представленная Управлением по делам религии, потратила на содержание и ремонт мечетей около 1 миллиона долларов. Среди них три мечети на востоке страны, Исламский центр и мечеть в Таклобане площадью 400 квадратных метров, которая вмещает 350 человек.

В 2016 году Эрдоган открыл мечеть и культурный центр в Мэриленде, где проживает крупнейшее мусульманское сообщество в Западном полушарии.

В 2015 году была открыта мечеть в Тиране, столице Албании. Кроме того, турки отреставрировали несколько османских мечетей в разных районах страны. Строительство мест для поклонения мусульман также запланировано на Кубе, в Румынии и Венесуэле.

Как утверждают турецкие власти, цель строительства мечетей на Востоке и Западе — распространение суннитского ислама и противодействие экстремистским движениям. Однако, по мнению экспертов, настоящей задачей является увеличение турецкого влияния на мусульманские общины этих стран, его расширение за пределы ближайшего географического окружения, и укрепление союзнических отношений за счет возрождения духа Османской империи.

Благодаря этой дипломатии президент Реджеп Тайип Эрдоган смог увеличить влияние среди турецкой диаспоры по всей Европе, где в мечетях читаются такие же пятничные проповеди и преподают такие же уроки, что и в самой Турции.

Вахабизм на службе королей Саудовской Аравии

Турция — не единственная региональная держава, использующая ислам для усиления своего влияния. Саудовская Аравия продвигает свою версию ваххабитского ислама, финансируя организации и мечети. Она тратит от 2 до 3 миллиардов долларов в год на строительство и содержание мечетей в Европе и других регионах.

От Косово до столицы Индонезии Джакарты, от Соединенного Королевства до Соединенных Штатов Америки саудовские школы и университеты продвигают ваххабитское учение и ведут интенсивную кампанию по подготовке имамов и проповедников, обучению их арабскому языку и основам вероучения. Они бесплатно предоставляют им необходимую литературу, которая печатается в королевстве в рамках крупнейшей образовательной кампании династии Аль Сауд.

Саудовская Аравия построила несколько мечетей в Африке, в том числе мечеть имени Ахмеда Секу Туре, открытую в 1982 году, которую финансировал король Фахд. Это четвёртая по величине мечеть в Африке и крупнейшая на территории, расположенной к югу от Сахары.

Подобная финансовая и культурная поддержка началась в 1980-х годах, когда салафиты перестали быть маргиналами, проживающими исключительно в бедных африканских деревнях, и их взгляды стали популярным учением в мусульманском обществе. В тот период такая практика не имела никакого вреда, поскольку несла минимальное образование и культуру в деревни, где все это отсутствовало.

Кроме того, с 1970-х годов многие европейские страны снисходительно относились к проектам Эр-Рияда по строительству мечетей на континенте, направленным на распространение идеологии ваххабитов. Позже европейцам и остальному миру пришлось заплатить за это большую цену.

Однако вскоре европейская снисходительность стала сходить на нет, и Саудовская Аравия начала постепенно отказываться от политики строительства и управления мечетями в Европе. Недавно она передала управление самой большой мечетью Бельгии, которую контролировала с 1969 года, что давало возможность имамам, поддерживаемым Эр-Риядом, общаться с местной мусульманской общиной.

Такое решение было принято на основании обвинений в том, что имамы мечети пропагандируют религиозную ненависть и экстремизм. Бельгийские власти выразили желание избавить от «шейхов из Эр-Рияда» мечеть, расположенную недалеко от штаб-квартиры Европейского союза в Брюсселе. Сегодня при Мухаммеде ибн Салмане Саудовская Аравия стремится прекратить поддержку мечетей и религиозных школ за рубежом, которые обвиняются в распространении радикальных идей.

Политические круги и службы безопасности в Европе обвиняют саудовские власти в распространении джихадистской идеологии через финансирование радикальных движений в различных регионах. Часть этих денег вкладывается в вербовку молодых мусульман из европейских и других стран в ряды «Исламского государства» (запрещена в РФ — прим. ред.).

Как и в Африке, в Европе Саудовская Аравия первой стала поддерживать азиатские исламские центры, опередив на этом поприще турков и катарцев. Тем самым, пропагандируя ваххабизм в Азии, она обошла умеренных исламистов и суфиев.

Объединенные Арабские Эмираты присоединяются к гонке

В конце 2010 года в голландском городе Роттердам открылась крупнейшая мечеть в Западной Европе. Это здание с двумя минаретами длиной 50 метров может вместить 3000 человек одновременно. Строительство мечети, стоимость которого ещё неизвестна, финансировалось Фондом Аль-Мактума. Его учредил министр финансов ОАЭ шейх Хамдан ибн Рашид Аль Мактум.

Четыре года спустя ОАЭ завершили строительство второй по величине (после мечети Аль-Акса) мечети в Палестине. Она была названа в честь президента ОАЭ шейха Халифы бен Заида Аль Нахайяна и находится в районе Аль-Азария в восточной части Иерусалима.

Это не только религиозный, но и политический вопрос: правители ОАЭ стремятся оказывать влияние во многих регионах мира и продвигать имидж государства, которое за короткое время сумело закрепиться во многих странах благодаря огромным денежным средствам.

Катар: конкуренция продолжается

В 2016 году по заявлению итальянских властей, строительством, обслуживанием и финансированием мечетей в стране, в основном занималось государство Катар. За один только год оно выделило 25 миллионов евро на строительство 43 мечетей, в основном на острове Сицилия, а также на севере страны в городах Пьяченца, Саронно и Брешиа.

Катар также разработал проекты по восстановлению и реконструкции 14 исламских центров в Италии и учредил ещё ряд крупных исламских учреждений стоимостью в десятки миллионов долларов. В новостных сообщениях также говорилось, что испанские власти разрешили Катару построить в стране к 2020 году 150 мечетей в обмен на финансирование содержания и реконструкции соборной мечети Кордовы.

В период с 2011 по 2014 год Катар через неправительственную организацию Qatar Foundation вложил более 4 миллионов франков в пять проектов по строительству исламских организаций в швейцарских кантонах Во, Берн и Невшатель и Тичино.

Катарские благотворительные организации строят мечети в Мали, Танзании, на Филиппинах, в Индии, Палестине и многих других странах в самых разных уголках мира, что служит интересам страны.

Благодаря гибкой религиозной дипломатии и другим методам, эта маленькая с точки зрения площади и численности населения страна за последнее десятилетие превратилась из субъекта, стремящегося утвердиться на международной арене, в активного участника международного регулирования на региональном и международном уровнях.

Иран и экспорт принципа «вилаят аль- факих»*

Тегеран также является активным игроком в этой сфере, использующим религию и общее историческое прошлое в качестве стратегии углубления его влияния на Ближнем Востоке и в Африке. Иранские власти стремятся экспортировать революцию, продвигать систему «вилаят аль-факих», а также поддерживать свои экономические и политические интересы в этих обществах и странах, используя мечети в качестве пространства для объединения людей вокруг иранской повестки дня. Примером тому служат Ирак, Сирия, Ливан, Бахрейн и Йемен.

К примеру, в Африке раньше не было шиитов, а сегодня там проживает более миллиона человек, исповедующих шиизм, и это вероучение обретает все большую популярность. Развитию тенденции способствовали ливанские беженцы в начале 80-х годов, когда участились шиитские призывы. Такие организации, как «Аль-Кяусар», начали строить мечети и организовывать шиитские религиозные церемонии, такие как празднование Дня Аль-Кудс, Ашуры и других дат.

Суфизм на службе Марокко

Марокко управляет сотнями небольших и крупных мечетей в Европе и Африке, усиливая своё влияние на мусульманские общины в этих регионах в соответствии со своей повесткой дня.

Эта религиозная дипломатия получила большее распространение в африканских странах, где король Мухаммед VI как «повелитель правоверных» стремится поддерживать ее через строительство мечетей и завий. Она имеет долгую историю. Так, с 1980-х годов, после выхода из Африканского союза, Марокко начало использовать религию для защиты своих интересов. В 1985 году власти учредили Ассоциацию ученых Магриба и Сенегала, надеясь наладить взаимодействие и с другими странами.

В Марокко популярно суфийское движение. Оно представляет собой часть механизмов, с помощью которых королевство сохраняет религиозную идентичность. Власти использовали суфизм как рычаг религиозной дипломатии из-за его тесной связи с группой африканских стран, где популярно это учение.

Как подчеркивают эксперты, инвестиции Марокко в религиозную дипломатию в Африке были результатом исторических императивов, связывающих королевство с некоторыми африканскими странами. К этому следует добавить проблемы безопасности на континенте, в частности терроризм, растущие конфликты в африканских странах, таких как Нигерия и Центральноафриканская Республика, и распространение вооруженных группировок в регионе.

Подъем суфизма в Марокко последовал за террористическими актами в Касабланке 16 мая 2003 года. Эти события привели к значительному подъему религиозного мистицизма, что следует плану религиозной перестройки, в которой суннитский мистицизм стал одной из ключевых особенностей обеспечения духовной безопасности королевства.

Популярность суфизма в Марокко способствовала его распространению в других африканских странах, и появление тарикатов и завий в странах континента сформировало лобби, защищающее интересы Марокко по ключевым политическим вопросам, особенно по проблеме Западной Сахары. Всякий раз, когда позиция некоторых африканских стран по этому вопросу меняется в пользу Алжира или Фронта Полисарио суфийские джамааты настаивают на том, чтобы их правительства пересмотрели свою политику и поддержали Марокко.

* «Вилаят аль-факих» (араб. ولاية الفقيه‎, дословно — «государство просвещённых») — политико-правовая доктрина шиитов-двунадесятников, подразумевающая, что в эпоху Большого сокрытия двенадцатого имама Мухаммада аль-Махди руководство шиитами переходит к компетентным шиитским факихам и муджтахидам, передающим изречения (хадисы) пророка Мухаммада и имамов Ахл аль-Бейт. В настоящее время представляет собой политический строй нескольких исламских республик, в том числе Ирана.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.