В течение нескольких месяцев президент России Владимир Путин, будучи человеком, который никогда не увиливал от столкновений, пытался решить, как ему вести себя в отношении борьбы Вашингтона с китайским технологическим гигантом «Хуавэй» (Huawei). В июне Путин встретился с лидером Китая Си Цзиньпином на Петербургском международном экономическом форуме, и одним из главных пунктов программы их встречи были технологии. Путин воспользовался моментом, чтобы обвинить США в попытке «бесцеремонно вытолкнуть „Хуавэй“ с глобального рынка», добавив, что «в некоторых кругах это называют первой технологической войной наступающей цифровой эпохи».

Теперь давайте перенесемся на шесть месяцев вперед. Ноябрь начался с того, что Путин позаимствовал мрачную страницу из китайского учебника по технологиям. Запуск Рунета — в соответствии с российским законом о суверенном интернете — фактически создает некий аварийный блокиратор, который позволит отключить российский интернет от мировой сети. Это решение российских властей было представлено как средство защиты от кибератак со стороны США, однако настоящие враги находятся гораздо ближе. Вероятнее всего, эти технологии станут инструментом цензуры, слежки и наблюдения.

Многие опасаются, что российские власти намереваются сымитировать китайский «Золотой щит», создав «железный кибер-занавес». Цифровая сфера повторяет реальный мир. Представитель организации Human Rights Watch предупредил, что Москва сможет «непосредственным образом подвергать цензуре тот или иной контент или даже превратить российский интернет в закрытую систему, что в свою очередь поставит под угрозу свободу слова и свободу распространения информации в сети в России». Требование, чтобы провайдеры интернет-услуг и телекоммуникационные компании устанавливали только одобренное государством оборудование — это очевидная лазейка, которая позже позволит вести наблюдение. Это оборудование, которое якобы устанавливается для обеспечения защиты и возможности отключения, может выполнять и другие функции.

На Петербургском международном экономическом форуме в июне окружение Путина и Си обсудило так называемый «сплинтернет», технологический клин, вбиваемый между Востоком и Западом, — и на кону оказалось целое поколение глобальных стандартов для устройств, сетей и приложений. Совсем неудивительно, что главный китайский технологический чемпион сыграл в этих переговорах совсем не последнюю роль. После той встречи компания «Хуавэй» обеспечила себе долю на рынке 5G в России. Как сообщила пресса, в ходе тех переговоров был затронут вопрос о том, что компания «Хуавэй» могла бы использовать российскую операционную систему «Аврора» в качестве альтернативы «Андроид», хотя с тех пор разговоры об этом поутихли, как и энтузиазм по поводу возможного совместного производства.

В конце октября я писал, что смартфоны «Хуавэй» получили «невероятную» долю на китайском рынке — 42% — увеличив объемы продаж на 66%. Как пишет издание Nikkei Asian Review, ссылаясь на исследование, проведенное совместно «М-Видео» и «Эльдорадо», рост продаж смартфонов «Хуавэй» в России почти такой же стремительный, и сейчас их доля на рынке составляет 37%. Хотя данные по объемам поставок в Россию несколько различаются, ясно одно: доля продукции «Хуавэй» на российском рынке растет. По данным Counterpoint, в последнем квартале 2017 года у этого китайского гиганта было только 13% российского рынка. Спустя год его доля на рынке удвоилась.

Как и в Китае «Хуавэй» набирает вес на российском рынке, продвигая свои недорогие устройства — в данном случае речь идет о бренде Honor. И это не единственная инвестиция компании. Компания «Хуавэй» проводит подготовку российских специалистов в рамках процесса создания своей инфраструктуры 5G. «Хуавэй» вкладывает собственные средства, чтобы обучать российских граждан тому, как использовать современные технологии, и предоставить им возможность принять участие в разработке продуктов в глобальном масштабе», — сказал один эксперт из Москвы. Компания планирует повысить квалификацию 10 тысяч российских специалистов в течение 5 лет.

Но как насчет опасений по поводу предполагаемых связей «Хуавэй» с официальным Пекином? По словам этого эксперта, «среди российских специалистов в области технологий ходит шутка: если ты пользуешься „Эппл“, тебя слушает Вашингтон. Если ты пользуешься „Хуавэй“, тебя слушает Пекин. Что лучше?» Ранее в этом году я задал этот вопрос руководителю Департамента информационных технологий города Москвы Эдуарду Лысенко. «В Российской Федерации есть жесткие правила техники безопасности, которые мы всегда соблюдаем», — ответил он. Как я писал ранее, Россия и Вашингтон придерживаются разных взглядов на ту угрозу национальной безопасности, которую представляет «Хуавэй» из-за ее предположительных связей с Пекином.

Если не вдаваться в детали, вряд ли вас удивит, что компания «Хуавэй» извлекла пользу из улучшения российско-китайских отношений. В этом вопросе есть и прагматический аспект: аналога «Хуавэй» у России нет, однако эта страна обладает мощной производственной базой, к которой китайцы могут получить доступ. Кроме того, в России есть сильный внутренний рынок, и она обладает большой сферой влияния. С точки зрения безопасности, однако, здесь присутствуют и другие соображения. Укрепляя научно-исследовательские связи с российскими институтами, «Хуавэй» получает еще один рынок, что помогает нивелировать ущерб от включения этого технологического гиганта в черный список в других странах.

В конечном счете в данном случае значение имеют два аспекта — политический и технический. Те позиции, которые компания «Хуавэй» выстраивает для себя в России, можно рассматривать как иллюстрацию связей между Россией и Китаем, связей, которые включают в себя элементы сотрудничества в области обороны и безопасности. Это приводит нас к техническому аспекту. С точки зрения кибербезопасности, если Россия и Китай будут вести сотрудничество, не привлекая технологического гиганта, обеспечившего себе присутствие в 170 странах, это обернется негативным последствиями, что вполне очевидно. Давайте также вспомним, что Россия достигла больших успехов в смысле наступательного кибер-потенциала, но, когда речь заходит о массовой слежке за населением, ничто не может сравниться с той машиной, которую выстроил Китай.

В отношениях между Москвой и Пекином были периоды взлетов и падений. В июне Путин и Си подписали общую декларацию, в которой подтвердили, что «российско-китайские отношения вступили в новую эпоху, и перед ними открываются новые возможности для перспективного развития». Как сообщили китайские СМИ, «задача такой новой разновидности партнерства заключается в том, чтобы обе стороны оказывали друг другу больше поддержки, следуя по собственным путям развития, уважали ключевые интересы друг друга и защищали суверенитет и территориальную целостность».

С технологической точки зрения существует риск того, что текущее влияние США на мировые стандарты начнет уменьшаться в случае появления некой более независимой экосистемы. Подумайте о деловых альянсах, которые раскрывают новые горизонты перед такими китайскими гигантами, как Tencent и Alibaba, а не только «Хуавэй». Подумайте о спорах вокруг сплинтернета и технологической холодной войны. Подумайте о сотрудничестве в работе над элементами оборонных технологий и искусственного интеллекта.

Если битва «Хуавэй» с Вашингтоном действительно стала «первой технологической войной наступающей цифровой эпохи», то будьте уверены, что Путин сделает все возможное, чтобы использовать политические последствия этих событий и подстроить все так, чтобы это пошло на пользу политическим целям России. Между тем компания «Хуавэй» будет радоваться росту продаж, сотрудничеству в научно-производственной области и дополнительной политической поддержке. Все это заставит призадуматься тех людей в США, которые занимаются оценкой долгосрочных последствий подобного развития событий.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.