Убийство российского перебежчика и ярого критика Путина Александра Литвиненко стало для многих на Западе «радиоактивным» сигналом — предупреждением о природе российского режима. Восемь лет спустя аннексия Крыма и последующее вторжение в восточную Украину в 2014 году также вызвали обоснованное осуждение во всем мире. Можно с уверенностью сказать, что из-за этих событий — и постоянно звучащих заявлений о вмешательстве России в западные демократии — для русских, живущих в этой стране, настало интересное время.

Но хотя эта тема является благодатным источником материала для комика, степень истерии по поводу вмешательства России во все сферы нашей повседневной жизни уже выходит за рамки сатиры.

Нам говорят, что Брексит — это дело рук русских. Как я уже говорил раньше, если бы за Брекситом стояли мы, русские, Брексит уже состоялся бы. Мы бы уже вышли из ЕС и прихватили бы с собой кусок Франции.

Я вспоминаю, как в одном комедийном клубе один американец выговаривал мне за то, что «русские не понимают демократии». «Мы ведь добились избрания Трампа, разве нет?», — ответил я. Однако то, что в докладе Мюллера, как оказалось, ничего такого сказано не было, судя по всему, не особенно повлияло на общественное сознание.

И хотя шутки о вмешательстве России по-прежнему заставляют людей смеяться, я чувствую, что смешного в них становится все меньше и меньше.

Возьмем, к примеру, то, как недавно Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) изображала из себя Джозефа Маккарти (Joseph McCarthy), когда в своем выступлении заявила, что кандидат в президенты от Демократической партии и ветеран войны Тулси Габбард (Tulsi Gabbard) является «предпочтительным кандидатом русских». Никаких доказательств, подтверждающих это обвинение, Клинтон не представила. Я почти не сомневаюсь, что российский режим действительно пытается влиять на выборы в западных странах — точно так же, как на протяжении десятилетий то же самое пытались делать в странах всего мира правительства США и Великобритании. Но то, что высокопоставленные политики могут просто так бросаться клеветническими заявлениями, не предъявляя никаких доказательств, означает, что мы сейчас дошли до той точки, когда зацикленность на российских шпионах достигает уровня времен холодной войны.

Примером может служить недавно опубликованный твит члена парламента лейбориста Дэвида Лэмми (David Lammy), в котором тот задает вопрос: «А может Доминик Каммингс (Dominic Cummings) — российский шпион? Который скрывается у всех на виду». В своем твите Лэмми сослался на статью, в которой говорилось, что к главному советнику премьер-министра появились вопросы, касающиеся того времени, которое он провел в России в 1990-е годы. И опять никаких доказательств того, в связи с чем возник этот вопрос, предъявлено не было. Но Каммингс, наверное, должен еще сказать спасибо за то, что Лэмми отнесся к нему получше, чем к представителям крыла консервативной партии, состоящего из членов Европейской исследовательской группы (ERG), которые, по мнению Лэмми, хуже нацистов.

Эти беспочвенные попытки очернить репутацию политических оппонентов представляют собой заключительную стадию того, что психологи называют «когнитивным диссонансом». Когнитивный диссонанс, представляющий собой, согласно определению, состояние психического дискомфорта, который мы испытываем, когда сталкиваемся с фактами, противоречащим нашим ранее существовавшим представлениям и убеждениям, означает, что Хиллари Клинтон и другие противники Трампа (а также несколько противников Брексита здесь, в Великобритании) просто не желают смотреть правде в глаза и признавать реалии, в которых они потерпели поражение в 2016 году.

Вместо того чтобы решать проблемы, которые привели к ее поражению, таким как апатия избирателей к династии Клинтонов или отсутствие роста зарплат, Хиллари предпочла искать другие причины, чтобы объяснить, что пошло не так.

То же самое и с Брекситом. Вместо того чтобы попытаться разобраться в проблемах британских избирателей, которые поддержали выход из ЕС, чтобы выразить свое разочарование тем, что на протяжении нескольких десятилетий на них не обращали внимания, и не занимались такими проблемами, как иммиграция и национальный суверенитет, противники Брексита, которых меньшинство, снова переключили разговор на тему России.

Последний скандал вызвал доклад парламентского комитета по разведке и безопасности, расследующего вмешательство России в референдум 2016 года о членстве в ЕС. Теневой министр иностранных дел Эмили Торнберри (Emily Thornberry) заявила, что задержка публикации доклада «явно политически мотивирована». По ее словам, некоторые на Даунинг-стрит поняли, что после публикации доклада возникнут вопросы «о связях Россией с Брекситом и с нынешним руководством партии Тори, что грозит срывом их избирательной кампании».

Торнберри, может, и права, но как человек, который голосовал за то, чтобы остаться в ЕС, и не был поклонником Трампа, я считаю эту политику, основанную на попытках свалить вину на других, неразумной и контрпродуктивной.

Обвиняя Трампа в сговоре с русскими, демократы не победят. Не победят и противники выхода из ЕС, если будут представлять Брексит как результат вмешательства Путина.

Западным политикам нужно помнить, что демократия означает заботу о простых людях. Никакое иностранное вмешательство никогда не сможет так повлиять на выбор людей на избирательных участках, как чувство, что их избранные представители их игнорируют и относятся к ним с пренебрежением.

Константин Кисин — российско-британский комик.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.