В Ираке вот уже второй месяц продолжаются самые массовые за последние годы протесты молодежи и студентов. Армия и военизированные шиитские отряды жестоко подавляют выступления, жертвами расстрелов уже стали сотни молодых людей, многие тысячи ранены. По мнению большинства наблюдателей, речь идет об агонии режима, навязанного американцами после оккупации Ирака в 2003 году.

Волнения начались 1 октября: демонстранты вышли с требованием смены прогнившего режима, в котором доминируют шиитские политические партии, а также роспуска военизированных формирований, которые поддерживает Иран. В Багдаде центром протестов стал четырехмиллионный район Садр-сити, полностью запущенный и обнищавший, где 90% жителей не имеет работы. В то же время коррупция и обогащение шиитской политической верхушки достигли астрономических размеров.

Два года спустя после окончания войны с ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) население Ирака, как шииты, так и сунниты, отвернулось от правящего шиитского руководства и проиранских военизированных отрядов. Смены режима требуют в первую очередь студенты и школьники, которые участвуют в акциях протеста, несмотря на кровавые репрессии и комендантский час. Их поддерживают преподаватели и часть духовенства. Ирак — молодая страна (молодежь составляет 60% населения), и это является важной предпосылкой революции. Режим отвечает жестокими репрессиями, армии и полиции был отдан приказ подавлять выступления силой, в том числе с применением огнестрельного оружия. Демонстрации проходят в Багдаде, а также крупных городах юга, в том числе Басре и Кербеле.

Студенческие лидеры утверждают, что после свержения режима Саддама Хусейна в 2003 году развал государства, созданного американцами, носит необратимый характер. Студенты требуют новой конституции, наказания коррупционеров, возврата выведенных ими из страны денег, которые многократно превышают ВВП, роспуска парламента и досрочных выборов под наблюдением ООН. И, самое главное, прекращения вмешательства Ирана во внутренние дела Ирака.

Почувствовав, что «пахнет жареным», парламент отменил все финансовые бонусы для руководства страны, а фракция популярного шиитского лидера Муктады ас-Садра заявила о переходе на сторону протестующих. Действующий премьер-министр Адиль Абдул-Махди обнародовал ряд социально-экономических мер для снижения уровня напряженности, одновременно армия признала «чрезмерное» применение силы. Однако пока эти меры не смогли нейтрализовать ситуацию, которая уже давно вышла из-под контроля. Манифестанты требует отмщения за «кровь мучеников» и заявляют, что готовы «идти до конца».

По ряду признаков молодежные выступления в Ираке напоминают аналогичные события «арабской весны» в Тунисе, Египте и Йемене, а также недавние протесты в Судане и Ливане. Однако есть и принципиальные отличия. Ирак — не «нормальная», а разделенная страна. В результате американской оккупации было уничтожено государство, в котором системообразующую роль играли иракские сунниты. Весь госаппарат и армия подверглись чистке по конфессиональному признаку, что стало одной из причин возникновения ИГИЛ в так называемом «суннитском треугольнике» с центром в городе Фаллуджа.

Что касается шиитского юга, то со временем он почти полностью перешел под контроль Ирана. В свою очередь курды на севере страны объявили автономию и фактически не подчиняются Багдаду. Таким образом, искусственно слепленное британской колониальной администрацией после распада Османской империи государство снова оказалось глубоко разделенным по этническому и религиозному принципу. Лишь жесткая рука Саддама Хусейна держала эту страну под контролем и противостояла шиитскому Ирану. Соединенные Штаты допустили грубейшую геополитическую ошибку, разрушив этот стратегический барьер на пути иранской экспансии в регионе.

Немецкоязычные СМИ напоминают следующие вехи иракской трагедии:

— В ходе оккупации Ирака американскими войсками погибло свыше миллиона жителей страны, город Фаллуджа был полностью разрушен, а в результате применения химического оружия там имели место массовые выкидыши у женщин.

— Навязанный американцами режим устанавливал власть на местах с помощью «эскадронов смерти»: бывшие функционеры партии БААС и офицеры саддамовской армии были вынуждены перейти на сторону ИГИЛ. Разбив аппарат правящей партии БААС, американцы сделали ставку на продажных и некомпетентных шиитских политиков, в том числе эмигрантов из Европы и Ирана, которые вообще не имели корней в стране.

— С 2009 по 2011 годы США значительно сократили свой контингент в Ираке, что совпало во времени со стремительным усилением ИГИЛ, которое после взятия Мосула в 2014 году получило громадные суммы денег, а также арсеналы оружия, в том числе танки.

— В ходе войны с ИГИЛ были разрушены тысячи населенных пунктов, сотни тысяч иракцев стали внутренними (и внешними) беженцами. Страна до сих пор зависит от ООН в области поставок продовольствия, многие регионы голодают.

— Иракский Курдистан с его нефтяными ресурсами фактически отделился от остального Ирака и превратился в протекторат США. Нефтяные деньги делят курды и американцы, Багдад не получает ничего.

— США выкачивают нефтяные ресурсы южного Ирака и разжигают внутренние конфликты, чтобы ослабить правительство, находящееся под сильным влиянием Ирана.

Первоначальным детонатором нынешних протестов стало нарушение водо- и электроснабжения во многих районах Ирака, а также увольнение популярного в народе героя войны с ИГИЛ генерала Абдул-Вахаба Саади — под очевидным нажимом Ирана. Однако главной причиной недовольства стали массовая безработица и повсеместная коррупция. Хотя Ирак является вторым по значению производителем нефти в ОПЕК, масса населения живет в нищете, молодежь не имеет работы. Уровень коррупции в Ираке — самый высокий на Ближнем Востоке. Международная организация «Транспэренси интернэшнл» (Transparency International) поставила Ирак в мировом индексе коррупции на 161-е место из 168.

Нынешние события — не первый взрыв протеста, страна находится в состоянии непрерывного политического и этноконфессионального кризиса с самого начала американской оккупации в 2003 году. Однако сейчас ощущается приближение «точки невозврата», за которой возможно окончательное крушение государственности Ирака. Отметим, что речь идет о южном Ираке, находящимся под контролем Багдада, поскольку северный Курдистан практически стал независимым. Кроме того, в Ираке нарастает недовольство действиями Ирана, который вооружил и организовал мощные военизированные формирования, мало чем уступающие иракской армии. Практически поставлен под контроль Ирана юг страны, где находятся шиитские города-святыни Кербела и Неджеф (Эн-Наджаф).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.