В районе Ржепорые на окраине Праги, по-видимому, появится первый памятник власовцам на территории бывшей Чехословакии. Поставить его хочет староста Павел Новотный, который, по его собственным словам, с удовольствием понаблюдает, как тем самым разъярит коммунистов.

Идею таким образом отдать дань памяти власовцам Новотному подсказал его коллега по партии — историк Павел Жачек. Русский генерал Андрей Власов и его правая рука Сергей Буняченко останавливались в Ржепорые в ночь с шестого на седьмое мая 1945 года и обсуждали там операцию по освобождению Праги. Их силы, которые прежде сотрудничали с нацистской Германией, стремясь освободить Россию от Сталина, на три дня опередили Красную армию в Праге и помогли местным повстанцам.

Хорошо продуманный удар по кремлевской пропаганде

Неоднозначные власовцы вызывают эмоции прежде всего у коммунистов и путинской пятой колонны в Чехии, поскольку опровергают их пропагандистский тезис об освобождении Праги Красной армией. Павел Новотны, по собственным словам, не подозревал, что его памятник станет первым в своем роде на территории бывшей Чехословакии. «При этом в Ржепорые никто не против. Я был удивлен, но у меня в этом смысле просвещенные коллеги», — похвалился он в интервью «Форум 24» сплоченностью команды.

Памятник планируется установить в течение ближайшего года, и особенно на его установку Новотного мотивирует перспектива полюбоваться вытянутыми лицами коммунистов. «Ко мне наклонился господин Штетина (бывший евродепутат — прим. авт.) и обронил: „Коммунисты будут в бешенстве"», — со смехом заявил Новотный, который также добавил, что отнюдь не планировал устанавливать памятники. «Однако, как мне кажется, некоторые вещи никто другой уже не спасет», — так он объясняет неожиданное рождение идеи.

Недавно по распоряжению Новотного был исправлен текст на мемориальной доске, установленной на памятнике жертвами Холокоста и нацистской режима. Новотному удалось установить точные даты смерти трех из них. В их память, а также в память об их родителях по его распоряжению также вмонтировали в тротуар так называемые камни пропавших.

Новотный отрицает, что к установке памятника власовцам его могли подтолкнуть перипетии администрации района Прага 6, связанные с демонтажем памятника маршалу Коневу времен нормализации. Правда, Новотный признает, что хотел поучаствовать в происходящем. «Я предлагал старосте Праги 6 Коваржу деньги и людей, но он отказался», — рассказал староста Ржепорые, имея в виду рабочих, благодаря которым с улиц его района исчезли уже десять автомобильных остовов. «Там должен стоять Куттельвашер, а не этот…» — вспомнил чехословацкого летчика-аса староста, который уже выделил несколько сотен тысяч крон бюджетных средств на следующий год на мемориальные доски и памятники.

Еще кое-что староста Новотный обнаружил в местном архиве. В стенограмме одного послевоенного заседания под пунктом четыре он прочел, что поселение откладывает запланированную закупку бюста Рузвельта. Идея, от которой пришлось надолго отказаться из-за коммунистов, показалась ему хорошей, и Новотный решил ее воплотить в жизнь. «Отсрочки на 72 года уже было достаточно, и пришло время реализовать намерение», — рассказал он о планах на будущее.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.