Ее называют самой влиятельной женщиной России, хотя сама она ведет себя сдержанно и никак этого не подчеркивает. Но факт остается фактом: 57-летняя Ольга Голодец, мать двоих детей, — самая высокопоставленная женщина в правительстве президента Путина. С 2012 года она занимает пост вице-премьера крупнейшей в мире страны.

Но этим дело не ограничивается. Голодец — одна из немногих, кто посмел перечить Владимиру Путину и не угодил в трудовые лагеря в Сибири. В 2012 году она возражала против запрета на усыновление российских детей в США, ссылаясь на нарушение международных конвенций. В конце концов вышло по-путински, но Голодец осталась при своем мнении.

Сегодня она курирует социальные вопросы, культуру и спорт — и поэтому постоянно в разъездах. На днях она побывала в Санкт-Петербурге, где с ней встретилась корреспондент «Свенска дагбладет». Голодец подчеркивает, что культура может наводить мосты дружбы во времена конфликтов. Культура в самом широком понимании — от концертов и выставок до моды и еды.

«Мы хотим открытых контактов с разными странами мира для развития культурного сотрудничества. Это наш приоритет. Сейчас мы продвигаем несколько новых проектов, которые могут стать как раз такими мостами, — говорит Ольга Голодец. — Шведская культура и шведские традиции нас интересуют, и мы хотим поддерживать со Швецией дружбу».

Она уверяет, что напряженность между США и Россией прошла, и культурное сотрудничество продолжает развиваться.

«Такого рода связи очень важны. Надо искать гуманитарные узы, которые позволяют лучше понять друг друга, несмотря на различия».

От ответа на вопрос о роли России как глобального игрока не только в культурном, но и в политическом и дипломатическом разрезе Голодец решительно уклоняется. Не комментирует она и мнение, что Россия заполняет пустоты, появляющиеся на международной арене после ухода США. Наконец, она не произносит ни слова о падающей популярности Владимира Путина. Вместо этого она пускается в разговор о шведском хоккее с мячом и о крупной российской победе в Венерсборге в январе.

«Я была в Швеции на Чемпионате мира по хоккею с мячом в начале этого года. Это была фантастика. Концовка матча вышла захватывающей. Надеюсь, у вас будет шанс отыграться в следующий раз».

А вот известный российский политолог Екатерина Шульман, наоборот, рассуждая об отношении россиян к политическим и военным рывкам Путина за рубежом — главным образом, в Сирии, но также в Турции, Венесуэле, Китае и Африке — за словом в карман не лезет.

Шульман — доцент Российской академии государственной службы. До недавнего времени она входила в состав совета при президенте по развитию гражданского общества и прав человека — пока в октябре ее по непонятным причинам не попросили его покинуть.

«Россияне считают, что Путин занимается одними лишь зарубежными авантюрами, чтобы вернуть России роль великой державы и тяжеловеса на мировой арене. Он заботится лишь о своем историческом наследии, а не о народе России», — говорит она.

По ее словам, для Путина память о том, что он вернул (точнее, незаконно аннексировал) полуостров Крым и помог выиграть войну в Сирии, важнее спасения россиян от нищеты и борьбы с коррупцией. С решением правительства повысить пенсионный возраст на пять лет народное недовольство усугубилось.

«Простых россиян возмущает, что на военные авантюры денег находится сколько угодно — а на дороги, здравоохранение, образование и пенсии их в обрез, — говорит Шульман. — Путина интересует лишь внешняя политика. А простые россияне даже не знают, кто такой Асад и где находятся Судан и Ливия. Им плевать на Трампа, они плохо себе представляют, что такое импичмент — и просто хотят нормальной жизни и достойной зарплаты».

В подтверждение своих слов она приводит портрет среднестатистического россиянина: это 40-летняя женщина по имени Елена Смирнова, у нее 1,8 детей, она живет в большом городе и ездит на машине российской марки.

«Победы в заокеанских войнах ее не интересуют. Ей нужна работа, чтобы в квартире было тепло, а дети ходили в хорошую школу».

Крепнет и раздражение от постоянно растущих затрат российского правительства в Африке из-за гонки с Китаем. «Люди дико злятся, что миллиарды улетают в черную дыру, ведь СССР поступал в Африке точно так же».

Крепнущий интерес Путина к Китаю тоже задевает.

«Недавняя дружба с Китаем россиян пугает. Азия считается варварской, грязной и дешевой, а китайцы — партнерами ненадежными и жадными. Простые россияне предпочтут интеграцию с Европой».

«Свенска дагбладет»: Каково мнение о Швеции, ведутся ли дебаты о российских подводных лодках в шведских водах?

«Никто ни о каких подводных лодках не говорит. Россияне обожают Швецию, скандинавскую моду и летние домики. Вы популярны. Но есть и мощная пропаганда. Швецию рисуют этакой опасной страной, где детей отбирают у родителей, где 28 разных гендеров, и где люди вольны менять пол по своему усмотрению».

Шульман говорит, что россияне хотели бы активнее участвовать в политической жизни страны — как в Швеции и остальной Европе. Они хотят ходить на митинги без насилия и свободно голосовать за кандидатов, которые представляют их интересы. Она вспоминает август этого года, когда на демонстрациях в одной Москве арестовали около 3 тысяч человек.

Из-за этого разрыва между силовиками и простыми гражданами, считает Шульман, поддержка Владимира Путина и его ближайшего окружения стремительно тает.

«Эйфория и волна патриотизма после Крыма остались в 2014 году. Затем грянул экономический кризис, и началась война в Сирии. Поддержка Путина ослабла».

Россияне больше не благодарны Путину за «чудесный подарок Крым».

«Но он по-прежнему самый популярный политик страны и крепко держит власть в своих руках. Альтернативы ему нет. И о выборах до 2024 года Путину можно не думать».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.