В унылой промышленной зоне на окраине швейцарского города Шпица находится многоэтажное офисное здание из бетона, с одной стороны которого расположена парковка, а с другой — футбольное поле. Скромные ворота с маленькой табличкой — это все, что встречает посетителей. Сзади здания течет река, которую питают ручьи горного массива Блюмлизальп. Этот уголок Швейцарии носит название Бернер Оберланд. Именно здесь Джеймс Бонд встречается со злодеем Блофельдом на вершине горы в уединенном вращающемся доме. Здесь же встретил свою смерть упавший в пропасть Шерлок Холмс.

Это здание принадлежит швейцарскому федеральному управлению гражданской обороны. Оно может показаться весьма скромным и непритязательным, поскольку там работают всего 98 ученых, инженеров, техников и разных подсобных рабочих. Но находящаяся там Лаборатория Шпица известна во всем мире. Это элитное учреждение занимается исследованием глобальных ядерных, химических и биологических угроз, и является одним из немногих научных центров, которые Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) уполномочила проводить анализы и исследования. Надежно устроившись под защитой дипломатического нейтралитета своей страны, Лаборатория Шпица ведет свою работу без лишнего шума, полемики и скандалов.

В ЭПИЦЕНТРЕ НОВОЙ ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ

Но в 2018 году ее спокойствие и благополучие на несколько месяцев были нарушены, так как лаборатория оказалась в эпицентре холодной войны между Россией с одной стороны и Британией и Западом с другой. Эта борьба велась открыто и тайно, виртуально и реально, и иногда градус противостояния повышался до смертельно опасной отметки. Борьба началась после покушения на убийство двойного агента в сонном английском городке и продолжилась с выдворением большого количества российских дипломатов из западных столиц. Она разрасталась, видоизменялась, в ней появилась история о химических атаках в Сирии и скандал с допингом в российском спорте.

Все это время Россия и Британия лицом к лицу вели поединок разведслужб и пиар-баталию, нанося друг другу удары и обнажая разломы и разногласия в своих системах и обществах. Но на этой неделе, когда лидеры НАТО соберутся в Лондоне, чтобы обсудить будущее альянса в день его 70-летия, возникает необходимость усвоить новые уроки. Как мы их усвоим — это будет иметь значительные последствия для соперничества между Россией и Западом, которые нынче опять борются за влияние, уважение, безопасность и геополитическую власть.

НАТО была создана для того, чтобы объединить западный мир против угрозы военной агрессии со стороны Советского Союза. Со временем этот альянс внес немалый вклад в гибель коммунистического блока. Но сегодня блоку НАТО противостоит упорствующая Россия, стремящаяся посредством пропаганды и дезинформации посеять путаницу и разногласия. Она демонстрирует готовность применить традиционную военную силу и свои разведслужбы в целях расширения собственного влияния. И хотя даже западные страны среднего уровня превосходят ее по размерам экономики и объемам ресурсов, Москва, используя сложную систему международного влияния, агрессии, тактических хитростей и откровенного криминала, демонстрирует несоразмерную силу.

НОВЫЕ УГРОЗЫ СО СТОРОНЫ РОССИИ

В то же время, НАТО и ее страны-члены расколоты, их внимание отвлечено на другие вопросы, у них отсутствует последовательная стратегия борьбы с российскими усилиями. Единственную сверхдержаву в составе НАТО — Соединенные Штаты — возглавляет президент, чья приверженность основополагающему принципу коллективной обороны вызывает сомнения. Другие важные члены этого блока поглощены внутриполитическими дрязгами (Британия), сомневаются в стратегических перспективах НАТО (Франция) или не обладают достаточной военной мощью и политической волей, чтобы заполнить существующие бреши (Германия). Новые угрозы со стороны России не раз заставали альянс врасплох. Иногда это случалось по причине его собственных случайных ошибок, но довольно часто это было вызвано тем, что у НАТО отсутствует долгосрочная концепция действий, за исключением деэскалации напряженности. Хотя Россия применяет химическое оружие на улицах члена НАТО (Британии), уже начинается международная оттепель; ее экономика растет, а ее руководству ничего не грозит (по крайней мере, на первый взгляд). Россия успешно расширяет свое влияние на Ближнем Востоке и закрепляется в незаконно захваченном Крыму.

Время, прошедшее с момента покушения на убийство бывшего российского шпиона Сергея Скрипаля (март 2018 года) до серьезных западных контрмер по разоблачению действий Москвы (октябрь 2018 года), позволяет взглянуть не только на эти проблемы, но и на другие, которые только начинают возникать по мере того, как технологические достижения меняют сам характер информационной войны. Чтобы понять, как развивалось это сражение, я побеседовал с несколькими бывшим и действующими государственными служащими, среди которых были ответственные работники из правительства, советники по коммуникациям, сотрудники спецслужб и лондонские политики. Большинство из них согласились на разговор только на условии соблюдения анонимности, так как речь шла о весьма деликатных вопросах секретного свойства, связанных с разведкой. Я также консультировался с экспертами по вопросам безопасности, дипломатии и кибернетики. (Российское посольство в Лондоне отказалось ответить на серию детализированных вопросов, которую я направил в его адрес, а вместо разговора порекомендовало мне прочесть заявление на его вебсайте, в котором Москва полностью отрицает свою причастность к отравлению и утверждает, что это провокация британских секретных служб.)

В отличие от обычного сражения, но, увы, в соответствии с особенностями современного конфликта, в данном случае невозможно четко определить, кто победил, а кто проиграл. В той многомесячной информационной войне, которую Россия вела с Британией, судить об ошибках и успехах было довольно трудно, равно как и оценить их в количественном плане.

Итак, это рассказ о дезинформации и шпионском ремесле. В ходе повествования мы будем неоднократно возвращаться в крошечный швейцарский городок Шпиц.

***

НА СКАМЬЕ С ПЕНОЙ У РТА

Подробности отравления Скрипалей хорошо известны. Вечером 4 марта 2018 года бывший российский шпион, живущий на пенсии в Британии, был найден в тяжелом состоянии вместе с приехавшей к нему из России дочерью на скамейке в парке города Солсбери, что в 150 километрах от Лондона — у обоих рядом со ртом появилась пена.

Спустя восемь дней тогдашний премьер-министр Британии Тереза Мэй официально обвинила Россию в этом нападении. Военная исследовательская лаборатория Портон-Даун, которая, как и Лаборатория Шпица, имеет аккредитацию от ОЗХО, пришла к выводу, что Скрипалей отравили веществом нервно-паралитического действия под названием «Новичок». Химическое оружие, заявила Мэй депутатам парламента, было незаконно ввезено в страну двумя профессиональными убийцами, работающими на российское ведомство военное разведки ГРУ. В ответ на это Британия и 28 ее стран-союзниц выдворили 150 подозреваемых в шпионаже россиян, работавших дипломатами. Россия заявила о своей невиновности и осудила действия Запада. Скрипаль с дочерью в итоге выжили. А вот другая женщина по имени Дон Стерджесс (Dawn Sturgess) умерла, побрызгав на руки жидкостью из найденного флакона, которую она приняла за духи, хотя на самом деле это был «Новичок». Кроме того, был госпитализирован полицейский, занимавшийся расследованием отравления Скрипалей. (Так в тексте — автор не упоминает, что Стерджесс и ее муж нашли погубивший ее тюбик более, чем через три месяца после отъезда двух подозреваемых россиян из Британии, да еще и в совсем другом городе, не в «пострадавшем» за Скрипалей Солсбери — прим. ред.)

КАМПАНИЯ ПО ДИСКРЕДИТАЦИИ

К моменту выступления Мэй в парламенте российская кампания по дискредитации ее заявлений шла уже полным ходом. Как рассказали мне британские источники, уже в первую неделю после покушения на убийство правительство насчитало 11 разных теорий об отравлении Скрипалей, причем все они появились в России. В марте 2019 года Королевский колледж Лондона в своем докладе отметил, что финансируемые российским государством телеканал RT и радиостанция «Спутник» за четыре недели после этого инцидента выдвинули 138 различных и зачастую противоречащих друг другу версий отравления Скрипалей. Там были утверждения о том, что яд предоставил Портон-Даун, что Скрипалей никто на самом деле не отравлял и даже что отравление имело целью отвлечь внимание людей от Брексита. Другие российские СМИ тоже внесли свою лепту, утверждая, что это было британский заговор, американский заговор, украинский заговор или заговор с целью подставить Россию. Мэй заявила депутатам парламента, что ее лично обвинили в изобретении «Новичка».

После отравления Скрипалей такие истории появлялись одна за другой в течение недель и месяцев. И они дошли до широкой и весьма восприимчивой аудитории, став самым популярным контентом того периода в социальных сетях. Данные о них для нас, издания «Атлантик» (The Atlantic), собирала компания по отслеживанию взаимодействия с социальными сетями «Ньюс Вип» (NewsWhip), которая фиксирует, сколько просмотров та или иная новость набрала в социальных сетях типа Фейсбук, Твиттер и Пинтерест, считая «лайки», комментарии и прочие формы реагирования аудитории. В некоторых случаях было предельно ясно, что эти действия тщательно скоординированы, а в некоторых проявился оппортунизм, когда дружественные по отношению к России СМИ набрасывались на явные противоречия в официальных британских заявлениях.

Британские эксперты, следящие за российской пропагандистской войной и организующие меры противодействия ей, рассказывали, что цель у Москвы была довольно простая: наводнить социальные сети ложными историями, мифами и информацией, ставящей под сомнение устоявшиеся позиции Британии и других западных стран. У нее не было задачи представить какое-то конкретное альтернативное объяснение. Москва просто хотела запутать ситуацию и внести сумятицу, чтобы люди начали сомневаться в своем собственном правительстве. Россия эти утверждения отрицает и обвиняет само британское правительство в том, что оно манипулирует СМИ, организуя утечки информации и применяя цензуру.

БРИТАНЦЫ НЕ ВЕРЯТ БРИТАНСКИМ СМИ

Такая российская стратегия хорошо знакома бывшим советским сателлитам из Восточной Европы (а также Соединенным Штатам по президентской кампании 2016 года), о чем рассказали беседовавшие со мной эксперты и чиновники. В начале лета 2018 года появились тревожные признаки того, что эта стратегия имеет определенный успех. Проведенные после отравления государственными органами опросы показали, что значительная часть населения не верит утверждениям британских властей о том, что за этим нападением стоит Россия. Наибольший скептицизм выражала молодежь в возрасте от 18 до 24 лет. В сентябре 2018 года правительство подготовило служебную записку, содержание которой стало известно нашему изданию «Атлантик». В ней проведен анализ опросов, который показал, что в виновность России верит лишь 55 процентов респондентов. В марте, когда отравили Скрипалей, таких людей было 65 процентов. (Один из помощников Мэй рассказал мне, что недоверие к власти является серьезной проблемой, когда возникают кризисные ситуации в сфере национальной безопасности.)

Некоторые мои собеседники настаивали на том, что эти неудачи носят временный характер, но все они в основном были согласны с тем, что Россия реагирует быстро и эффективно. «Негласно многие признавали, что мы проиграли информационную войну, — сказал мне один высокопоставленный руководитель из британского правительства, причастный к британским ответным действиям. — Мы уступили им поле битвы. Русские очень быстро захватили инициативу».

***

RT и «Спутник» в своих многочисленных рассказах выдвигали весьма спорные и противоречивые теории о том, кто отравил Скрипалей. Но если говорить о внесении сумятицы и создании хаоса, то одна история стоит особняком. И в центре этой истории оказался Шпиц.

14 апреля 2018 года RT опубликовала статью, которая стала самой большой сенсацией из новостей того года, получив наибольшее число просмотров и прочих типов онлайновой реакции, на что указывают данные «Ньюс вип». Согласно этой статье, российский министр иностранных дел Сергей Лавров заявил, что по данным исследования «швейцарской лаборатории», для ликвидации Скрипалей использовался не «Новичок», а другое отравляющее вещество под названием Би-Зед. RT в своем комментарии сообщила, что Би-Зед «находится на вооружении» в США, Британии и других странах НАТО.

Это сообщение быстро разошлось по социальным сетям и по разным аккаунтам, таким как WikiLeaks Task Force, «группу спецназначения», которую называют официальным аккаунтом поддержки Викиликс. Эта история набрала 137 360 просмотров и прочих видов реакции в соцсетях, став самой популярной в деле Скрипалей.

ЭТО БЫЛ СПЛОШНОЙ ОБМАН

Тем не менее, это был сплошной обман. Лаборатория Шпица действительно вошла в число тех немногих международных центров, которым ОЗХО поручила провести проверку выводов Портон-Дауна. И ее сотрудники действительно нашли другое отравляющее вещество, а не «Новичок». Но это была составная часть процедуры поверки. Получив образцы с места отравления Скрипалей в Британии, ОЗХО, действуя в соответствии с протоколом, включила новое веществ в состав партии для контроля качества. По сути дела, это была проверка Лаборатории Шпица и других центров на точность результатов. Если бы они не нашли добавленное вещество, их выводам нельзя было бы доверять. То вещество, которое включила в состав партии ОЗХО, было производным от Би-Зед.

Лавров вряд ли не знал об этой особенности. 11 апреля ОЗХО, членом которой является Россия, подтвердила заключение британцев в отчете, назвав контрольное вещество. Что это было: простая оплошность со стороны министра иностранных дел? Откуда ему было известно, что анализ проводили в Шпице? То, что ОЗХО выбрала швейцарскую лабораторию для подтверждения заключений Портон-Дауна, держали в секрете в соответствии с требованиями безопасности этой организации. Один беседовавший со мной британский чиновник сказал, что это правило является «незыблемым». Пресс-секретарь Лаборатории Шпица Андреас Бухер (Andreas Bucher) рассказал мне, что сотрудники его заведения даже не знали, где еще проводятся проверки. Российское посольство в Лондоне отказалась прокомментировать этот инцидент, когда я спросил о нем.

ФОРМУЛЫ ВМЕСТО ПРОЗЫ

Не зная, как реагировать на заявление Лаврова (швейцарская лаборатория в этом случае должна была раскрыть тот факт, что она стала одним из нескольких научных центров, выбранных ОЗХО для проведения проверки, что ей было запрещено), эксперты из Шпица вначале опубликовали сообщение в Твиттере, заявив, что не могут комментировать утверждения Лаврова. Потом они опубликовали еще один твит, в котором отметили, что «Портон-Даун несомненно идентифицировал „Новичок"». Лавров утверждал, что цитировал информацию из отчета Лаборатории Шпица о проведенной проверке, однако Бухер заявил, что это неправда. «Мы не пишем прозу, — сказал он. — Мы пишем формулы».

Британское правительство никак не отреагировало на утверждения Лаврова. Твит лаборатории с исправленной информацией на эту тему получил всего около 1 000 ретвитов, то есть, менее одного процента от числа откликов на сообщение RT. Как бы то ни было, заявление прозвучало и широко разошлось по просторам интернета, хотя сама ОЗХО заявляла, что ее лаборатории подтвердили первоначальные выводы британцев.

РОССИЯ ПОЛЬЗУЕТСЯ ВОЗМОЖНОСТЯМИ

Если самая популярная история из дела Скрипалей показывает, как российская пропагандистская машина активно распространяла дезинформацию, то вторая история из этого списка повествует о том, как Россия сумела воспользоваться неожиданно возникшими возможностями.

Онлайновое британское издание «Индепендент» (The Independent) 3 апреля опубликовало статью на основе интервью, которое телеканалу «Скай Ньюс» (Sky News) дал руководитель Портон-Дауна Гэри Эйткенхед (Gary Aitkenhead). Он заявил, что британский центр подтвердил факт применения «Новичка» в Солсбери, однако его ученые «не выявили точный источник» и место, откуда он появился. Однако несколькими днями ранее тогдашний министр иностранных дел Борис Джонсон утверждал, что согласно заявлениям из Портон-Дауна, это отравляющее вещество было сделано в России.

Явное противоречие просочилось в онлайн и произвело эффект разорвавшейся бомбы. Сообщение «Индепендент» подхватили и начали тиражировать сторонники Кремля, а также российское посольство в Северной Македонии, журналист RT в Северной Америке и даже аккаунт в Фейсбуке San Diego For Bernie Sanders 2020. В итоге оно получило 93 999 просмотров и откликов в соцсетях, а это очень много даже для материала, занимающего ведущее место в новостях. Когда отслеживающее интернет-трафик и тесно сотрудничающее с людьми из аппарата национальной безопасности подразделение быстрого реагирования с Даунинг-стрит 10 заметило, что эта история привлекает к себе все больше внимания, Британия бросилась устранять ущерб. (Один сотрудник спецслужб рассказал мне, что государство, проанализировав реакцию в соцсетях, обнаружило следующее. 3 апреля посты на тему инцидента в Солсбери составили до 12 процентов всего цифрового диалога в Британии. Это второй показатель за все время кризиса, считая с того дня, когда Мэй обвинила в нападении Россию.)

ПОРТОН-ДАУН ДАЕТ РАЗЪЯСНЕНИЯ

В тот же день Портон-Даун попытался дать разъяснения по поводу заявления Эйткенхеда, написав в Твиттере: «Эксперты точно определили, что отравляющим веществом нервно-паралитического действия является „Новичок". Но в наши задачи никогда не входило и не входит выявлять источник отравляющего вещества». Руководство органов безопасности связалось с журналистами, чтобы объяснить это противоречие. В частности, «Скай Ньюс» получил просьбу о выступлении с публичными разъяснениями. Неделей позже в Британии опубликовали письмо, направленное советником Мэй по национальной безопасности генеральному секретарю НАТО, где официально изложены обвинения в адрес русских.

Британские специалисты по связям с общественностью и безопасности посчитали это самой серьезной оплошностью за все время кризиса, которая довольно долго вызывала большие опасения. Они рассказали мне, что Эйткенхед ни в коем случае не мог обвинить Россию напрямую, так как это не его дело. Он мог только идентифицировать отравляющее вещество. А Борис Джонсон поторопился связать выводы Портон-Дайна с Россией, принеся больше вреда, чем пользы. Но прошло два года, и он, Борис Джонсон, сейчас сидит в кресле премьер-министра.

***

Отравление Скрипалей показало не только то, какое мощное пиар-наступление могут провести симпатизирующие Москве средства массовой информации, но и большие возможности и огромные усилия российского государства, подключившего к этой работе свой дипломатический корпус и разведывательные службы.

ПОСОЛЬСТВО ЗАВАЛИВАЕТ МИД НОТАМИ

Когда в общественном пространстве разыгрывался медийный блиц, российское посольство в Лондоне писало в МИД Британии одно письмо за другим, задавая множество вопросов, что, как утверждают британские чиновники, имело целью отнять у них время и внимание. С 6 марта 2018 года (два дня после покушения на Скрипалей) по 18 февраля 2019 года посольство передало в МИД десятки вербальных нот (так называют официальные дипломатические послания) с 41 запросом и 57 вопросами. (Российское посольство опубликовало полный список.) Как рассказал мне один чиновник, в правительстве этот вал писем прозвали «дипломатической DDoS-атакой», как называют хакерские атаки на компьютерные системы с целью довести их до отказа, когда сервер просто переполняется и дает сбой.

В то же время в сети был зафиксирован всплеск злонамеренной активности русских ботов, в рамках которой активировались аккаунты в социальных сетях, чтобы распространять и усиливать те или иные сообщения. По словам британских официальных лиц, за шесть недель после отравления Скрипалей до 13 апреля, когда Британия, США и Франция нанесли авиаудары по Сирии в ответ на применение химического оружия сирийским президентом Башаром Асадом, рост такой активности составил 4 000 процентов. (Так в тексте, на самом деле «применение химического оружия Асадом» в сирийском городе Дума доказывалось только видео организации «Белые каски», причем участники видео впоследствии оказались невредимы и рассказали, что никакой химической атаки не было, была лишь ее имитация «Белыми касками» — прим. ред.)

Свою роль в этой работе сыграло и ГРУ, направившее в Солсбери наемных убийц. И опять в центре этой истории оказался городок Шпиц.

ВРЕДОНОНСНЫЕ ПИСЬМА

В мае 2018 года подразделения ОЗХО во всем мире получили сообщение по электронной почте, якобы из Лаборатории Шпица. В нем было приглашение на конференцию для специалистов по химической и биологической войне. Это была вполне реальная конференция, швейцарский исследовательский центр устраивал ее уже в третий раз, а сообщения были разосланы от имени федерального министерства обороны, которому подчиняется лаборатория. К сообщению был прикреплен документ, в котором якобы содержалась подробная информация о конференции.

Но там были маленькие неувязки, указывающие на то, что не все так просто. Оттенок красного на швейцарском флаге в верхнем левом углу документа был немного не тот, имелись некоторые ошибки на печатном бланке письма: сокращение FOCP (Федеральное управление гражданской обороны) стояло не в той строке. На самом деле, в прилагаемом документе содержался вредоносный код, внедрявшийся в любой компьютер сразу после открытия файла. Но заметили это лишь спустя несколько недель, и лаборатория только в июле написала в своем аккаунте в Твиттере, что сообщение было разослано без ее ведома и что на самом деле это коварная мошенническая атака с использованием целевой устойчивой угрозы (АРТ), в ходе которой осуществляется скрытный взлом компьютера, причем атакующий берет под свой контроль всю взломанную сеть.

Кто стоял за этой атакой, и чего он хотел добиться — это узнать не удалось. Российское посольство отказалось комментировать этот конкретный случай, когда я задал ему вопрос о нем. Анализировавшая этот инцидент американская фирма кибербезопасности «Касперский» сообщила, что хакеры ей точно неизвестны, а также что она не знает, добились ли они успеха, и даже какова была их цель. В таинственном мире шпионажа почти невозможно узнать, что является операцией под ложным прикрытием, а что есть реальность, заявила эта компания.

Но Национальный центр кибербезопасности Британии был более прямолинеен, заявив: «С большой долей уверенности можно сказать, что ответственность за операцию наверняка несет ГРУ».

***

МОСКВА ОПЕРЕЖАЕТ «КОБРУ»

Недалеко от Даунинг-стрит 10 в здании секретариата кабинета министров находится главный в Британии центр чрезвычайного реагирования «Кобра» (Комната «А» заседаний кабинета министров). Это британский вариант ситуационного центра Белого дома. Именно там во время кризисов проводятся чрезвычайные совещания по координации действий, и защита там очень мощная.

Рядом с «Коброй» находится несколько комнат, сидя в которых, различные сотрудники могут слушать, что обсуждают министры внутри. Всю весну и лето в прошлом году группа высокопоставленных руководителей из правительства, занимающаяся вопросами коммуникаций, ежедневно проводила совещания, обсуждая, как реагировать на российский дезинформационный блиц. Они действовали в режиме кризисной ситуации, потому что российская кампания поражала своим размахом, а Москва всегда на шаг опережала Британию.

Эта группа приняла ряд мер безопасности, в том числе, сократив число посвященных лиц. Летом количество людей, государственных министерств и ведомств, привлеченных к ликвидации последствий инцидента в Солсбери, было чрезвычайно велико. Министерство окружающей среды занималось очисткой и обеззараживанием, Министерство внутренних дел занималось вопросами безопасности, а лондонская полиция, британские разведслужбы и местная полиция проводили расследование. Местный совет Солсбери, МИД, Даунинг-стрит и секретариат кабинета министров тоже были вовлечены в эту работу.

Были введены новые правила и процедуры. Была повышена степень секретности по некоторым видам связи, и в результате возникли весьма обременительные процедуры. Например, вместо единого номера, по которому могли звонить все участники совещаний, лондонская полиция, руководящая в Британии национальными операциями по борьбе с террором и по обеспечению безопасности, стала использовать селекторные совещания, вызывая каждого участника отдельно и по очереди. Это вызывало возмущение у тех руководителей, которым приходилось ждать своей очереди по полчаса.

БРИТАНИЯ НАЧИНАЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ

5 сентября 2018 года Британия начала, наконец, действовать. Мэй заявила в палате общин, что два российских шпиона, которые отравили Скрипалей, опознаны. Но из-за строгих мер секретности об этом знали очень немногие министры кабинета. Мэй рассказала, каким рейсом прибыла эта пара, как и когда эти люди посетили Солсбери, когда они подошли к дому Скрипалей, а также каким рейсом вернулись в Россию. Были показаны записи с камер видеонаблюдения, зафиксировавшие различные этапы их поездки. По словам Мэй, следы «Новичка» были обнаружены даже в гостиничном номере, который они сняли на двоих. Несколькими часами ранее лондонская полиция провела брифинг для журналистов, рассказав им о выводах следствия. (Российское посольство утверждает, что запись с камер видеонаблюдения подтверждает лишь «сам факт их поездки в Солсбери, но не указывает ни на какие преступления».)

Следствием этой неожиданной информационной атаки стало господство в интернете. В последующие недели только в двух из 10 самых популярных сообщений выражались симпатии к России, что подтверждает «Ньюс Вип». Наконец возникло ощущение, что Британия перешла в наступление. «Все это хранили в тайне, чтобы застать русских врасплох, — сказал мне один участник этой кампании. После этого их реакция начала отставать. Это был переломный момент».

Ввиду очевидной неспособности что-то противопоставить доводам британцев, обвиняемые в нападении на Скрипалей выступили в российских государственных СМИ и заявили, что в Солсбери они ездили только для осмотра достопримечательностей. Один чиновник рассказал мне, что члены группы реагирования в секретариате кабинета министров в Вестминстере «буквально приклеились к экранам, слушая их рассказ», но в итоге решили никак на это не реагировать. По всей Европе эту историю подхватили сатирические телешоу и вебсайты, которые подняли ее на смех.

ГОЛЛАНДСКИЕ СПЕЦСЛУЖБЫ НЕ ДРЕМЛЮТ

В сентябре Британия захватила информационную инициативу в деле Скрипалей. А в октябре она нанесла России собственный сокрушительный удар, который готовила несколько месяцев.

10 апреля, спустя месяц после отравления, в Голландию по дипломатическим паспортам прибыли четыре человека. За три дня до этого ключевой союзник России Асад провел атаку с применением химического оружия в пригороде Дамаска, и ОЗХО, штаб-квартира которой находится в Гааге, было поручено расследование этой сирийской химической атаки. А четверо дипломатов, которые на самом деле были офицерами российской разведки, должны были взломать сети ОЗХО и внедриться туда через беспроводное соединение.

Но за этими людьми (впоследствии выяснилось, что они из войсковой части ГРУ 26165) с момента их прибытия установили наблюдение голландские спецслужбы, и 13 апреля все четверо были арестованы. Двое из них оставили свою аппаратуру в багажнике арендованного автомобиля, припаркованного недалеко от штаб-квартиры ОЗХО. Для спецслужб Голландии, Британии, США и Швейцарии (все они принимали участие в этой операции) это было настоящее сокровище.

Оставленная в машине аппаратура указывает на то, что эта войсковая часть ГРУ отправляет своих офицеров в самые разные страны мира, где они осуществляют аналогичные кибератаки. Они были в Малайзии, где пытались украсть информацию о расследовании по делу сбитого на Украине самолета Малазийских авиалиний. Они были в отеле в швейцарской Лозанне, где заседало Всемирное антидопинговое агентство в момент, когда Международный олимпийский комитет готовил санкции против России. Британия заявила, что эта часть ГРУ пыталась взломать компьютерные системы МИДа и Портон-Дауна после отравления Скрипалей.

Но об этих арестах объявили не сразу. 4 октября Британия опубликовала список правонарушений российского государства, особо выделив попавшуюся с поличным часть ГРУ. В то утро британский посол в Нидерландах вместе с голландским министром обороны провел в Гааге пресс-конференцию, поделившись с журналистами кое-какой информацией о действиях русских против ОЗХО. После обеда американское Министерство юстиции предъявило семерым агентам ГРУ обвинения в попытках хакерского взлома сетей ВАДА и ОЗХО, а также в проведении кибератак против объекта американской атомной энергетики. Представители служб безопасности в Лондоне рассказали мне, что все было тщательно скоординировано и согласовано по времени, а также соотнесено с американскими обвинениями. Премьер-министры Британии и Голландии выступили с совместным заявлением, чтобы русским все стало понятно до конца. Российское посольство отказалось давать комментарии по поводу этой операции и предъявленных американцами обвинений.

За неделю после пресс-конференции ОЗХО из 25 самых популярных историй, появившихся в интернете, только одна принадлежала пророссийскому СМИ, и то это было довольно откровенное сообщение RT. «Появились определенные признаки того, что нам удалось нанести ощутимый удар», — сказал мне один высокопоставленный сотрудник спецслужб.

ОЗХО была не единственной мишенью в списке командированных из этой части ГРУ. Согласно американскому обвинительному заключению, в день ареста у офицеров-разведчиков изъяли железнодорожные билеты в швейцарский Базель. Американское обвинение утверждает, что после Базеля эти люди должны были поехать в Шпиц.

***

ТЕПЕРЬ БРИТАНИЯ ПОДГОТОВЛЕНА

Находясь на переднем крае международного пиар-сражения с Россией, Британия считает, что теперь она хорошо подготовлена к любым будущим сражениям. Она создала специальную группу по коммуникациям, занимающуюся вопросами национальной безопасности и работающую в самом сердце государственной власти на Даунинг-стрит 10, в находящемся неподалеку секретариате кабинета министром. Стратегия коммуникаций сегодня считается составной частью стратегии национальной безопасности.

Научный сотрудник Центра Вудро Вильсона Нина Янкович (Nina Jankowicz), специализирующаяся на вопросах дезинформации и дающая рекомендации правительству Украины по борьбе с российской угрозой, рассказала мне, что усилия Британии «намного опережают все то, что мы видели ранее». По ее словам, британские официальные лица хорошо справились со своей задачей по разоблачению «всех абсурдных утверждений», исходящих из России. «То обстоятельство, что британская система сумела отреагировать в условиях мощного стресса, доказывает ее полную работоспособность», — добавила Янкович, указав в частности на то, что Британия руководила скоординированной высылкой дипломатов. «Мы не видели ничего подобного со времен холодной войны. Британия заполняет ниши лидерства там, где США не могут руководить — или не хотят».

Но хотя Британия одержала победу, она носит тактический, а не стратегический характер. По словам британских официальных лиц, у западных стран есть одна серьезная проблема. В экономическом отношении Россия довольно слаба, но она финансирует свой аппарат национальной безопасности на уровне сверхдержавы, в то время как НАТО после окончания холодной войны в вопросах обороны все больше и больше зависит от США. России помогает и то, что она готова игнорировать нормы международного права, законы и договоренности, а Запад отказывается делать то же самое в ответ. (Вмешательство России в британскую политику остается весьма актуальным вопросом после того, как правительство Британии в этом месяце отказалось публиковать доклад на эту тему, заявив, что это будет сделано только после выборов.)

НИКАКОЙ ОТТЕПЕЛИ В ОТНОШЕНИЯХ!

Но есть и более фундаментальные проблемы. Из-за отсутствия скоординированной западной стратегии действенного реагирования в кризисных ситуациях, вызванных ограниченными формами российской агрессии, Москва сумела существенно расширить свое влияние. Действуя быстро и оперативно, Россия меняет правила игры еще до того, как Запад успеет отреагировать. В Сирии, в Крыму и в других местах она заполняет вакуум, образующийся в результате американского отступления или нерешительности. В некоторых случаях это происходит буквально, когда российские войска оккупируют оставленные американцами территории. Это значит, что любые последующие ответные действия Вашингтона будут чреваты еще более серьезными рисками, чем прежде. А это ведет к еще большему бездействию и пассивности. Следствием, как в Сирии, является то, что Россия добивается побед, пока в состоянии выдержать бремя западных санкций и дипломатической изоляции.

Похожая история произошла в Британии, где реакция на убийство Скрипалей (так в тексте — прим. перев.) оказалась замедленной, и чтобы привести ее в действие, понадобились месяцы. Москва понесла серьезный ущерб, лишившись шпионов и шпионских сетей в разных странах мира, а российские разведслужбы понесли репутационные потери, продемонстрировав свою низкую эффективность и слабые навыки. Но она пережила эти потрясения. В последнее время она нечасто говорит о деле Скрипалей (редким исключением стал октябрьский твит российского посольства в Лондоне со ссылкой на статью в «Гардиан» о том, что Дональд Трамп выражает сомнения в причастности Москвы к этому отравлению), но это ни в коей мере не изменило ее поведение.

А вот Запад уже подает сигналы о том, что ему нужна оттепель в отношениях. В августе лидеры «Большой семерки», которая объединяет самые сильные и влиятельные западные страны, провели встречу во французском Биаррице, и Трамп на ней выступил с предложением о том, что Россию следует вернуть в состав этого клуба. И он не одинок в попытках смягчить отношение к Москве. В том же месяце президент Франции Эммануэль Макрон выступил с речью и заявил, что Европе пора прояснить свое отношение к России и помириться с ней. Он сказал, что отталкивать Москву было бы серьезной стратегической ошибкой, а также выступил против любых дальнейших экономических санкций в отношении России. Потом он повторил эту мысль в интервью изданию «Экономист» (The Economist), а на прошлой неделе снова высказался в том же плане в преддверии саммита НАТО.

Санкции, которые, как и исключение России из G7, были результатом российской аннексии Крыма, стали ударом для российской экономики, но отнюдь не удушили ее. В 2018 году рост ВВП в России составил 2,3 процента. В 2019 и 2020 годах прогнозируется его замедление, но российская экономика все равно продолжает расти, на что указывает Международный валютный фонд.

БОРОТЬСЯ НЕ ТОЛЬКО С РОССИЕЙ

После прозвучавшего в октябре заявления Британия видит, что российская угроза ослабевает. Но ей на смену приходят другие внешнеполитические приоритеты. Будущее иранской ядерной сделки неопределенно, и Тегеран испытывает терпение Запада; Северная Корея возобновила испытания баллистических ракет; а многомесячные протесты борцов за демократию в Гонконге могут привести к тому, что Китай начнет действовать более агрессивно.

Но несмотря на предполагаемую уверенность Британии в собственных силах и явный дилетантизм России в некоторых вопросах, всем понятно, что в 2018 году в ходе пиар-сражения с Лондоном Москва нанесла ему серию ощутимых ударов. Британия порой получала удары, нанесенные исподтишка, допускала ошибки, попадалась в расставленные ловушки и беспомощно наблюдала за тем, как часть общественного мнения склоняется в сторону конспирологического скептицизма. Нет никаких сомнений в том, что летом 2018 года Россия добилась определенных успехов, внеся сумятицу в вопрос о том, кто прав, а кто виноват.

Возможно, что этого для ГРУ вполне достаточно. Сейчас набирает обороты подготовка к выборам 2020 года, и Россия со своими дезинформационными усилиями может вновь переключиться на США. Готовы ли они к этому? Какие выводы сделала Москва из своей длившейся полгода пропагандистской войны с Британией?

«Какие бы действия мы ни предпринимали против российских спецслужб, они все равно будут вкладывать огромные средства в свою кампанию по нагнетанию противоречий, — сказал Билл Эванина (Bill Evanina), являющийся директором Национального центра контрразведки и безопасности США. — Самая поразительная черта Владимира Путина — это его способность отрицать, что сегодня четверг. И ему удается убеждать в этом других людей».

В Шпице знают, что это такое. «Эти люди взяли нас на прицел, — сказал мне Бухер. — Кто следующий?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.