Интервью с экспертом по вопросам безопасности Анджеем Талагой (Andrzej Talaga)

Fronda.pl: В субботу прошли переговоры руководителей России и Белоруссии на тему углубленной интеграции двух стран. Фоном служила 20-летняя годовщина подписания договора о создании союзного государства. Каковы реальные причины того, что переговорный процесс активизировался именно сейчас?

Анджей Талага: Основная причина в том, что Владимир Путин, в соответствии с российским законодательством, не может в очередной раз избираться на пост президента России. Однако он мог бы возглавить новое государство, в которое войдут РФ и Белоруссия. Москва уже не первый год старается колонизировать Белоруссию, включить ее в свои государственные структуры, а Минск отчаянно сопротивляется. Пока ему довольно успешно удается противостоять российскому давлению. Белорусская армия и службы безопасности не попали под опеку Москвы, та контролирует только авиацию, включенную в совместную российско-белорусскую систему противовоздушной обороны. Сухопутные силы ведут взаимодействие, но в этой сфере россияне белорусов себе не подчинили.

В силах безопасности Александр Лукашенко устроил антироссийскую чистку: он убрал из них не только русских, но и всех людей, учившихся на территории России. В экономике дела у Минска тоже шли довольно хорошо, пока не произошли серьезные изменения. Россия ввела дополнительные налоги на газ и нефть. Раньше Белоруссия покупала дешевую российскую нефть, перерабатывала ее и продавала, например, странам Балтии, уже бензин. Теперь она не может этим заниматься из-за цен на сырье. Россияне пошатнули экономическую основу режима Лукашенко: ему сложно будет наполнить бюджет, финансировать военную сферу, социальные программы. В связи с этим белорусские власти начали демонстрировать, что они готовы к интеграции. На мой взгляд, это пока видимость, однако, все может стать реальным, если у Минска не останется другого выхода. Он не хочет объединения, но будет вынужден на него согласиться из-за экономической ситуации.

— Выступая в СМИ, Лукашенко неизменно заявляет, что он не откажется от суверенитета Белоруссии. Сможет ли Москва заставить его изменить мнение?

— До сих пор россиянам это не удавалось. Лукашенко борется за суверенитет, поскольку в Белоруссии он практически царь-самодержец. Если произойдет российско-белорусская интеграция, его страна станет одним из российских регионов. Лукашенко этого не хочет, но аргументов, в первую очередь экономических, остается у него все меньше. Россия ведет очень умелую игру, стараясь заставить Минск объединиться на экономической почве.

— Связано ли желание Москвы поглотить Белоруссию с военной сферой?

— Россия заинтересована в том, чтобы перебросить в Белоруссию своих военных. Сейчас у нее есть там только скромные воздушные силы в рамках системы ПВО, но нет ни баз, ни танковых подразделений. Россиянам они нужны, и новый фактор, то есть удар по белорусскому бюджету, может оказаться здесь решающим.

— Если Россия и Белоруссия объединятся, ситуация в сфере безопасности Польши и НАТО резко изменится?

— Она, несомненно, изменится к худшему. Хотя Украина служит лучшей буферной зоной, Белоруссия тоже ей выступает. Для того чтобы провести эффективную атаку на Польшу, россиянам придется стянуть войска в Белоруссию. Если они будут изначально там находиться, у нас останется меньше времени на подготовку, разведку обстановки. Это значительно осложнит наше положение. От белорусско-польской границы до Варшавы — 100 километров по вполне хорошей дороге, а от белорусско-российской гораздо больше, сотни километров. Это принципиальное отличие.

Нам следует всеми силами защищать независимость Белоруссии, пусть даже там будет не демократия, а диктатура (лишь бы только не российская). Если не будет другого выхода, мы заинтересованы даже в сохранении режима Лукашенко, хотя было бы лучше, если бы там появились демократические власти. По разным причинам их сейчас нет, но то, что мы имеем, лучше перспективы превращения Белоруссии в регион России. В этом нет никаких сомнений.

— Почему россияне не обращаются к силовым методам и не захватывают власть в Белоруссии вооруженным путем? Население этой страны, пожалуй, не испытывает особой привязанности к своему суверенитету.

— По поводу последнего есть сомнения. Белорусы, конечно, любят российскую культуру, но считают себя самостоятельным народом. Жестокое нападение всегда порождает противодействие: приходит оккупант, чужак, что-то навязывает… России было бы гораздо выгоднее, если бы белорусское население само попросило об объединении, например, на референдуме. Тогда россияне получили бы сильный формальный аргумент. Неизвестно только, как поведут себя белорусское общество, белорусская армия. Для Москвы это слишком рискованно.

Вспомните, что делала Россия на Украине, где у нее было гораздо больше поводов для военного вторжения: она развязала гибридную войну, поддерживала какие-то группировки, переродившиеся в локальные армии. Регулярные российские войска (без опознавательных знаков) вошли на Украину только в 2014 году и быстро ее покинули. Там остались не регулярные подразделения, а формирования, созданные на месте из российских военных. Это показывает, что Россия не склонна к ведению открытых военных действий. Войну можно проиграть, это всегда огромный риск.

— Может ли Россия сместить Лукашенко и посадить на его место лидера, который будет спокойнее относиться к проекту интеграции?

— Лукашенко создал свою систему. Люди, которые могли бы его заменить, это его люди, а не представители Москвы. Конечно, всегда можно создать какую-то агентуру и дать ей власть, устроив вооруженное вторжение и государственный переворот. Вопрос в том, будут ли нижестоящие структуры верны этому российскому или пророссийскому руководству. В этом есть серьезные сомнения. Лукашенко очистил армию и службу безопасности, сейчас они полностью подчиняются ему. Как они поведут себя в отношении режима, жестко навязанного Кремлем?

Кроме того, в первую очередь россиян интересует, чтобы Лукашенко не развернулся к Западу. Он пока к нему не разворачивается, продолжая балансировать, так что минимум, которого ожидают россияне, есть. Использование жестких военных методов сопряжено с большим риском, поэтому Москва предпочитает разрушать государства изнутри, «покупать» целые слои общества, чтобы они начали выступать за тесное сотрудничество с ней. В Белоруссии претворяется в жизнь именно этот сценарий.

— Если несмотря ни на что углубленная интеграция России и Белоруссии станет реальностью, а Кремль сможет свободно использовать белорусскую территорию в своих военных целях, что делать Польше и НАТО?

— Вторгаться в Белоруссию мы не можем: у нас нет ни оснований для этого, ни соответствующего мандата. Это бы привело к войне между Польшей и Россией или НАТО и Россией, что невозможно вообразить. Нам остается вооружаться, передвигать наши системы безопасности к востоку, на границу с Белоруссией, формировать резервы, дополнительные силы обороны. Других вариантов я не вижу. Нам нужно будет больше военных, больше расходов на оборонную сферу, больше оборонительных систем, способных остановить то, что может прийти из Белоруссии. Кроме того, наша роль состоит в том, чтобы формировать гражданское общество, поддерживать белорусские силы, которые наиболее решительно сопротивляются объединению, а в долгосрочной перспективе — привести к смене власти, но только мирными, а не военными средствами.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.