В декабре прошлого года министр иностранных дел Японии Тосимицу Мотэги впервые после назначения посетил Россию и провел встречу с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, однако подвижек по мирному договору не произошло. Похоже, что и в этом году, спустя 75 лет после окончания Второй мировой войны, переговоры проще не станут. В России серьезно снизились ожидания по поводу развития отношений с Японией. Также стало меньше шансов и для урегулирования территориальной проблемы. Тем не менее нельзя отказываться от взаимоотношений с Россией. Я пишу о России долгое время и придерживаюсь именно такой точки зрения. 

24 встречи на высшем уровне, но «переговоров не было»

В прошлом году я посетил Москву в составе делегации японских специалистов по России. В разговоре со мной бывший посол России в Японии Александр Панов, который долгое время занимался дипломатией в отношении Японии, назвал два условия для мирного договора. 

Япония должна признать российский суверенитет на четыре острова (архипелаг Хабомаи, Шикотан, Кунашир и Итуруп) по результатам Второй мировой войны, а также гарантировать, что Договор о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией не будет представлять угрозы для России. 

«После этого премьеру Абэ следует предложить вернуть Японии два острова (Хабомаи и Шикотан) на основе Советско-японской декларации 1956 года», — высказал свое мнение Панов. 

Я отметил, что в 2001 году, когда президент Путин признал действенность совместной декларации, никаких предварительных условий не было. На это Панов ответил: «Переговоры начались в январе прошлого года. До этого официальных переговоров не было». То есть он заявил, что 24 встречи на высшем уровне между премьером Абэ и президентом Путиным переговорами не являлись. 

Я считал, что у территориальной проблемы есть только одно решение: возврат двух островов. Полагал, что необходимо отложить споры об историческом восприятии «результатов Второй мировой войны» и прийти к согласию по демаркации границ. 

Тем не менее я осознал, что нынешняя Россия не готова даже к такому компромиссу. «Урегулирование проблемы возвратом двух островов перестало быть реалистичным», — сказал профессор МГИМО Дмитрий Стрельцов, изучающий Японию. 

На фоне падения рейтинга власти президент Путин стал полагаться на консерваторов. К компромиссу с Японией он начал относиться пассивно. Военный эксперт Павел Фельгенгауэр отметил, что стратегия Японии сближения с Россией, направленная на разъединение Китая и России, провалилась. Аналогичная российская стратегия сближения с Японией, направленная на то, чтобы разобщить ее с США, также потерпела неудачу, поэтому «окно (возможностей) закрылось». 

Приближенный к власти политолог Федор Лукьянов в сентябре 2016 года, накануне визита президента Путина в Японию, говорил посетившей Россию японской делегации, в состав которой входил и я, что большинство российской элиты перестает считать Японию американским вассалом. 

В то время премьер Абэ проигнорировал предупреждения президента Обамы, который ввел антироссийские санкции в связи с Украиной, и продолжил улучшать отношения с Россией, которая внимательно следила за позицией Токио. На аналогичный вопрос, заданный мной в прошлом году, Лукьянов ответил, что внимание к автономности японской дипломатии серьезно снизилось. Также он отметил: «Поднятие новой проблемы, касающейся Договора о взаимном сотрудничестве и гарантиях безопасности между США и Японией, это — проявление недоверия к самостоятельности Японии». 

Кроме того, Лукьянов сообщил мне следующее: «Когда Путин стал президентом, существовала возможность лишения Россией статуса сверхдержавы. Он пытался воспрепятствовать этому на протяжении 20 лет. Необходимость доказывать миру важность России отпала. Итак, что же она будет делать в мире в дальнейшем? Обсуждение этой проблемы только началось». По всей видимости, Россия вступает в нестабильный период с неясными ориентирами. 

Японии не следует перерезать тонкую нить

Кстати, бывший президент СССР Михаил Горбачев повернулся лицом к территориальной проблеме, касающейся Японии, в конце периода своего правления. После распада СССР президент Борис Ельцин начал относиться к отношениям с Японией крайне серьезно, и это также произошло после падения его рейтинга и начала борьбы за власть. 

В ноябре 2018 года премьер Абэ, укреплявший отношения с президентом Путиным, использовал последний козырь: «взять за основу Советско-японскую декларацию». В то время российский лидер уже лишился своей безоговорочной популярности. Возможно, Япония опять упустила отличный шанс решить территориальную проблему. 

Несмотря на это, я не думаю, что следует вновь вернуться к требованию отдать все четыре острова из-за неудачи администрации Абэ. Из-за ядерной программы КНДР ситуация вокруг безопасности в Северо-Восточной Азии серьезно изменилась. Перспективы постпутинской России неизвестны. Поэтому я считаю, что не в интересах Японии перерезать тонкую нить, связывающую ее с Россией, на фоне отсутствия оснований в международном праве для демаркации российско-японских границ. 

Произошедшие в 2014 году политические изменения на Украине администрация Путина восприняла как американский заговор, целью которого является создание антироссийской коалиции. Она пошла на аннексию Крыма, предприняв ответные меры. Россия уверена, что цель США заключается в перевороте ее государственной системы. Если идеи консерваторов, считающих Японию агентом США, сильнее отразятся на политике российских властей, это негативно повлияет на безопасность Японии. С учетом этой опасности Японии следует продолжать удерживать Россию. 

Чтобы убедить Кремль в том, что союз с США не представляет угрозы для России, скорее всего потребуется еще большая дипломатическая автономность. Для того, чтобы «не закрыть окно» возможности возврата двух островов, необходимо продолжить взаимодействовать с Россией и не отказываться от усилий по заключению мирного соглашения. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.