Для одних это всего лишь декларация о намерениях, для других — старт, для третьих — только начало пути, полного вопросов…

Я говорю о Берлинской конференции и 55-пунктной итоговой декларации по Ливии. Кто бы что ни говорил, Берлинская конференция — важный шаг, но за ним обязательно должны последовать конкретные действия. Почему? Потому что, как сказал президент Эрдоган, «слова улетают, написанное остается». Хафтар (Haftar) не подписал документ. Эрдоган в беседе с журналистами в самолете пояснил эту ситуацию так: «Мы сказали, что это должно быть подтверждено подписью. Но, несмотря на это, документы не подписаны. Все было зафиксировано только устно при свидетельстве всех участников». Таким образом, есть только слова. Тем не менее рассмотрим данные обещания, шаги, которые необходимо предпринять. Сначала давайте обратим внимание на события, предшествовавшие конференции, с точки зрения Анкары.

Процесс, который привел к конференции, с точки зрения Анкары

Для Турции, конечно, важны энергетические ресурсы Восточного Средиземноморья, игры стран Персидского залива и глобальных игроков в сфере энергетики и безопасности. Но и культурное, социальное, гуманитарное измерение проблемы имеет немалое значение. Самым большим сторонником Правительства национального согласия Ливии является племя Кёроглу. Это турки, покинувшие Анатолию во времена Османской империи. Их численность превышает миллион. Кёроглу подвергаются этнической чистке со стороны Хафтара. Это важнейший вопрос для Турции.

Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ), Египет и Саудовская Аравия мобилизовали все свои возможности, чтобы подавить народные движения на Ближнем Востоке. Они предоставили Хафтару вооружения и финансовые ресурсы. Более того, под влиянием и давлением ОАЭ Хафтар срочно покинул Москву, не подписав текст соглашения на организованной в российской столице встрече. Руководство Абу-Даби старается не упустить случая поставить Турции подножку в регионе.

Еще одной страной, обеспокоенной политикой Турции, является Греция. Не сумев получить приглашение на Берлинскую конференцию, Греция пригрозила препятствовать усилиям по достижению мира и прекращению огня. По выражению Анкары, отношения ЕС с Турцией стали заложниками дуэта греков и греков-киприотов. Несмотря на все это, Анкара в Восточном Средиземноморье и Ливии придает большое значение дипломатии и сотрудничеству, подчеркивает, что держит двери для переговоров открытыми.

В ходе процесса, который привел к Берлинской конференции, Анкара на всех переговорах и площадках предупреждала, что, если обеспечить постоянный, устойчивый мир не удастся, то проблема выйдет за пределы Ливии и глубоко повлияет на весь регион.

Итоги конференции и возникающие вопросы

Организация Объединенных Наций (ООН) с 2011 года применяет эмбарго на поставки оружия в Ливию. Но некоторые страны много лет обходят это эмбарго. В документе, подписанном на конференции, выражается требование соблюдать оружейное эмбарго. Отмечается, что страны должны воздерживаться от действий, усугубляющих конфликт, не оказывать военной помощи и не предоставлять финансовой поддержке.

В Берлине страны, принявшие участие в конференции, обязались не вмешиваться в вооруженный конфликт в Ливии и во внутренние дела этой страны. Вопрос в том, сдержат ли это обещание ОАЭ, Саудовская Аравия и Россия? Как стало известно из заявлений Эрдогана, участники адресовали Турции вопрос: «Теперь вы отправите туда войска?» Но спросили ли те же участники о помощи со стороны Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта? О российских наемниках из ЧВК Вагнера, суданских военных? Словом, смогут ли сначала уйти страны, которые уже находятся на ливийском поле боя?

Сообщается, что представители Ас-Сараджа (As-Serraj) и Хафтара создадут военный комитет и в ближайшие несколько дней начнут переговоры. Под эгидой ООН будет создан специальный механизм, и при проведении регулярных встреч будет осуществляться мониторинг за тем, как развиваются события в Ливии. Насколько конструктивную позицию в ходе всех этих процессов займет Хафтар, который даже не подписал никаких документов на конференции? Как можно убедить Хафтара прежде всего на устойчивое прекращение огня, а затем и политический процесс?

Известно, что ливийскую проблему очень трудно и даже невозможно решить в одночасье. Начало положено. Но обязательно должны быть сделаны конкретные шаги. Необходимо создать механизм давления на Хафтара и страны, присутствующие в Ливии, чтобы они соблюдали данные обещания.

Если компромисс, достигнутый в Берлине, не даст результатов, последствия будут тяжелыми.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.