На Донбассе продолжается военное обострение. На выходных штаб ООС заявил о новых обстрелах и погибших. В пятницу Донецк впервы за долгое время услышал интенсивную канонаду. А накануне произошли столкновения на фронте — с ранеными и погибшими.

Президент Владимир Зеленский в воскресенье выступил со специальным обращением.

«Сегодня на Донбассе погибли двое наших ребят. Один во время обстрела, второй — подорвался. Это значит, что война продолжается. И что еще с большими усилиями надо пытаться ее завершить. В этом году уже одиннадцать военных погибли в боях», — заявил президент Украины.

Все это происходит на фоне истории с отставкой куратора украинского направления в Кремле Владислава Суркова с формулировкой «из-за изменения курса», что тут же породило слухи о скором компромиссе по Донбассу.

Но пока это слухи. В реальности же идет обострение на фронте, а в переговорном процессе пока явный тупик.

Киев в очередной раз отказался от разведения войск по всей линии фронта, а на политическом треке требует переписать Минские соглашения. Против чего выступают Москва и сепаратисты.

О чем говорят эти процессы разбиралась «Страна».

Как обострилась ситуация на Донбассе

Ситуация начала накаляться 18 ноября. Тогда штаб ООС заявил о ранении сразу 10 украинских военных и гибели одного. Где это произошло — не сообщалось. Но говорилось, что вследствие вражеских обстрелов. Также появились сообщения об обострении в районе Золотого — одного из трех пунктов, где в прошлом году прошло разведение войск.

Как сообщили источники «Страны» в ВСУ, с 18 по 20 января под Золотым в Луганской области началась массированная перестрелка, которая велась с обеих сторон. За эти дни погибли двое бойцов 72-й мехбригады. По информации от украинских журналистов в соцсетях, подразделения ВСУ начали движение в серую зону и были встречены огнем. Но смогли закрепиться но новых позициях. Официально, впрочем, эту информацию не подтверждают.

Канонаду слышат даже в Донецке

В последние дни ОБСЕ в целом фиксирует увеличение числа обстрелов. Вчера их только в Донецкой области было 150, хотя днем ранее — 130. Эпицентр столкновений — северо-запад Донецка, то есть приблизительно район аэропорта. О боях в районе аэропорта 24 января сообщили также в «ДНР». А жители Донецка рассказали о том, что такой канонады, как в тот день, не слышали уже давно.

Накануне обстрелам подвергся и поселок Старомихайловка в окрестностях Донецка, повреждения получили несколько домов. Украина же в заявлении штаба ООС серьезных боев в пятницу не зафиксировала и канонаду в Донецке не прокомментировала. Как сообщили источники «Страны» в боевых подразделениях, на донецком направлении действительно сложилась тяжелая ситуация.

«Сепаратисты подтянули тяжелые минометы в Киевский и Петровский районы Донецка, откуда теперь к нам прилетают мины. В этих районах наши позиции почти вплотную примыкают к окраинам Донецка. Сепаратисты используют запрещенный 82-мм калибр минометов. Стреляют, как правило, по ночам. Наши позиции у них давно пристреляны, поэтому попадания довольно прицельные», — пояснил офицер из подразделения ВСУ, расположенного под Марьинкой Донецкой области.

Также источники «Страны» признали, что украинская армия предпринимает «зеркальные» меры в ответ на усиление огня. «За последние две недели дистанция между нашими позициями, и позициями сепаров сократилась — обе стороны перенесли свои позиции вперед. Даже в тех районах, где происходил отвод войск, в демилитаризованные зоны заходят ДРГ (диверсионно-разведывательные группы — прим. ред.) сепаратистов. В ответ мы их оттуда выбиваем, в том числе минометами. Эти отводы войск по факту никакого результата не дали. Вместо перемирия там сейчас идет постоянная перестрелка», — пояснил источник «Страны» в ВСУ.

В «ДНР» же в эскалации традиционно обвиняют украинскую сторону.

«Заморозка конфликта не выгодна»

На Украине с одной стороны еще 20 января признали серьезность обострения на фронте. «Что касается Минского процесса и обстрелов, мы, безусловно, обеспокоены этим. Мы обсуждали это с новым действующим главой ОБСЕ — что это означает вообще? Значит ли это полный срыв процесса или совпадение многих факторов, которые привели к росту обстрелов?» — сказал тогда глава МИД Вадим Пристайко.

В тоже время, очевидно, что пока две многотысячные армии будут стоять друг напротив друга взаимные обстрелы продолжаться.

Но еще в декабре на предложение России в Париже развести войска по всей линии фронта, Киев заявил, что «это нам не выгодно» (прямая цитата Авакова).

На днях отказ повторил и министр обороны Андрей Загороднюк. Интересно его объяснение, почему это Украине не выгодно — потому что тогда конфликт заморозится. То есть, надо полагать «заморозка» конфликта — это когда стороны остаются на своих позициях, но стрельба (то есть реальная война) прекращается. Почему же это плохо, с точки зрения министра обороны? Объяснение следующее.

«Нам категорически не подходит признание замороженного конфликта. Это и есть неправильный путь, потому что он фактически фиксирует соглашение с ситуацией, которая есть сейчас, и говорит: ну все, это нам подходит, это нам не подходит формально, но мы соглашаемся, что пусть так оно и будет. Тогда напряжение снимается, уже никто не говорит о возвращении территорий или говорит очень вяло, и точно снимается напряжение со всего международного сообщества, начинает лоббироваться снятие санкций, и все это будет продолжаться десятилетия», — сказал Загороднюк.

То есть, по логике представителей украинской власти (которую разделяет и «партия войны» еще со времен Порошенко), полное прекращение огня означало бы молчаливое согласие Украины на сохранение действующего статус-кво, чего в Киеве не хотят.

При этом, правда, непонятно как на действующее статус-кво влияют постоянные обстрелы, которые ничего по сути в ситуации на Донбассе не меняют — не меняется принципиально ни линия фронта, ни статус неподконтрольных территорий, ни характер их отношений с Россией и Украиной. Только люди продолжают гибнуть.

Безусловно, единственной прочной основой для прекращения огня могло бы стать политическое урегулирование конфликта на Донбассе согласно Минским соглашением (то есть его реинтеграция с особым статусом). Но на этом пути, как уже писалось выше, стоит сильное несовпадение позиций Украины с одной стороны, и России с сепаратистами с другой.

Поэтому, в политических переговорах тупик, а на фронте — новые потери.

И чем дольше продолжается война, тем больше вопросов к Зеленскому, который обещал ее остановить.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.