Могут ли власти лишить статуса политического беженца российского художника Петра Павленского, который был замешан в недавнем скандале с распространением интимных видео кандидата от «Вперед, Республика!» Бенжамена Гриво? Павленский хорошо известен в России, где он отметился различными перформансами: в частности он зашивал себе рот и прибил гвоздем мошонку к мостовой на Красной площади. Все это во имя «политического искусства» и критики «скотского состояния, в которое приводят человека государство, пропаганда и инструменты власти».

Петр Павленский получил убежище во Франции в мае 2017 года. Как следует из статьи L711-6 Кодекса въезда и проживания иностранцев и права на убежище, существует два основания для отказа от предоставления права на убежище или его отзыва. В случае, если есть «серьезные основания полагать, что присутствие человека во Франции представляет серьезную угрозу для государственной безопасности». И если «человек был осужден во Франции, государстве-члене ЕС или в государствах, чье законодательство и судебная система признаются Францией, (…) за преступление или правонарушение, представляющее акт терроризма или наказуемое десятью годами тюремного заключения, а его присутствие представляет серьезную угрозу для французского общества». На сайте Французского управления по защите беженцев и лиц без гражданства (Ofpra) уточняется характер преступлений, которые могут привести к отзыву статуса беженца: преступления против мира, человечности, военные преступления в интерпретации международных договоров, «серьезные преступления в рамках общего права».

По делу Гриво (обвинения в «посягательстве на частную жизнь и распространении изображений сексуального характера без предварительного согласия») Павленскому грозит до двух лет тюрьмы и 60 000 евро штрафа. Это не может служить основанием для лишения его статуса беженца. Тем не менее он проходит по еще одному делу, которое связано с происшествием 31 декабря 2019 года. В ходе вечеринки в роскошной квартире в 6 округе Парижа российский художник влез в драку, в результате которой два человека получили ножевые ранения. По этому случаю было начато следствие. Это усугубляет его положение, но, наверное, все же не доводит ситуацию до десятилетнего срока: закон предусматривает три года тюрьмы за преднамеренную агрессию с отягощающими обстоятельствам, а десять лет возможны только в случае инвалидности и увечий.

Элоди Журно, адвокат парижской коллегии и специалист по праву на убежище и правам иностранцев, подтверждает малую вероятность лишения Павленского его текущего статуса: «Что касается ситуации с Бенжаменом Гриво, какой бы отвратительной она ни была, этого в теории недостаточно, чтобы лишить его защиты. Действующее законодательство не мешает Ofpra рассмотреть его досье (префектура тоже может обратиться к Ofpra с таким предложением), чтобы оценить потенциальный риск для общественного порядка, не дожидаясь приговора. Здесь стоит отметить, что это решение не было принято даже после поджога фасада Банка Франции, за который ему дали год строго режима. Поэтому, возвращаясь к распространению интимных видео, это недостаточно серьезно по сравнению с тем, что ему грозит в случае возвращения на родину».

Иск в России

Но что грозит «политическому художнику» в случае возвращения в Москву? Для этого нужно вернуться на три года в прошлое, когда Петр Павленский приехал с семьей во Францию. В январе 2017 года он поспешно вылетел в Париж с подругой Оксаной Шалыгиной и двумя их дочерьми. В их отношении были выдвинуты обвинения в «агрессии сексуального характера». Заявление подала 23-летняя артистка Анастасия Слонина, которая работает в известной своими протестными позициями по отношению к власти московский театральной компании «Театр.doc». Их версии случившегося кардинально расходятся.

Девушка утверждает, что пара изнасиловала ее, нанесла ей травмы и изрезала одежду. Павленский и Шалыгина в свою очередь утверждают, что они невиновны, и что их связь состоялась по обоюдному согласию: «Она позвонила нам и пришла к нам под градусом. Мы провели вечер вместе. У нас была интимная связь, а потом мы по-дружески разошлись». Они называют это «подставой» с целью выдворить диссидента из России. Пару отпустили после вызова в полицию, но она не стала дожидаться развития событий и сразу же бежала из страны.

Доминик Бейретер-Минков, которая в прошлом была адвокатом Павленского, не захотела сейчас распространяться на эту тему, поскольку она больше не представляет его интересы. Она называет обвинения в сексуальной агрессии «подставным процессом». В любом случае, ее клиент смог в итоге получить убежище как художник, занимающийся политическим искусством. Адвокат российской актрисы отказался давать комментарии, тогда как в Ofpra не хотят говорить о конкретных решениях.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.