Сам Путин баллотироваться не будет, но его мощное присутствие в предвыборной кампании 2020 года ощущают все. Все обеспокоены российской агрессией за рубежом, все волнуются по поводу вмешательства в выборы, и на этом фоне Путин стал тем вопросом, на который от каждого кандидата в президенты ждут жесткого ответа, особенно после неудавшегося импичмента Дональда Трампа, в процессе которого Демократическая партия пыталась подчеркнуть, что «все дороги ведут к Путину».

Во внешнеполитическом истэблишменте США существует расхожее мнение, что военное соперничество необходимо для сдерживания Путина и для ограничения российской сферы влияния. «Соединенные Штаты помогают Украине и ее народу, чтобы они могли воевать с Россией там, и чтобы нам не пришлось воевать с Россией здесь», — сказал во время слушаний по процедуре импичмента республиканский советник Тим Моррисон (Tim Morrison). Затем эти слова в своем выступлении повторил председатель комитета палаты представителей по разведке Адам Шифф (Adam Schiff).

В таком контексте усиление позиций Берни Сандерса вызывает страх внутри истэблишмента Демократической партии. Сандерс уже давно и активно ратует за военную сдержанность, выступая на платформе «ответственной внешней политики» и обещая покончить с «бесконечными войнами» Америки. И хотя сенатор Сандерс из выступления в выступление осуждает преступный авторитаризм Путина, сейчас формируется сюжетная линия о том, что если он станет президентом, это будет огромный подарок для Кремля. «Если бы я был русским, то я бы был за Сандерса», — написал в Твиттере бывший руководитель «Голдман Сакс» (Goldman Sachs) Ллойд Бланкфейн (Lloyd Blankfein).

Но большинство сторонников военного соперничества совершенно не понимают характер кремлевской власти. Из-за такого непонимания Соединенные Штаты снова и снова терпят неудачу в своих попытках сдержать Путина. Ценность внешнеполитической платформы Сандерса состоит как раз в том, что она переворачивает расхожее мнение с ног на голову и показывает, как правительство США может использовать внутренние реформы в качестве стратегии ослабления авторитарной агрессии Путина за рубежом.

Чтобы разобраться в этой стратегии, необходимо увидеть три основы, на которых зиждется путинский режим. Первая основа — это углеводороды, огромные российские запасы нефти и газа, дающие стране большие доходы и обеспечивающие прочную политическую лояльность внутри России и в Европе. В настоящее время добыча нефти и газа в России достигла рекордных высот, составляя 11,25 миллиона баррелей в день. Каждый год Москва получает по 44,4 миллиарда долларов от таких стран как Германия, которые очень сильно зависят от российского газового экспорта.

Вторая основа путинской власти — коррупция. Россия сегодня является клептократией. Ее политическая система работает на откатах, взятках и краже народных денег лояльными олигархами. Конечно, свои краденые деньги они не оставляют в России. Эти средства циркулируют по огромной международной системе тайных финансов. Они попадают в «Дойче Банк», в «Данске Банк», тратятся на лондонскую недвижимость, скрываются на счетах американских компаний-пустышек. На эти деньги покупается верность и преданность режиму.

А третья основа — это пропаганда. Путин со своими союзниками деятельно разжигает конфликты за рубежом, чтобы укрепить националистическую преданность населения у себя дома. С самого начала своего правления Путин провоцирует насилие и агрессию в отношении «врагов России» — будь это чеченцы, украинцы или американцы. Такая стратегия помогает ему повышать собственную популярность.

Американская внешняя политика последнего времени отнюдь не подрывает эти основы кремлевской власти. Она служит их укреплению. Например, администрация Обамы вступила в агрессивную углеводородную конфронтацию с Россией, тем самым еще больше усилив пагубное пристрастие мира к ископаемому топливу. При Обаме деньги российских олигархов рекой текли в США, хотя в это самое время его госсекретарь Хиллари Клинтон сравнивала Путина с Гитлером.

Сандерс же, наоборот, стремится разрушить каждую из этих основ. Вместо того, чтобы усиливать американскую зависимость от нефти и газа, он ратует за Новый Зеленый Курс, который предусматривает переход к «чистой энергетике», причем не только в границах США. Выступая за отказ от углеводородов и очищение атмосферы, и призывая к этому американских союзников в Европе, Сандерс обещает ослабить рычаги геополитического влияния Путина.

Сандерс не игнорирует незаконную финансовую систему, а выступает за реализацию программы «корпоративной ответственности», которая нацелена на закрытие налоговых оазисов, на ликвидацию анонимных компаний-пустышек и на жесткое регулирование банков с Уолл-Стрит, которые содействуют перекачке украденных клептократами денег по всему миру.

И наконец, Сандерс избегает примитивной риторики холодной войны об «этих русских», которая усиливает легитимность Путина внутри страны. У него структурный подход к этой проблеме. Он намерен бороться с узловыми центрами незаконных финансов, а не с отдельными «плохими игроками», действующими внутри системы.

Короче говоря, Сандерс отходит от устаревшей парадигмы «внешней политики» с ее четкими демаркационными линиями «дом-заграница» и призывами к защите национальных интересов. Он берет в перекрестье прицела глобальную архитектуру клептократии, к которой причастны многие американские фирмы и граждане, и налаживает связи с общественными движениями всего мира, могущими стать союзниками в борьбе против государственной коррупции.

Прогрессивным силам недопустимо проявлять наивность в отношении Путина. Он вряд ли ослабит свои попытки укрепить российскую сферу влияния, каков бы ни был исход выборов в 2020 году. Но хотя Демократическая партия вполне обоснованно опасается российской агрессии, она не может больше пользоваться устаревшей системой взглядов, в которой Россию рассматривают только с точки зрения военной безопасности.

Поэтому неудивительно, что люди, понимающие клептократическую систему Путина, такие как лидер российской оппозиции Алексей Навальный, сегодня болеют за Сандерса. Ослабить авторитарную власть Путина и укрепить новое демократическое движение в России можно лишь путем подрыва этой системы, но не за счет соперничества с ней.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.