В предыдущих своих статьях я излагал взгляды некоторых американских военных экспертов, хорошо знакомых с оборонной доктриной Японии. Их существо сводилось к следующему: даже если Япония решится в ответ на требования президента Трампа на «добровольное» увеличение расходов на содержание американских войск в стране до 6 миллиардов долларов в год, это обойдется ей значительно дешевле, чем строить сравнимую по мощи с американской свою собственную систему обороны.

Чтобы Япония была в состоянии поднять свой военный потенциал хотя бы до того уровня, чтобы эффективно противостоять агрессии со стороны Китая, ей необходимо увеличить свой военный бюджет еще на 50 миллиардов долларов. Так что, затрачивая «символические» 6 миллиардов на содержание американского военного контингента в стране, разве Япония не добьется тем самым огромной экономии в 44 миллиарда?

Не вызывает сомнения тот факт, что такие рассуждения строятся на американских представлениях о США как единственном центре силы и на американской оборонной доктрине. В них Японии не отводится самостоятельная роль в разработке и осуществлении собственной военной стратегии. В этой связи я не могу согласиться с такими выкладками американцев.

В военный потенциал Японии, требующий укрепления, американцы почему-то не включают морскую пехоту

Среди руководства американского военного командования в Японии существуют представления, что по мере эвентуального сокращения американского военного контингента в стране Япония должна прикладывать самостоятельные усилия к укреплению собственного военного потенциала. В этом плане американские военные советники настаивают на том, чтобы Япония всемерно развивала свои военно-морские силы (включая авианосные корабли), ВВС и в особенности морскую авиацию, ракетные соединения (баллистические ракеты), космические войска. Американцы рекомендуют японцам усиливать свой ракетный потенциал среднего радиуса действия, который «доставал» бы до материкового Китая и Северной Кореи.

Такие американские рекомендации нельзя не назвать исполненными некоторого скрытого смысла. Все дело в том, что в них никогда не включаются советы по развитию Японией собственных сил морской пехоты.

Американский корпус морской пехоты, расквартированной в Японии, является мощным видом вооруженных сил, располагающим своей собственной истребительной и бомбардировочной авиацией, и по существу представляет собой полноценную сухопутную армию. Не рекомендуя Японии укреплять свои подразделения морской пехоты, а вместо этого усиливать ВМС, ВВС и ракетные войска, США тем самым делают свои многочисленные соединения морских пехотинцев долговременным фактором американского военного присутствия на японской земле.

Я постараюсь подробнее рассмотреть вопросы структуры японского оборонного потенциала в других статьях. Здесь же можно сказать только одно: в американской оборонной стратегии, равно как и в американской структуре построения военно-морских сил есть множество факторов, неприемлемых для Японии. Наиболее показательным из них является политика создания авианосного флота.

Некоторые расчеты, указывающие на неприемлемость для Японии укрепления своего морского авианосного потенциала

По представлениям японских военных, в настоящее время для усиления военно-морского потенциала страны ей необходимы два новых больших авианосных корабля, каждый из которых, разумеется, потребует весьма значительных расходов на строительство. Кроме этого, Японии нужно модернизировать имеющийся вертолетоносец типа «Идзумо» в легкий авианосец и дополнительно построить еще один такой же корабль.

Только на создание трех новых боевых единиц потребуется около 14 миллиардов долларов. Кроме того, огромных расходов потребует укомплектование их палубной авиацией, придание групп надводного и подводного сопровождения, подготовка офицерского состава и военных летчиков, и другие мероприятия.

В американской военно-морской стратегии, где вот уже 80 лет после Перл-Харбора сохраняются представления о «главенстве авианосцев», до сих пор действуют сценарии, по которым 2-3 американские авианосные группы в случае военного конфликта с Китаем наносят по китайским ВМС опережающие удары.

Как бы ни были высоки возможности задействования авиации с многочисленных авиабаз в Японии, американские стратеги все равно исходят из того, что решающий удар по Китаю может быть нанесен только с огромных «плавучих баз», то есть мощных авианосных соединений, которые должны выдвинуться в окружающие Китай моря. Именно такие представления и составляют поныне основу американской военной стратегии.

Однако в том, что касается Японии, если только ей не придется атаковать с помощью ВВС цели на материковом Китае или в Сибири, большие авианосные корабли (к ним относятся корабли такого класса водоизмещением более 50 тысяч тонн, которыми располагают 8 стран в мире — США, Великобритания, Россия, Китай и некоторые другие) ей совершенно не нужны.

Ведь изначально авианосцы и были придуманы для того, чтобы использовать бомбардировочную и истребительную авиацию там, где она не могла «доставать» вражеские цели с сухопутных баз. Классическим примером этого является атака японских ВВС на Перл-Харбор (кстати, послужившая причиной для создания действующей в США до сих пор стратегии «главенства авианосцев»), когда несколько японских авианосных кораблей приблизились к Гавайям и нанесли сокрушительный удар по американской военно-морской базе.

А сегодня США располагают мощным авианосным флотом, в котором каждый авианосец несет порядка 70 истребителей и истребителей-бомбардировщиков, именно потому, что они проводят свои военные операции во всем мире и должны свободно придвигать свои «плавучие авиабазы» к местам военных действий.

Наверное, если бы в Конституцию Японии вдруг были бы внесены невероятные положения о том, что «по японской военной доктрине, если бы для Японии возникла военная угроза, наша страна могла бы наносить удары сдерживания по странам — источникам такой угрозы», Япония могла бы атаковать ракетами со своей территории авиационные и ракетные базы, расположенные, например, в Китае или Сибири, с которых возможно было бы нападение на нашу страну. В дополнение к этому, Япония могла бы использовать бомбардировочную авиацию со своих авианосцев, приблизившихся к прибрежным водам Китая и Сибири, для ударов по военным объектам внутри материковой части Китая и России.

Однако в настоящее время японская оборонная стратегия даже не рассматривает возможности нанесения таких авиационных ударов. Действующие принципы национальной обороны Японии гласят, что Япония при возникновении военных конфликтов противостоит противнику (ракеты средней и большей дальности, ударные соединения ВМС, подразделения ВВС и т.д.) только в пределах окружающих ее морских акваторий (в морях, океанах и воздушном пространстве).

Разумеется, в обладании любым видом оружия есть свои плюсы. Поэтому иметь современные виды вооружений лучше, чем не иметь. Так что, в принципе, и использование авианосцев военно-морскими силами Японии возможно при условии того, что будет «вписываться» в изложенную выше оборонную стратегию страны. И все же наличие крупнотоннажных авианосцев является совсем не обязательным для японских ВМС, которые предназначены для ведения оборонительных операций в окружающих морях, в отличие от американских ВМС, которые по определению выдвигаются для ведения боевых действий в просторы мирового океана.

Представляется, что для японских сил самообороны было бы выгоднее вместо строительства 1-2 больших авианосцев разместить по всему Японскому архипелагу от острова Йонагуни на юго-западе (группа островов Сакисима) до Хоккайдо на севере как можно больше различных авиабаз, обеспечив их скрытность и мобильность в использовании. Наряду с этим очень эффектным сдерживающим для противника средством могла бы стать сеть противоракетных и противокорабельных баз на юго-западе Японии на побережье Восточно-китайского моря и вокруг острова Кюсю.

Следует отметить и еще один момент: даже в среде американских военно-морских стратегов начинает все активнее циркулировать мысль о том, что новые российские и китайские разработки делают авианосцы все более уязвимыми, в связи с чем требует принципиальной переработки вся стратегия использования авианосных соединений.

Еще 10 лет назад я выдвигал идею о необходимости создания «ракетного заградительного барьера», который тянулся бы от Кюсю до крайних юго-западных японских островов и далее на Филиппины и на Борнео. Такой барьер эффективно противостоял бы расширению китайских ВМС и, несмотря на их усиление, значительно снижал бы вероятность возникновения военных столкновений в Южно-китайском и Восточно-китайском морях. Здесь следует учитывать и активное развертывание в этом регионе американцами противокорабельных ракетных батарей.

Выводы

Японская оборона должна строиться на основе собственных японских геополитических, исторических, экономических, культурных и политических интересов. Она должна иметь в своей основе собственную оборонную стратегию, собственную военную структуру и собственную военную организацию. Только в рамках такого подхода Япония должна рассматривать союзнические отношения с другими странами и лишь в тех рамках, которые соответствуют интересам страны. И этот принцип должен действовать не только для Японии, но и для всех государств.

По сравнению со странами Западной Европы и Америкой Япония традиционно обладает низкой «военной грамотностью». После поражения во Второй мировой войне она заняла иждивенческую позицию, излишне доверившись рекомендациям и помощи Америки в вопросах обороны. Эта пагубная привычка до сих пор определяет существо лубочного «японско-американского договора безопасности», остающегося только красивой вывеской.

Америка естественным образом пытается извлечь из военного союза с Японией свои собственные выгоды. В американских подходах к оборонному союзу с Японией есть много такого, чего Япония с военной точки зрения принимать не должна. Более того, Япония должна ясно осознавать, что почти все, что ей рекомендуют США, основывается на их собственных интересах.

Япония должна как можно быстрее освободиться от положения «вассального» по отношению к Америке в военном смысле государства. Я глубоко убежден, что для этого наша страна должна разработать и проводить собственную оборонную стратегию

Дзюн Китамура — японский политолог, доктор политологии, автор многочисленных книг по военной истории и геополитике. Окончил университет Британской Колумбии (Канада). Там же защитил докторскую диссертацию (PhD). Долгое время работал и продолжает работать консультантом в различных американских «мозговых центрах». Живет в Сиэтле (США). 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.