Политическое наследие Владимира Путина теперь зависит от технократических навыков малоизвестного умельца собирать налоги, который революционизировал российскую систему налогообложения, а теперь надеется с такой же эффективностью реализовать амбициозные кремлевские планы расходов.

До парламентских выборов остается год, а Путин готовит общество к конституционным изменениям, которые позволят ему сохранить какие-то властные полномочия после окончания его президентского срока. Он удивил страну, заменив в январе премьера со стажем Дмитрия Медведева на руководителя Федеральной налоговой службы Михаила Мишустина, который всю жизнь проработал на государственной службе и никогда не занимал политические посты.

Медведеву в последние годы не удалось реализовать масштабные инфраструктурные проекты, которые, по словам Путина, необходимы для возрождения неэффективной экономики. А Мишустин помог вернуть профицит бюджету, удвоив доходы от налога на добавленную стоимость, которые сейчас составляют примерно пятую часть всех государственных доходов, отставая только от налогов на прибыль и на добычу полезных ископаемых.

Спеша продемонстрировать результаты на новом посту, 53-летний Мишустин, не теряя времени, перекраивает чиновничий аппарат по своему усмотрению.

«Он стал хорошим практиком, который понимает, что надо делать, знает, как это делать, и делает», — сказал 20 февраля 67-летний Путин.

Порвав с традицией, Мишустин проводит первое на рабочей неделе совещание с подчиненными ровно в 9 часов утра, что по московским меркам раннее утро. Кроме того, он встречается со своим аппаратом по субботам и воскресеньям, о чем рассказали люди, обладающие этой информацией из первоисточников.

Взгляд на десятилетнюю работу Мишустина во главе налогового ведомства помогает понять, как он намеревается руководить правительством. Он оптимизировал налоговый режим, заслужив похвалу Всемирного банка, который отметил эти улучшения постепенным повышением российских рейтингов в своей ежегодной оценке легкости ведения бизнеса. Если в 2012 года Россия в этом индексе занимала 120-е место, то в прошлом она находилась уже на 28-м.

Его знаковым достижением стало то, что по всей стране в магазинах и ресторанах установили более 3,5 миллиона подключенных к интернету кассовых аппаратов. Все они подключены к двум гигантским серверным паркам, главный из которых находится в Подмосковье, а резервный — под Нижним Новгородом. Такая система позволяет любому человеку с допуском и ноутбуком следить за миллионами операций в режиме реального времени.

«У нас даже есть данные по импорту-экспорту, и поэтому мы можем видеть всю экономику и следить за цепочкой добавленной стоимости от самого начала до момента конечной продажи», — сказал преемник Мишустина и его давний заместитель Даниил Егоров, давая интервью в штаб-квартире налоговой службы в центре Москвы.

Сидя за столом перед монитором размером со стену, Егоров может несколькими щелчками мышки составить список всех последних денежных операций в близлежащем магазине эксклюзивной одежды.

«Смотрите, кто-то только что купил джинсы за 67 тысяч рублей (тысяча долларов), — говорит он. — Это же безумная цена за джинсы!» Как и на всех российских чеках, в кассовом документе на дизайнерские штаны указан 20-процентный НДС. В итоге 200 долларов от этой покупки получит государство.

Затем 44-летний Егоров выводит на свой гигантский экран карту России, нажимает наобум Краснодарский край и выделяет одну из тысяч местных компаний. Выбрав ее, он может найти все даты и суммы платежей НДС, произведенных этой компанией, а также всеми ее поставщиками и даже подрядчиками этих поставщиков.

Мишустин ввел еще одно новшество. Это обязательная печать на каждом кассовом чеке уникального QR-кода (код быстрого реагирования). Это позволяет потребителю зарегистрироваться на портале налоговой службы, загрузить фотографию своего кода и проверить, законно ли работает тот магазин или ресторан, где он только что заплатил деньги. Это помогает органам власти искоренять деятельность черного рынка.

«Мишустин создал общенациональную информационную систему, слив воедино все имеющиеся данные в целях анализа и управления, — сказал Егоров. — Его ориентированная на обработку данных платформа заложила основу, и мы теперь можем шаг за шагом выстраивать вокруг нее различные решения».

Алгоритмы системы позволяют выявлять несоответствия и случаи возможного обмана на каждом этапе производственного процесса. Когда замечена подозрительная операция, генерируется автоматический предупредительный сигнал, а соответствующие компании и контролирующие их инспекторы получают уведомления.

Эти массивы информации оказались настолько ценными, что налоговая служба решила открыть свой интерфейс для третьих сторон, создав стимул для компаний и потребителей добиваться того, чтобы предприятия розничной торговли проводили все покупки через официальные кассовые аппараты.

Этой информацией уже вовсю пользуются примерно 150 компаний. Среди них маркетинговая фирма «Едадил», которая сотрудничает с такими производителями как «Кока-Кола», предлагая кэшбэк через специальное приложение, которое сканирует QR-коды и отправляет деньги непосредственно на банковский счет потребителя.

Сейчас Мишустин руководит всем правительством, и теперь его протеже предстоит закончить ту важную работу, которую они начали в попытке взять очередную высоту в погоне за новыми источниками налоговых поступлений: создать налоговый режим для самозанятых.

Примерно 25 миллионов Россиян (это треть трудового населения страны) имеют такую форму дохода, которая не облагается налогом. Это и таксисты, и различные домашние мастера, и арендодатели, и репетиторы. Всегда помня о наказе Путина, который сказал, что государство должно служить людям, а не наоборот, Егоров заявляет, что очень осторожно и бережно относится к этим категориям замозанятых.

В прошлом году налоговая служба запустила экспериментальную программу, чтобы помочь людям легализовать свои «серые» доходы, выплачивая фиксированный четырехпроцентный налог через специальное приложение для предпринимателей. Цель программы — оценить реакцию населения.

По просьбе налоговиков крупнейшие онлайновые платформы России спросили своих самозанятых пользователей, сколько они готовы платить. К удивлению Егорова, 60% заявили, что сумма от двух до пяти процентов будет справедливой.

«Я думал, все скажут ноль, — заявил Егоров. — Я легко могу отыскать этих людей и потребовать, чтобы они платили, но такой советский подход слишком груб и непродуктивен. Говоря словами Адама Смита, налог следует взимать так, чтобы налогоплательщику было очень удобно его платить».

С участием Анны Андриановой (Anna Andrianova).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.