Президент США уволил директора Национальной разведки после того, как его помощники проинформировали комитет Конгресса о новых попытках России вмешаться в выборы 2020 года. Вместо него президент назначил временно исполняющим обязанности главы ведомства человека, главным достоинством которого, по всей видимости, является его скептическое отношение к тому, что Россия вообще вмешивается в нашу политику. Вместе с тем представители разведки сообщают сенатору Берни Сандерсу (Bernie Sanders), ведущему кандидату, который может сместить действующего президента, что российские боты проникли в ряды его многочисленных онлайн-сторонников, чтобы посеять раздор в Демократической партии. По их словам, это сделано с целью помочь Сандерсу, однако сам Сандерс считает, что эта утечка задумана специально, чтобы навредить ему.

Не знаете, чему верить? Удар в самую точку. Эта лихорадка недоверия является желаемым, «целевым» симптомом мощного вируса (червя взаимной подозрительности, подрывающего доверие), который Россия внедрила в действующую систему американской демократии. Без особых затрат и с удивительной легкостью Владимир Путин и его правительство используют партийные пристрастия и социальные сети для достижения долгосрочной цели России, заключающейся в ослаблении Запада, стимулируя возникновение хаоса и усиливая разобщенность. За восемь месяцев до дня выборов этот вирус уже распространяется практически бесконтрольно, поскольку само существование российского проекта создания хаоса само по себе стало «яблоком раздора» и вносит разлад между партиями. Демократы видят почти в каждом новостном цикле «руку» Путина, а республиканцы все чаще с презрением называют это, цитируя президента, охотой на ведьм.

Миллионы из нас не уверены, будут ли выборы свободными и честными, будут ли новости, которые мы потребляем, реальными или сфабрикованными, будет ли наша внешняя политика служить национальным интересам или личным. Для врагов Америки это большая победа. Атмосфера взаимной подозрительности внутри страны подрывает нашу способность влиять на события за рубежом. Иностранные правительства теряют доверие к стране, лидеры и сторонники которой не доверяют друг другу.

Путин практикует этот инвазивный вид деятельности на протяжении почти всего последнего десятилетия. Пользуясь удобным случаем — отсутствием законов на границах социальных сетей, российский лидер подогревает разногласия, распространяет дезинформацию, муссирует теории заговора и в целом манипулирует американской системой. Путин, вероятно, «дал добро» российским военным хакерам, шаблонное интриганство которых превратилось в 2016 году в проект, направленный одновременно на поддержку Трампа и Сандерса с тем, чтобы повысить популярность и протолкнуть кандидатов-аутсайдеров, скептически настроенных в отношении мирового порядка во главе с США. Главный обвинитель Путина был предполагаемым источником информации, согласно которой Кремль соблазнял ближайшее окружение Трампа помощью, перспектива которой маячила перед его нетерпеливыми взором. («Мне это нравится», — воскликнул Дональд Трамп-младший, когда ему сказали, что российские власти хотят помочь его отцу). По мнению ряда бывших помощников Трампа, источником информации, на основании которой президент США был почти полностью уверен в том, что Украина состоит в сговоре с его политическими оппонентами, был Путин. По мнению эксперта по России Фионы Хилл, правительство Путина создало «кроличью нору», из которой Кристофер Стил извлек свое знаменитое досье. Поскольку этот документ подвергли большому сомнению, Путин теперь может пожимать плечами и ухмыляться: «Кто, я?». Авторитарный лидер из Санкт-Петербурга внезапно появляется на разбитом ландшафте американской политики подобно Зелигу (персонажу одноименного фильма "Zelig" Вуди Аллена, заурядному типу, ставшему знаменитым благодаря своей способности перевоплощаться в людей, с которым он общается — прим. перев.).

Доверие к стране пошатнулось. Теперь, когда оно утрачено, нам будет его не хватать. И российский лидер, безусловно, доволен тем, что одержал значительную геополитическую победу без особых усилий и при таком содействии доверчивых простофиль-американцев.

По иронии судьбы свой вклад в успех Путина внесли американцы всех политических мастей — так и не поняв, чего он хочет и почему он этого хочет. Он преследует совсем не те цели, которые преследовал бывший Советский Союз (хотя он и назвал распад СССР «катастрофой»). Во время холодной войны Кремль занимался распространением коммунистической идеологии. По словам бывшего посла США в России Майкла Макфола, который теперь преподает в Стэнфордском университете и пишет статьи для газеты «Вашингтон Пост» (The Washington Post), Путин не придерживается какой-либо идеологии. «Я считаю его импульсивным, эмоциональным, умеющим приспосабливаться и принимать решения исходя из складывающейся ситуации. Сам Путин считает себя последним великим лидером-националистом, антиглобалистом».

Он пришел к власти совершенно неожиданно, когда до конца 1999 года оставались считанные часы. Когда по случаю наступления знаменательного Нового года люди по всему миру начали пускать фейерверки, уставший от дел президент России Борис Ельцин выступил на государственном телеканале, медленно произнеся неожиданную речь об отставке. Он передал власть Путину, бывшему офицеру разведки КГБ, занимавшему пост премьер-министра.

Восхождение Путина в хаосе постсоветского периода убедило его в том, что капитализм западного типа, не сдерживаемый централизованной контролирующей властью, несовместим с величием России. И справедливости ради следует отметить, что США и их западные союзники не сделали всего необходимого, чтобы помочь русским создать рыночную экономику. Хотя американцы помогли создать фондовую биржу и другие составляющие постсоветской экономики, государственные отрасли промышленности, составлявшие основу старой системы, были быстро приватизированы в условиях разгула коррупции и лишенного моральных принципов прагматизма.

С тех пор Путин превратил систему разнузданного грабежа 1990-х годов в централизованную структуру, состоявшую из одобренных государством олигархов, в которой на вершине пирамиды был он сам. Путин считается одним из самых богатых людей на Земле — поразительно для человека, который всю свою жизнь работал в государственных учреждениях. Строительство его дворца на берегу Черного якобы обошлось в один миллиард долларов, и это только один из его многочисленных дворцов и мест, где он отдыхает в уединении.

Многие российские наблюдатели считают, что было время, когда Путин мог бы стать потенциальным партнером Запада. Более того, примерно в то время, когда он стал президентом, обсуждался вопрос о вступлении России в НАТО, как это к тому времени уже сделали некоторые бывшие государства-сателлиты Советского Союза. После терактов 11 сентября он позвонил тогдашнему президенту Джорджу Бушу-младшему и предложил, чтобы их страны стали союзниками в борьбе с общим врагом — радикальным исламистским терроризмом. О своей первой встрече с Путиными Буш, как известно, заявил: «Я заглянул ему в глаза и увидел его душу». Когда в 2003 году в Совете Безопасности ООН Буш добивался одобрения вторжения в Ирак с целью свержения диктатора Саддама Хусейна, Путин не воспользовался своим правом вето.

Но позиция Путина изменилась, когда Запад расширил свое влияние. Позже в том же году в результате так называемой «революции роз» в Грузии было свергнуто правительство бывшего министра иностранных дел СССР Эдуарда Шеварднадзе, и новое правительство возглавил прозападный политик Михаил Саакашвили. Другие «цветные революции» вспыхнули в бывших государствах-сателлитах — Украине и Киргизии. В 2004 году НАТО расширилась до границ России, добавив в свой состав трех новых членов из числа бывших советских республик: Латвию, Литву и Эстонию.

Это постепенное наступление ужесточило мировоззренческую позицию Путина, и его настороженность по отношению к США, по выражению Макфола, «сошла с катушек». Бывший офицер разведки был убежден, что за этими «цветными революциями» стоит его давний враг — ЦРУ, и что в перспективе США будут добиваться смены режима в самой России. По словам бывшего посла, Путин считал, что США злоупотребляют своей властью, действуя с целью «свержения всех людей, которые нам не нравятся». «Как только он поймет, что мы что-то задумали против него, все происходящее станет еще одним подтверждением».

Восстания «арабской весны»? Вот вам, пожалуйста. Вспышка протестов по поводу фальсификаций на российских парламентских выборах? Еще одно подтверждение. Свержение пророссийского правительства на Украине? Еще. Противодействие США строительству трубопровода для экспорта российского природного газа? Еще один пример. Суровые меры, предпринятые Америкой против отмывания Россией денег и нарушений Россией прав человека, известные как Закон Магнитского? Вот опять.

Российский лидер счел эти и другие меры враждебными по отношению к национализму, враждебными по отношению к России и враждебными по отношению к нему лично.

Все пережившие конец советской эпохи усвоили урок, что Россия не может конкурировать с Западом, используя обычные средства. Большая и мощная с точки зрения территории, культуры и количества ядерного оружия, Россия так и не достигла уровня своих экономических возможностей. Эта огромная, красивая страна знает, что такое власть, но она так и не узнала, что такое настоящее процветание — даже цари строили замки во французском стиле из дерева, выкрашенного под мрамор. СССР победил Гитлера во Второй мировой войне, принеся в жертву почти невообразимое количество жизней своих граждан, но коммунизм во многом ограничил жизнеспособность промышленности, которая пережила войну.

Сегодня экономика России, богатой углеводородным топливом, слабеет из-за низких цен на энергоносители. Хотя валовой национальный продукт на душу населения выше, чем когда-либо прежде, средний российский гражданин по-прежнему беднее, чем средний литовец или малазиец.

Будучи не в состоянии открыто противостоять Западу, Путин, склонный к оппортунизму и импровизациям, хватается за оружие массового поражения, даже маловероятное. В 2014 году Путин аннексировал Крым, продемонстрировав нежелание Запада останавливать его. Он ринулся в ужасающий хаос гражданской войны в Сирии, справедливо полагая, что уставшие от войн Соединенные Штаты его оттуда не вытеснят. Он снова пошел на риск — на этот раз под боком у Америки, поддержав режим Мадуро в Венесуэле. «Это очень рискованные шаги, — говорит Макфол, — но он не боится расплачиваться за то, чтобы ослабить Запад и остаться у власти. Именно поэтому он так опасен».

Больше всего Путин боится сплоченных Соединенных Штатов, проводящих двухпартийную, продемократическую внешнюю политику. Поэтому он пошел на риск и подготовил операцию специально, чтобы посеять раздор через социальные сети. Путинские компьютерные хакеры ищут любые внутренние разногласия и натянутые отношения, которые, как правило, ведут к ослаблению единства американцев или дискредитации американского руководства. Хотя в 2016 году Путин отдавал явное предпочтение Трампу, а не Хиллари Клинтон, он обычно не поддерживает какую-то одну точку зрения. Он поддерживает тех кандидатов, которые вызывают наибольшие разногласия, сеют рознь, и подогревает те споры, которые являются наиболее ожесточенными. Тот, кто безумствует в «Фейсбуке» или в «Твиттере», является потенциальным союзником в его деле. Во время выступления президента с посланием Конгрессу он, без сомнения, получал удовольствие и от пренебрежительно отвергнутого рукопожатия, и от уничижительной критики.

России уже однажды удалось обратить Америку против себя самой. В начале атомного века раскрытие сведений о том, что некоторые американцы, имевшие доступ к ядерным секретам, были русскими шпионами, способствовало началу яростного преследования коммунистов в федеральном правительстве в условиях крайнего недоверия, известного как маккартизм. Тогда тоже шли ожесточенные «бои» и споры — даже по поводу самых основополагающих фактов. Высокопоставленного чиновника Госдепартамента Элджера Хисса называли либо предателем, либо мучеником — в зависимости от того, кого из американских избирателей о нем спрашивали.

Но по прошествии достаточного времени, картина прояснилась. Сегодня только самые упрямые не понимают, что Хисс не был мучеником и что шпионы Дэвид Грингласс, Джулиус и Этель Розенберги были в той или иной степени виновны. Точно так же мы можем согласиться и с тем, что у сенатора Джо МакКарти никогда не было списков сотен коммунистов в Госдепартаменте или вооруженных силах. Так что история в конечном итоге подтвердит основополагающий факт того, что Путин преднамеренного атаковал и «взламывал» Запад. «Российское правительство активно и систематически вмешивалось в президентские выборы 2016 года», — написал в своем докладе Мюллер. Как говорится в подробном обвинительном заключении федеральных властей в отношении «Агентства интернет-исследований», российские агенты, работавшие на человека, связанного с Путиным, в 2014 году начали распространять провокационную ложь и действительно сфабрикованные новостные материалы на платформах социальных сетей, таких как «Фейсбук» и «Твиттер». Их стратегия была достаточно проста: найти темы, вызывающие разногласия, и попытаться вбить клин глубже, обострив эти разногласия.

Российские тролли и компьютерные «боты» распространяли ложные сообщения о теракте, совершенном мусульманами в Луизиане. Они разжигали напряженность на расовой почве после стрельбы полицейских, вызвавшей острые споры. Они распространяли информацию о несуществующей вспышке лихорадки Эбола в Атланте и раздували беспочвенные слухи о ку-клукс-клановцах, разгуливающих по кампусу колледжа в Миссури. Такие, казалось бы, разрозненные действия на самом деле были нацелены именно на это: распространению подлежало все, что могло бы разобщить американцев или вызвать разногласия между американцами и остальным миром. Вызвать потрясение, взбудоражить, раздуть ссору и далее по кругу.

Одновременно Путин занялся другими уязвимыми местами западного альянса. Предоставив сирийскому диктатору Башару Асаду возможность использовать свою жестокую тактику, он способствовал тому, что миллионы беженцев устремились в Европу. Когда в ответ на это вспыхнули ксенофобские националистические движения, русские подлили масла в огонь через социальные сети. Невидимая рука России была не единственным фактором, вызвавшим негативную реакцию в Европе. Но теперь Европейский союз может развалиться.

Эти действия имели бы токсичный эффект, даже если бы в 2016 году Клинтон выступила перед избирателями вокруг Великих озер более убедительно и победила на выборах. Но из-за того, что путинские хакеры все силы бросили на то, чтобы добиться поддержки Трампа, который победил, набрав всего 46% голосов в коллегии выборщиков, победа русских обернулась разгромом. Сами выборы стали причиной дальнейшего раскола. Роль России стала новым «яблоком раздора», и эти сомнения по-прежнему существуют, подогревая спорящие стороны.

Независимо о того, планировал ли Путин это, или ему просто повезло, игроку Путину сопутствует удача. После выборов выяснилось, что пропаганда Путина в поддержку Трампа (в купе с неуместным восхищением Путиным, которое выражал Трамп) стала причиной институционального превышения полномочий со стороны ФБР. Этот вывод неизбежно напрашивается из отчета генерального инспектора Министерства юстиции Майкла Горовица. Расследование ФБР, в свою очередь, создало почву для поляризации СМИ эпохи интернета. Раздраженная реакция Трампа (увольнение директора ФБР и хвастливое заявление об этом российскому послу) послужила поводом для начала расследования Мюллера. И к тому времени, когда через год с лишним Роберт Мюллер доложил о своих выводах, охлаждать пыл избирателей обеих партий было уже слишком поздно. «Украинский» эпилог, в котором в одном углу разворачивалась безумная конспирологическая теория Трампа, а в другом — сладко звучала многообещающая песня сирены об импичменте, свидетельствует о том, что подрыв доверия ко всем нам теперь находится в режиме автозапуска.

Вполне естественно, что полем битвы, которое выбрал Путин, является интернет. В геополитике, как и в бизнесе, цифровые коммуникации в корне изменили систему распределения власти. Когда каждый является потенциальным вещателем и информация распространяется мгновенно, гораздо легче разрушать, чем создавать. Путин — разрушитель, он стремится разрушить монополию Запада. Его подход к ослаблению Соединенных Штатов и их альянсов мог быть позаимствован у молодого Марка Цукерберга, девиз которого (в те дни, когда он ходил в толстовках с капюшоном и когда «Фейсбук» открыто заявлял о своих деструктивных амбициях) гласил: «Действуй быстро и круши все подряд». Подобно Цукербергу и его коллегам, искателям приключений из Кремниевой долины, Путин понимает, что в свободе есть некая доля пиратства, а хорошо организованные институты не спешат защищаться.

Стареющему Мюллеру, когда он докладывал в Конгрессе о своих выводах, было тяжело сознавать вероятность того, что Путин мог взять верх над Соединенными Штатами через 20 лет после своего прихода к власти. И что Соединенные Штаты и их союзники, возможно, слишком сдержаны, слишком нестабильны и слишком привержены соблюдению правил, чтобы вступить в схватку с вандалом, который действует решительно. Отмеченный многими наградами морской пехотинец, бывший федеральный прокурор и директор ФБР в одном из своих последних публичных заявлений попытался предупредить страну об этой явной и непосредственной опасности. «За годы работы я был свидетелем многих угроз нашей демократии, — заявил он. — И одной из самых серьезных угроз являются действия российского правительства с целью вмешательства в наши выборы». Более того, эти действия продолжаются. «Они делают это и сейчас, пока мы здесь сидим», — предупредил он членов Комитета по разведке Палаты представителей.

«Это заслуживает внимания каждого американца», — заявил Мюллер.

Однако возникает вопрос: «Что толку от этого внимания, если национальный дискурс уже заражен вирусом Путина?».

Когда мы полностью включимся в борьбу за то, кто будет руководить страной в течение следующих четырех лет, мы должны спросить себя, будем ли мы противостоять игре Путина или играть на его стороне. Будем ли мы верить самой неприятной информации друг о друге? Будем ли мы усиливать и распространять злобу? Будем ли мы обострять разногласия и усиливать разобщенность? Закончим ли мы путинский гамбит сами?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.