Днем в четверг, 5 марта, Россия и Турция объявили о заключении соглашения по перемирию в Сирии, что напрямую противоречит требованиям, с которыми госсекретарь США Майк Помпео (Mike Pompeo) выступил ранее в тот же день, и разрушает надежды Соединенных Штатов на то, что Турция могла бы помочь уменьшить масштабы контроля сирийского диктатора Башара Асада над его страной.

Утром в четверг, 5 марта, Помпео сообщил репортерам, что «требование» Соединенных Штатов к Асаду заключается в том, что он должен вернуться к соблюдению установленных в 2018 году линий прекращения огня на северо-западе Сирии после нескольких недель боев между турецкими и проасадовскими силами. Спустя всего несколько часов Турция согласилась на предложенные Россией условия перемирия вдоль линии фронта на северо-западе Сирии, которые закрепляют военные победы Асада, одержанные им после 2018 года.

Это соглашение поставило крест на очередной попытке Помпео заключить американо-турецкий альянс против Асада, которого поддерживают Иран и Россия.

Администрация Трампа стремилась вытеснить иранские силы из Сирии с тех пор, как в сентябре 2018 года бывший советник по вопросам национальной безопасности Джон Болтон (John Bolton) объявил это одной из задач внешней политики Соединенных Штатов. В последние месяцы Госдепартамент США активизировал попытки вытеснить Иран путем ослабления позиций Асада дипломатическими и военными способами.

«Мы полагаем, что у россиян и сирийцев появляется все больше стимулов для уменьшения присутствия Ирана, — сказал Брайан Хук (Brian Hook), чиновник Госдепартамента США, отвечающий за политику в отношении Ирана, на мероприятии, которое издание Al Monitor организовало 28 февраля. — Соединенные Штаты и наши партнеры будут отказывать Сирии в помощи в восстановлении страны до тех пор, пока не будут выполнены определенные условия».

Он добавил, что «Асад оказался прижатым к стене» в начале сирийской гражданской войны в 2011 году, и обвинил Иран во вмешательстве, сказав, что именно оно позволило Асаду «вырезать полмиллиона мусульман».

Хук не стал упоминать о роли Турции в Сирии, но другие американские дипломаты продолжали без лишнего шума поддерживать наступательную операцию Турции против сил Асада на северо-западе Сирии.

Посол Джеймс Джеффри (James Jeffrey), чиновник Госдепартамента США, отвечающий за политику в отношении Сирии, приехал в Идлиб 3 марта вместе с послом Келли Крафт (Kelly Craft), постоянным представителем США в ООН. Джеффри пообещал поддержать Турцию и военным снаряжением, и разведданными.

«У нас очень, очень обширная программа продаж оружия и военной техники иностранным государствам, и значительная часть турецких вооруженных сил использует американское оборудование, — сказал он репортерам. — Мы убедимся в том, что оборудование готово».

Реализация плана по оказанию давления на Асада набрала обороты в январе 2019 года. Конгресс США принял законопроект о санкциях, позволявший Госдепартаменту возобновить дипломатические давление на Асада. В тот момент силы Асада проводили военную операцию по захвату Идлиба, последней удерживаемой повстанцами провинции в Сирии.

Турция укрепила свое миротворческое присутствие в Сирии в отчаянной попытке остановить наступление сил Асада, которое представляло собой нарушение соглашения о перемирии, заключенного в 2018 году при посредничестве Турции, и пригрозила отправить сотни тысяч беженцев, двинувшихся к турецкой границе.

Сирийский диктатор и его российские союзники удвоили ставки, убив несколько десятков турецких военных в феврале. В ответ на это турецкие силы нанесли удары по силам Асада и, по некоторым данным, по российским самолетам, применив переносные зенитно-ракетные комплексы. Вооруженные силы Ирана, которые ранее предпочитали не вмешиваться в ситуацию с Идлибом, предупредили, что турецкие военные находятся в зоне поражения иранских орудий.

Это стало самым серьезным обострением между Турцией, Россией и Ираном к настоящему моменту. Турция долгое время поддерживала сирийских повстанцев, однако она также тесно сотрудничала с Ираном и Россией ради заключения соглашений о перемирии и создания «зон деэскалации» в Сирии.

После февральского обострения турецкое руководство обратилось к США за помощью в защите турецкого воздушного пространства.

Эта просьба послужила толчком к возобновлению давних споров внутри администрации Трампа касательно отношений с Турцией. По некоторым сообщениям, Джеффри настаивал на отправке ракет «Пэтриот», чтобы укрепить турецкую систему ПВО, а представители Министерства обороны США возражали против этого.

Военное руководство США не находит общего языка с турецким правительством по целому ряду вопросов, включая Сирию, где Соединенные Штаты и Турцию не устраивают партнеры друг друга.

В 2019 году чиновники Госдепартамента пытались создать альянс между поддерживаемой Соединенными Штатами коалицией сил во главе с курдами и поддерживаемыми Турцией исламистами, но эти планы провалились после того, как в октябре 2019 года Турция начала военную операцию против сирийских курдов.

В октябре 2019 года американские военные убили лидера «Исламского государства» (террористическая организация, запрещенная на территории РФ — прим. редакции ИноСМИ) Абу Бакра аль-Багдади (Abu Bakr al-Baghdadi) в Идлибе, а также несколько влиятельных членов этой террористической организации на участке сирийских территорий, оккупированном Турцией.

В своем февральском интервью полковник Майлз Кэггинс (Myles Caggins), официальный представитель антитеррористической коалиции во главе с США, назвал Идлиб «магнитом для террористических группировок», хотя он также призвал Асада приостановить его наступление.

В четверг Помпео, казалось, поддержал позицию Джеффри.

«Правительство Турции попросило нас о целом ряде вещей. Мы проводим оценку его просьб, — сказал он. — Мы твердо верим, что наш партнер [по альянсу НАТО] Турция имеет полное право защищать себя от тех рисков, которые возникают в связи с действиями Асада, русских и иранцев».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.