Как и многие страны, Украина закрыла школы и запретила массовые собрания для борьбы с коронавирусом. Но, в отличие от других, она столкнулась со сложностями в усмирении продолжающихся уличных протестов, связанных с войной на сепаратистском востоке страны.

В минувшие выходные несколько тысяч человек вышли на демонстрации на улицы Киева, столицы Украины, чтобы выразить протест против того, что они воспринимают как уступку России на переговорах о прекращении боевых действий. Сделав это, они бросили вызов сначала запрету на собрания численностью более 200 человек, а затем, когда это запрет был ужесточен, на собрания численностью более 10 человек.

«То, что правительство Украины делает, в смысле национальных интересов более опасно, чем этот вирус», — сказала графический дизайнер Юлия Ковтун, решившая присоединиться к оппозиционному митингу в субботу, 14 марта.

В бывших советских республиках уличные протесты играют ключевую роль в стратегии оппозиции. Этой стратегии теперь угрожают новые ограничения на собрания, вызванные вирусной угрозой.

В частности, на Украине уличные протесты играют центральную роль в политике страны и рассматриваются как последняя линия защиты от влияния России, которая поддерживает сепаратистов. В 2014 году в результате уличных протестов был свергнут пророссийский президент (так в тексте — помимо уличных протестов, для свержения отнюдь не всегда слушавшегося Москву президента Януковича были применены массовые насильственные акции с сожжением зданий и нападениями на полицию, в результате которых только убитыми силовики потеряли 38 человек. В феврале 2014 года вооруженные протестующие проникли в Раду, которая тотчас же начала принимать совсем другие решения — прим. ред.). Сегодня оппозиционные группы заявляют, что они следят за президентом Владимиром Зеленским на переговорах с Россией по урегулированию конфликта.

В среду правительство Зеленского согласилось начать прямые переговоры с лидерами сепаратистов на востоке Украины, чему предыдущий президент страны сопротивлялся годами. Это стало потенциальным прорывом в переговорах.

Вооруженный конфликт на востоке Украины продолжается в привычном режиме. На прошлой неделе трое украинских солдат погибли в результате артиллерийского обстрела, а десятки тысяч бойцов по обе стороны от линии фронта продолжают жить в темных, переполненных бараках, где ни о какой изоляции не может быть и речи.

Между тем, остается неясным, как распространение вируса может повлиять на ход этого конфликта, как сказала Анна Арутюнян, старший аналитик Международной кризисной группы в Москве. «Возможно, происходит сдвиг во взгляде на войну, — сказала она. — Какой смысл сражаться сейчас? Может быть, лучше самоизолироваться, чем сидеть в окопах».

Однако изменения в политике правительства Зеленского привели к началу уличных протестов в Киеве, включая акцию, которая прошла в понедельник, 16 марта, и на которой появилась группа протестующих в защитных костюмах и масках.

На Украине было зафиксировано семь случаев заболевания коронавирусной инфекцией. Как сообщает Совет национальной безопасности Украины, по данным разведки, в сепаратистских регионах есть как минимум один случай заражения.

Правительство Украины поспешило закрыть школы и границы для иностранцев несмотря на то, что число заболевших остается очень низким.

Тем не менее, добиться соблюдения запрета на уличные протесты оказалось непросто. Во время акции протеста в пятницу демонстранты держали в руках плакаты с призывом: «Не жмите руку Кремля!»

«Я боюсь коронавируса, и я считаю, что Украина не готова к эпидемии, но я считаю своим приоритетом прийти сюда», — сказала Ковтун, которая приняла участие в одной из акций протеста в субботу. Несмотря на запрет на массовые собрания, полиция не предпринимала никаких попыток разогнать толпу. Тем не менее, в субботу Министерство внутренних дел Украины предложило рассмотреть новый законопроект, который предусматривал бы уголовную ответственность за «умышленное заражение другого человека опасной или очень опасной инфекцией».

Павел Белоус, ветеран войны и один из организаторов субботней акции протеста, заявил, что демонстрации должны продолжаться, потому что в противном случае правительство использует период карантина для того, чтобы протащить меры, которые в обычное время вызвали бы массовые митинги.

«Мы выйдем на площадь, чтобы почтить память тех, кто сражался и погиб, — сказал он. — Тогда мы рисковали нашими жизнями на линии фронта, так почему теперь мы должны бояться какого-то вируса?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.