Нефтяной рынок — это такой сложный организм, в котором планы и действия государств тесно переплетены с рыночными последствиями. Стоило России отказаться от требования Саудовской Аравии по дополнительному сокращению добычи нефти, как сразу же разрушилась сделка России с ОПЕК. А когда Саудовская Аравия вдруг решила резко нарастить свои объемы добычи, цены на нефть обрушились до исторического минимума.

1 марта, через 5 дней после провала переговоров России с ОПЕК, президент Путин созвал совещание основных министров экономического блока и руководителей крупнейших нефтедобывающих и энергетических компаний страны. На нем он подчеркнул важность сохранения сбалансированных отношений с ОПЕК. «В настоящий момент цены на нефть находятся пока в приемлемом для нас коридоре, но нужно тщательно прорабатывать все возможные сценарии», — заявил он.

Накануне этого совещания цена на нефть составляла около 49 долларов за баррель. Тогда, видимо, в России считали, что хотя перспективы развития ситуации на нефтяном рынке и туманны, но при заложенном в бюджет России уровне в 42 доллара у страны есть достаточное поле для маневра.

Россия, претендующая на место в первой тройке нефтедобывающих стран наряду с США и Саудовской Аравией, не без оснований выступила против перспективы сокращения уровня своей добычи. Судя по всему, в ближайшее время она сохранит нынешний объем извлекаемой нефти и будет тщательно наблюдать за конъюнктурой рынков, значительно сокращающихся под влиянием пандемии коронавируса.

На такое решение Россию толкает то соображение, что если она даже и пойдет на дополнительное снижение уровня добычи, Соединенные Штаты все равно будут только лишь расширять свою долю рынка за счет сланцевой нефти.

Есть еще одно неприятное для России обстоятельство. Экспортные цены на российский газ сильно упали. «На основном для России европейском рынке они значительно ниже расчетных», — отметил Осукэ Харада, главный аналитик Японского агентства по природным ресурсам и энергетике. В этих условиях Россия хотела бы избежать сильного падения доходов от экспорта нефти.

Действовавшие в 2016, 2018 и 2019 соглашения России с ОПЕК по сокращению объемов добычи нефти крупнейшими ее экспортерами в целом российскую сторону устраивали. Ведь там присутствовал один важный момент. Среднемесячная добыча по году устанавливалась по самому высокому месячному показателю предыдущего года. Таким образом, ежегодно производство нефти в мире фактически увеличивалось. Это начало вызывать недовольство Саудовской Аравии.

Вероятнее всего, Путин заранее предвидел возможность срыва сделки с ОПЕК. Однако он, видимо, все же не рассчитывал, что саудиты в условиях падения цен на нефть начнут увеличение ее добычи. Это вызвало сильное раздражение в правительстве России. Премьер-министр Михаил Мишустин подверг Саудовскую Аравию резкой критике, заявив, что именно ее действия стали причиной обвала нефтяных цен до уровня 30 долларов за баррель. «Решения Саудовской Аравии вызвали невиданное в истории снижение нефтяных котировок», — заявил он.

Курс рубля упал до четырехлетнего минимума. Однако следует отметить, что в России накоплены значительные золотовалютные резервы. Дополнительные доходы от экспорта энергоносителей поступали в имеющийся в стране огромный Фонд национального благосостояния. Так что по заявлениям членов российского правительства, с экономической и финансовой точки зрения Россия не испытывает в настоящее время больших проблем.

Так кто же из этой пары — России и Саудовской Аравии — находится в более выгодном положении? По данным Международного энергетического агентства (IEA), так называемая «безубыточная» цена нефти (т.е. та цена, при которой добыча нефти на проекте является допустимо рентабельной) для действующих проектов в Саудовской Аравии составляет порядка 10 долларов за баррель, а в России — порядка 40 долларов.

Однако с точки зрения бюджета страны ситуация в Саудовской Аравии значительно напряженнее, чем в России. У саудитов в бюджет на 2020 заложена предполагаемая цена за баррель порядка 80 долларов, а в России бюджет на нынешний год сверстан, исходя из гораздо более низкой цены (около половины этой суммы). Рассматривающийся в качестве наиболее вероятного кандидата на трон наследный принц Мухаммад, стремясь укрепить базу своей власти, не захочет сокращать расходы бюджета.

В чем-то ситуация во власти в Саудовской Аравии похожа на ситуацию в России. Ведь Путин тоже занялся созданием новой конструкции своей власти, которая будет существовать после того, как в 2024 году закончится нынешний срок его президентства. 22 апреля состоится всенародное голосование по поправкам в Конституцию России, которое откроет Путину дорогу к продолжению его правления.

Министр энергетики России Александр Новак постоянно повторяет, что «дверь к диалогу с Саудовской Аравией остается открытой». Судя по всему, он надеется на скорое достижение соглашения.

С точки зрения предугадывания дальнейшего развития ситуации, важным становится такой неожиданный фактор, как считающаяся «братской» России Белоруссия. У нее с Россией уже продолжительное время трудно идут переговоры по импорту российской нефти. И вот вдруг Белоруссия объявляет о своих планах по закупке нефти у Саудовской Аравии. Если допустить, что такая сделка состоится, это неизбежно вызовет отрицательную реакцию у России и затянет ее противостояние с саудитами.

Как бы то ни было, у России сейчас есть временное преимущество перед Саудовской Аравией в том, что она может легко перевести основную массу своего населения в «кризисный режим». Ведь она уже испытала на себе воздействие западных санкций, да и новой напасти — эпидемии коронавируса. В последнее время в российских магазинах отмечались перебои с продуктами и предметами первой необходимости.

Все это напоминает времена, непосредственно предшествовавшие и последовавшие за развалом Советского Союза. И Путин, выведший страну из хаоса и добившийся в ней стабильности, снова становится необходимым. Внутри своей системы власти он сможет действовать так, чтобы использовать кризис для усиления центростремительных явлений в стране.

Недаром председатель Государственной Думы Вячеслав Володин недавно сказал: «Преимущество России — это не нефть и газ. Это Владимир Путин».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.