США и Россия вступили в борьбу на мировых энергетических рынках, которая стала особенно заметной на фоне связанного с пандемией коронавируса кризиса. Одним из мест, где их противостояние приобретает особенно ожесточенный характер, стала Польша.

Июнь 2017 года, Свиноуйсьце. В новый регазификационный терминал приходит первый танкер с американским сжиженным природным газом для поляков (пока еще приобретенным в рамках спотовой сделки). Польша видит в этом символ перенаправления вектора поставок. Страна, которая еще недавно полностью зависела от импорта газа из России, начала строить планы по созданию хаба и перепродаже своим соседям американского, катарского или норвежского сырья.

Июнь 2019 года, Вашингтон. Президент Анджей Дуда встречается в Белом доме с Дональдом Трампом. Одной из тем их беседы стала ядерная энергетика, которую Польша начала обсуждать с США уже некоторое время назад. Американцы приобретают роль ключевого партнера в реализации польского ядерного проекта. Появление в Европе атомной электростанции, созданной по американским технологиям, стало бы неприятным известием для россиян, возводящих АЭС в белорусском Островце или венгерском Пакше.

Март 2020 года, Киев. Заместитель украинского министра энергетики и защиты окружающей среды Константин Чижик рассказывает в интервью о заключенном с американцами соглашении о поставках СПГ из США на Украину через Польшу. Речь идет о серьезных объемах на уровне 6-8 миллиардов кубометров в год. Сделки такого рода лишат россиян большого куска европейского газового торта. Украинский они уже потеряли: с 2015 года Киев не покупает голубое топливо непосредственно у Газпрома, а поставляет его с европейских рынков. Это тоже российское сырье, но цены по меньшей мере диктует биржа, а не Кремль.

Большая игра

Все эти события — элементы масштабной игры за влияния, которую ведут Россия и Соединенные Штаты. Одним из ключевых государств выступает в этом контексте Польша. И хотя Москва и Вашингтон соперничают уже не первое десятилетие, сейчас впервые в истории мы наблюдаем их непосредственное столкновение в том числе на энергетических рынках.

Достаточно взглянуть на карту Европы, чтобы увидеть то, что давно заметили американцы: Россия все плотнее опутывает Старый континент своими энергетическими щупальцами, а те становятся все сильнее. В этом процессе россиянам помогают некоторые европейские страны во главе с Германией. Именно политическое упорство Берлина позволило Москве создать магистраль «Северный поток — 1» и начать строительство параллельной ветки — «Северного потока — 2» (с ним возникли серьезные проблемы из-за американских санкций). Война, которую развязал на востоке Украины Кремль, немцев не смутила.

С юга, в свою очередь, Европу оплел «Турецкий поток», введенный в эксплуатацию в январе 2020 года. Россия уже сейчас поставляет в ЕС так много голубого топлива, что в официальной статистике Евростата какой-то чиновник решил разбить в таблице поставщиков на группы по принципу точек входа в европейскую газотранспортную систему. В итоге вышло, что одним из них выступает… Белоруссия, хотя у той нет никаких серьезных месторождений.

Не лучше выглядит ситуация и на нефтяном рынке, в особенности на территории Центральной Европы. Здесь влияния России закреплены на технологическом уровне: польские и белорусские нефтеперерабатывающие предприятия адаптированы для переработки российской нефти. Сырье из других источников, имеющее иной химический состав, им пришлось бы в любом случае, например, смешивать с нефтью из России.

Газ и нефть — это, однако, не единственные инструменты энергетического влияния Кремля. Российская государственная корпорация «Росатом» уже давно сравнялась по силе с Газпромом или Роснефтью. Этот гигант с четвертью миллионами сотрудников приобретает роль ключевого поставщика ядерных технологий в мире. За период с 1999 года Россия продала их за границу больше, чем США, Китай, Франция и Япония вместе взятые. Москва давно умело использует свое сырье и энергетические технологии в политических играх, осознавая, какой сильный это инструмент.

Миллиард в уме

Действия США до сих пор ограничивались блокированием российских шагов. Так было во время строительства газопровода «Ямал — Европа» и обеих веток «Северного потока». Однако сейчас у Вашингтона появились инструменты и желание вступить в непосредственную конкуренцию с Москвой в сфере энергетики, становящейся важным элементом в контексте новых геополитических горизонтов. Американцы знают, что Россия вот уже почти 30 лет последовательно проводит в Европе политику, основанную на так называемой доктрине Фалина — Квицинского, которая гласит, что ушедшую оттуда после распада СССР Красную армию должны заменить сети нефте- и газопроводов. Между тем благодаря достижениям сланцевой революции американские добывающие компании получили возможность производить огромное количество очень дешевого сырья, так что США могут сейчас выступить в роли поставщика вместо России, лишив Кремль существенного рычага давления.

На этом фоне становится заметна роль Варшавы, которая превратилась в важного союзника США в игре на европейском континенте. Польша не просто проамериканская (что в Европе отнюдь не норма) относительно большая страна, входящая в ЕС и НАТО: она находится в важном месте и благодаря своему расположению может стать идеальной территорией для появления транспортных или энергетических хабов, а также прокладки транзитных маршрутов. Именно эти преимущества сделали ее лидером «Инициативы трех морей» — соглашения стран Центральной Европы, подразумевающего создание общего рынка газа, готового покупать СПГ (в том числе из США).

Такой подход идеально вписывается в политику Дональда Трампа, который, с одной стороны, хочет заключать со своими партнерами выгодные сделки, а с другой — стремится укрепить геополитические влияния Вашингтона, создавая новые и усиливая существующие стратегические американские плацдармы по всему миру. Благодаря сланцевой революции, которая сделала из США крупного экспортера нефти и газа, американцы могут предложить своим союзникам сырье по более привлекательным ценам, чем Россия (Москва на протяжении многих лет навязывала и без зазрения совести задирала цены, из-за чего поляки платили за российский газ больше, чем немцы). В сферу интересов и в планы администрации Трампа входит также экспансия в сфере атомной энергетики, которая позволит встать с колен американской атомной промышленности, остающейся стратегической отраслью экономики США, в частности, по причине использования атомных реакторов на кораблях американских ВМС.

Эти намерения соответствуют планам Польши и многих других стран региона, которые хотят оградить себя от воздействия политики российского поставщика углеводородов, а одновременно укрепить связи с Америкой, стремящейся вернутся в Европу после провальной «перезагрузки» Барака Обамы.

Колесо фортуны

Москва, разумеется, не может не замечать этих действий. Однако, в том числе из-за них, у нее возникли серьезные проблемы.

Захватив Крым, Россия практически безвозвратно утратила Украину и заставила бить тревогу ряд государств региона (Польшу, страны Балтии), которых ужаснул неожиданный акт российской агрессии. Видя бессилие самого сильного члена Евросоюза, то есть Германии, они обратились за помощью и поддержкой к главному покровителю НАТО — США.

Российская экономика пострадала также из-за американской сланцевой революции, которая выбросила на рынок большие объемы нефти и газа. Кроме того, Америка нанесла России удар, успешно заблокировав строительство «Северного потока — 2», что перечеркнуло планы Кремля в отношении Украины. Москву не устраивают поставки американского СПГ в Европу (США отнимают у нее рынок, который, как она считала, находится в ее сфере влияния), что оборачивается появлением разного рода манипуляций и дезинформации на их тему.

Американцы хотят конкурировать с Россией в том числе в сфере атома, на этот раз мирного. Вашингтон некоторое время назад разблокировал возможность осуществлять инвестиции за границей в сфере атомной энергетики и начал переговоры, в частности, с Польшей и Саудовской Аравией. Более того, американский Центр стратегических и международных исследований (CSIS) призывает руководство страны сделать подход еще более гибким, чтобы занять в этой сфере стратегическую позицию на мировом рынке, то есть фактически подготовиться к вступлению в конкуренцию с россиянами, которые возводят энергоблоки не только в Европе, но и в Африке.

Не секрет, что американцы собираются также использовать свой нефтяной потенциал. Мы увидели это, в частности, в ходе визита государственного секретаря США Майкла Помпео в Минск. Он заявил, что Америка готова покрыть 100% белорусского спроса на нефть. Это высказывание, скорее, пока служит лишь сигналом, но он указывает на определенное направление и адресован России: стране, которая использует нефть для давления на Белоруссию, стремясь еще теснее связать с собой государство Александра Лукашенко.

Москва ставит на карте Европы очередные энергетические «флажки», так что Америке, если она не хочет проспать последние шансы на то, чтобы занять остающееся свободным пространство, придется начать действовать более энергично. Такие страны, как Польша, которые хотят оградить себя от влияний России, могут тоже извлечь пользу из таких тенденций. Сейчас, когда россияне столкнулись с определенными затруднениями, появился шанс активизировать шаги в этом направлении.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.