Сразу отмечу, что считаю украинскую вышиванку одним из самых ярких национальных символов, пробуждающих теплые чувства и вызывающих положительные коннотации. Но на этом стоит остановиться и поговорить об инструментализации национальных символов злыми и часто примитивными людьми. Людьми, которые научились не только имитировать, но и мимикрировать (приспосабливаться). И имеют они на этой мимикрии немалую выгоду.

Извините за пошлый биологизм, но без него в этом рассказе не обойтись. Речь идет о разделении на своих и чужих. Жизнь в одной естественной среде придает видам не только общие внешние признаки, но и из-за повторяемости поведенческих практик формирует норму и стандарт вида. То есть насекомые, имеющие ярко желтое брюшко, — ядовиты. Черепаха умеет прятать голову и лапки в панцирь. И только в сказке про семерых козлят кузнецу удалось перековать голос волка в голос козы-матери. Вот этот сказочный сюжет и является для нас самым интересным, ибо как нельзя лучше подтверждает то, к какой только мимикрии могут прибегнуть люди, чтобы чем-то лакомым поживиться.

Если общество сегментировано по этническому и языковому признаку, а тем более даже разделено антагонистическими историческими нарративами, то поднимается вопрос, как идентифицировать своих? Граждане Украины за последние сто лет настолько перемешались между собой и их потомки часто являются отрицанием линии предков, что о чистоте «вида» вообще нечего говорить. А значит и об этническом национализме тоже. Как еще можно соединить между собой песенных и сказочных украинцев, у которых черные, как смоль, волосы, они высокие и стройные и с ямкой на подбородке с рыжими волынянами, русоволосыми ниже среднего роста галичанами и с грубой костью слобожанцами? Здесь появляется антропология.

Существует еще один совместный момент взаимодействия — язык. Но и здесь не сложилось. Более острых баталий, чем вокруг языкового вопроса на Украине не найти. Да и язык может удачно сымитировать отдаленный чужак, а о враге, который поставил перед собой соответствующую цель, и говорить нечего. То есть при необходимости любой может идентифицировать «каталожного» украинца. Получается, что идентификация по внешним признакам является ошибочной. Так же ошибкой считается то, что только этнически чистый украинец является честным патриотом, не способным на измену, воровство и обман. Что человек, рожденный от украинских родителей, сразу получает отпущение грехов на всю его дальнейшую жизнь.

Именно такие подходы породили массовый психоз у жаждущих власти и денег украинцев. Чтобы скрыть свои истинные намерения, прошлые безобразия, а то и воровство, активный народ массово оделся в вышиванку. Будто и не существовало тех, кто «наварил» на тендерных закупках, на распределении денег из государственного, областного и местных бюджетов. На псевдорационализаторских изобретениях для Укрзализныци, на контроле за монополистом Укрспирт. На торговле должностями, судебными приговорами, развале уголовных дел и защите псевдодисертаций. Вышиванка всех уравняла и всех защитила. Тогда как быть? Что должно стать критерием для идентификации?

Из этой истории можно сделать первый промежуточный вывод: манипуляция с помощью национальных символов, в конкретном случае вышиванок, свидетельствует о примитивности нашего общества. Это означает, что рефлекторное восприятие окружающей действительности делает невозможным осуществить критический анализ. Оказывается, совсем не нужно доказывать невиновность, отрицать приговоры судов, не нужно представлять собственную программу действий на будущее. Достаточно надеть красивую и дорогую вышиванку, чтобы общество тебя восприняло на свой лад и благословило на следующие подвиги.

Проанализируйте моменты, когда мир вокруг нас начинает пестреть вышивками? Правильно, во время избирательных кампаний, отчетов чиновников, пресс-конференций по поводу «несправедливо» возбужденных уголовных дел. В таких ситуациях не перестаешь удивляться тем украинцам, которые так легко «клюют» на мимикрию с переодеванием. Единственным выходом из этой гипнотической ситуации является формирование у людей умения судить о других не по одежде, а за их предыдущие действия. То есть за тем, сколько образов политик изменил? Откуда у обычного функционера, который никогда не занимался бизнесом, многомиллионное состояние, откуда у секретаря Киевского городского совета сотни квартир в столице? Откуда взялись десятки квартир в столице у обычного деятеля в сфере ОО, по специальности журналистка? Короче говоря, разукрашенные патриоты, откуда ваши многомиллионные состояния?

Вы, наверное, уже догадались, что на этот раз речь идет об украинском этнонациональном проекте с его богом данной землей, соловьиным языком, с калиновой красотой, то есть со всей пасторальной идиллией, которую хочет разрушить злой враг. А каждодневное ношение вышиванки может послужить оберегом якобы помогающим людям сориентироваться в окружающем мире, лучше разглядеть, где свои, а где чужие. Метод, откровенно говоря, очень архаичный. Он предоставляется для демонстрации общинной солидарности во время религиозных праздников, ибо где же еще лучше можно продемонстрировать верность традициям? Однако такая форма не очень подходит для политики, юриспруденции или академической деятельности.

Представим себе, что принятие решений Генеральной ассамблеей ООН стало бы возможным, если бы репрезентантов каждого народа допускали только в своих национальных костюмах. Иногда, происходят отдельные экзотические случаи. Но как мы на это реагируем? Представьте себе, что где-то далеко в Шотландии суд будет выносить смягчающий приговор только тем, кто сидит на скамье подсудимых в килте? Или же получит отвод судья только за то, что не пришел в этой национальной юбочке и с волынкой на плече? Или сможет ли японский менеджер подняться до руководителя крупной корпорации, если не ходит на работу в кимоно? А украинский студент, надев на экзамен вышиванку, почему-то рассчитывает на лучшую оценку от экзаменатора. А подсудимый приходит на процесс в вышиванке для чего? Для чего нужно соревнование вышиванок в Верховной раде, если депутаты врут, обманывают и воруют?

Конечно, украинские вышиванки невероятно красивые, но они перестают выполнять свою эстетическую функцию тогда, когда их, как защитную униформу, надевают негодяи, которые пытаются этим национальным символом прикрыть свои совсем неблагородные поступки. Десакрализация этого символа, к сожалению, является обоюдной. Здесь важными являются не только те, кто мимикрирует под порядочных и искренних патриотов, но и те, что ведутся на этот отвратительный цирк.

И напоследок. Несправедливо было бы сосредоточить свою критику только на этнически-национальной части украинского проекта. Существует и другой — рабоче-пролетарский. А точнее олигархически-пролетарский. Только там в роли символа выступает не одежда, а слова-пароли. Он построен на оксюмороном (остроумно-глупом) популизме, когда сильные мира сего в костюмах от Бриони проливают слезы за судьбы людей, работающих в шахтах и «копанках». Единственное, что объединяет оба проекта, — это попытка обмануть, ослабить внимание и отобрать единственную ценность, которая еще остается у граждан, — их голос на выборах.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.