К тому времени, когда вы будете читать эти строки, Саудовская Аравия и Россия, второй и третий по величине производитель нефти в мире, могут уже договориться сократить добычу нефти, положив конец дорогостоящей борьбе за долю на рынке. А могут и не сделать этого.

Едва ли это первый раз, когда два нефтяных гиганта манипулируют добычей, пытаясь выдавить из нефтяных скважин экономические и геополитические преимущества. Не впервой и США участвовать в этой драме как заинтересованной третьей стороне.

Отличие в том, кто в Америке выиграет, а кто проиграет, — в зависимости от того, чем закончится саудовско-российская схватка.

Несколько десятилетий США зависели от импорта нефти, и американцы страдали от высоких мировых цен на нефть — в частности, автомобилисты у бензоколонок.

Однако сейчас, благодаря революции сланцевой нефти (фрекинг), Соединенные Штаты стали крупнейшим в мире производителем нефти. США влияют на мировые рынки нефти и газа, и много кто заинтересован в более высоких ценах: независимые производители нефти, сотни тысяч нефтяников, банки и штаты, которые собирают налоги с нефтяной промышленности.

Таким образом, президент Трамп высказал двойственную точку зрения на саудовско-российскую ценовую войну. 9 марта он твитнул: «Хорошо потребителям, цены на бензин снижаются!» В четверг же он «понадеялся», что президент России Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман, известный как МБС в англоязычной прессе, согласятся сократить производство и это будет «ВЕЛИКОЛЕПНО для нефтегазовой отрасли!»

Выпады Трампа — отнюдь не президентские, но даже более осмотрительный и стратегически мыслящий хозяин Овального кабинета столкнулся бы с дилеммой.

Есть ли выход? Треугольник США — Саудовская Аравия — Россия определяет геополитику и экономику уже почти полвека. В 1973 году Организация стран-экспортеров нефти (ОПЕК) под руководством Саудовской Аравии нанесла удар по экономике США, перекрыв экспорт нефти в ответ на то, что Америка поддержала войну Израиля с арабскими государствами.

Иранская революция 1979 года и последующая ирано-иракская война привели к еще одному внезапному сокращению поставок и росту цен, благодаря чему производство и экспорт нарастил бывший Советский Союз.

Контрмеры Запада — в особенности сбережение — обуздали спрос и умерили цены. И все же в конце 1980-х Саудовская Аравия щедро качала нефть — в основном из-за внутренней политики ОПЕК. Соединенные Штаты были счастливы: это было наказание Советам, оккупировавшим мусульманский Афганистан. В результате выпавшие нефтяные доходы ускорили распад СССР.

По иронии судьбы сегодняшняя ситуация сложилась отчасти из-за мер, которые приняли все три страны, чтобы это не повторилось.

Стремясь к «энергетической независимости», США предоставили отечественным производителям относительную свободу действий и при президенте Бараке Обаме впервые с 1970-х годов узаконили экспорт сырой нефти. Путин повысил эффективность российской промышленности и пустил нефтяные доходы в резервный фонд размером в 570 миллиардов долларов — это примерно треть ВВП страны. При Мухаммене бин Салмане саудовцы тоже скопили суверенный фонд благосостояния и сократили соотношение долга к ВВП до 25%.

Эксперты по нефтяному рынку полагают, что Россия и Саудовская Аравия, судя по всему, смогут платить по своим счетам при цене порядка 30 долларов за баррель. Между тем, как показало мартовское исследование Федерального резервного банка Далласа, американские компании выживут при ценах от 27 до 37 долларов, — то есть на том уровне, где они были в понедельник.

Вот почему Путин в начале марта решил, что может себе позволить отказаться от просьбы МБС сократить производство. Он, вероятно, полагал, что сам он от дополнительных поставок пострадает меньше американских производителей — это расплата за американские санкции, наложенные на Россию из-за ее правонарушений в Крыму, Венесуэле и в других местах.

А МБС решил, что может и должен принять ответные меры против Путина, увеличив производство, когда тот ему отказал.

Все это произошло до того, как два диктатора полностью осознали экономические последствия вспышки коронавируса, а рынок нефти уже тогда дал слабину.

Сейчас нефтехранилища переполнены, и цены за баррель могут упасть до 12 долларов.

Похоже, что Трамп под давлением нефтяной промышленности хочет заключить саудовско-российскую сделку, которую одобрят американские производители.

Этот путь ведет к ОПЕК 2.0, где цену на энергию для промышленно развитых демократий будут определять США и две мрачные диктатуры.

Зеленая альтернатива — запретить добычу углеводородов и немедленно шагнуть в будущее без ископаемого топлива — бросит всех, включая США, на милость саудовцев и русских.

Вероятно, самый устойчивый вариант, когда минует нынешний кризис, — решительный возврат к стратегии, которая помогла приручить ОПЕК в начале 80-х годов: сбережение, налоги на топливо и другие выплаты за выбросы углерода.

Соединенные Штаты имеют противоречивые национальные интересы, будучи одновременно крупнейшим производителем сырой нефти и крупнейшим её потребителем. Единственное, чего мы допустить не можем, так чтобы этим воспользовались такие, как МБС и Путин.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.