10 апреля G20 провела виртуальную встречу, видимо для того, чтобы обсудить сокрушительные удары, нанесенные коронавирусом и одновременным падением нефтяных цен, из-за которого Россия и Саудовская Аравия затопили нефтью и без того вялый рынок.

В итоге мировые нефтяные лидеры пришли к соглашению о существенном сокращении добычи, исходя из предыдущей сделки, заключенной между Россией и Саудовской Аравией. Сделали они это для того, чтобы остановить ценовую войну. Но США поставили этот прорывной успех в заслугу себе, сославшись на то, что именно они дожали Мексику.

Однако заслуга США была и остается иллюзорной, так как президент Трамп не может обещать сокращение нефтедобычи в США, а посему он не в состоянии вносить какой-либо значимый вклад в схему сокращения мировой нефтедобычи. А поскольку содержательного и окончательного соглашения нет, мировые энергетические рынки будут и дальше страдать от перепроизводства, намного превышающего спрос. Для американских нефтедобывающих компаний, которые уже сократили добычу на 2,3-3 миллиона баррелей в день, результаты будут катастрофические. Многие компании обанкротятся, и это может вызвать резкий спад в экономике США, который приведет к депрессии пострашнее той, что была в 1930-е годы.

У Трампа был единственный выход — обратиться за помощью к России, чтобы как-то компенсировать американские квоты на добычу. По всей видимости, в этом и заключался российский план.

В понедельник 30 марта президент Трамп провел телефонный разговор с российским президентом Владимиром Путиным. Главной темой беседы стало падение нефтяных цен и роль России в этом падении из-за ее отказа сократить добычу, что спровоцировало ценовую войну с Саудовской Аравией. В кремлевском сообщении об этом разговоре отмечается: «Проведен обмен мнениями о ситуации на глобальном нефтяном рынке. Условлено продолжить российско-американские консультации по данной тематике через министров энергетики».

Во время разговора Трамп упомянул о том, что Америка нуждается в предметах медицинского имущества для спасения жизни людей, включая аппараты ИВЛ и индивидуальные средства защиты. Путин спросил, может ли Россия помочь, и Трамп сказал да.

Однако решение позволить России предоставить помощь (за которую США заплатили) напрямую противоречит тем указаниям, которые Госдепартамент подготовил еще за неделю до разговора Трампа с Путиным. 22 марта Госдепартамент разослал во все американские посольства инструкции о том, как просить важную для США помощь. «В зависимости от критических потребностей Соединенные Штаты могут закупать многие из этих предметов сотнями миллионов штук, а более сложную аппаратуру типа аппаратов искусственной вентиляции легких сотнями тысяч», — говорится в инструкции. Далее в письме отмечается, что эта просьба может быть адресована всем странам «минус Москву», а это свидетельствует о том, что Соединенные Штаты никак не хотели обращаться к России за помощью.

Как сообщает Белый дом, два руководителя «договорились тесно сотрудничать в рамках „двадцатки" с целью усиления международной кампании по борьбе с вирусом и восстановления мировой экономики». Но в ходе телефонного разговора от 30 марта вопрос об американских санкциях против России напрямую вряд ли поднимался. Трамп перед этим телефонным звонком сообщил «Фокс Ньюс», что Путин вполне может его поднять, и он в полной мере готов к этому. Но президент не сказал, как он ответит, если Путин задаст этот вопрос.

Уверенность Трампа в том, что Путин попросит об отмене санкций, наверняка объясняется тем заявлением, которое озвучил российский президент на виртуальной встрече лидеров G20 22 марта. Тогда он отметил: «В идеале мы должны ввести мораторий, солидарный мораторий на ограничение в отношении товаров первой необходимости, а также на финансовые транзакции для их закупок». Путин более конкретно заговорил об отмене санкций в гуманитарных целях, которые действуют в отношении Ирана и Венесуэлы, но в его выводе прозвучал намек на более масштабную цель: «Нужно вычистить эти вопросы от всяческой политической шелухи».

США и Европа ввели против России санкции за то, что она в 2014 году аннексировала Крым и сыграла неблаговидную роль в украинском кризисе. Но больше всего Россию разгневали санкции против российского трубопровода «Северный поток — 2», по которому она намеревалась снабжать газом Германию и Европу. Они стали одной из причин российской ценовой войны с Саудовской Аравией, главной целью которой являются американские нефтедобывающие компании. Трамп подписал закон о санкциях против «Северного потока — 2» в декабре 2019 года, и Россия незамедлительно осудила этот шаг.

Вместо того, чтобы прямо просить Трампа об отмене санкций, Путин сделал так, что американский президент фактически поддержал его позицию, состоящую в том, что санкции являются ненужным препятствием, мешающим развитию отношений между США и Россией во время пандемии коронавируса. Согласившись принять российский самолет Ан-124 с грузом направленной в США медицинской помощи, Трамп невольно попал в тщательно расставленную ловушку российской пропаганды.

Среди той помощи, которую доставила Россия, есть коробки с аппаратами ИВЛ «Авента-М» производства Уральского приборостроительного завода, который входит в состав АО «Концерн Радиоэлектронные технологии». А этот концерн вместе со своей холдинговой компанией «Ростех» с 2014 года находится под американскими санкциями. Как сообщил Госдепартамент, оплативший половину доставленного оборудования, действие санкций не распространяется на закупки медицинской техники. Но купив важное медицинское оборудование у подвергнутых санкциям компаний, Госдепартамент нарушил свои собственные инструкции, в которых запрещается приобретение техники и товаров медицинского назначения в России, а также подтвердил довод Путина о том, что в гуманитарных целях от санкций следует отказаться.

Но в ловушке Путина есть еще одна особенность. По словам русских, половину поставленной помощи оплатил Госдепартамент США, а вторую половину Российский фонд прямых инвестиций (РФПИ). Это фонд национального благосостояния, который, как и «Ростех», в 2014 году был включен в американский черный список после российской интервенции в Крыму. Прибытие в США самолета с грузом важных медицинских товаров и оборудования, которые по всей видимости частично оплатил находящийся под санкциями российский фонд национального благосостояния, дало неплохую возможность руководителю РФПИ Кириллу Дмитриеву, который теперь сможет проводить российскую линию в ведущих американских СМИ.

5 апреля Дмитриев опубликовал на сайте CNBC статью под заголовком «США и Россия должны работать вместе, чтобы победить коронавирус». В ней он сравнил сегодняшнюю глобальную борьбу против пандемии с борьбой против нацистской Германии. «В годы Второй мировой войны американские и русские солдаты бок о бок сражались с общим врагом, — написал Дмитриев. — Мы вместе одержали победу. Как наши деды стояли плечом к плечу, защищая наши ценности и обеспечивая мир будущим поколениям, так и наши страны сегодня должны продемонстрировать единство и лидерство, и победить в войне против коронавируса».

Но истинной целью Дмитриева была нефть и санкции. «В такие времена, — отметил он, — нужно искать новые пути тесного сотрудничества между США, Россией и другими странами, чтобы стабилизировать энергетические и прочие рынки, чтобы координировать ответные действия и восстанавливать экономическую активность. Например, Россия предложила совместно с США, Саудовской Аравией и другими странами пойти на значительное сокращение добычи нефти с целью стабилизации рынков и обеспечения занятости в нефтедобывающем секторе».

Просить США об отмене санкций было бы слишком, и Дмитриев это признает. «Изменить взгляды на Россию в год выборов — это непреодолимая преграда. Но так казалось и в 1941 году, когда США и Советский Союз отложили в сторону былые противоречия, чтобы бороться с общим врагом».

Тот «общий враг», о котором говорит Дмитриев, это, конечно же, пандемия коронавируса. Но он мог в равной степени вести речь о сенаторе Теде Круз и его сторонниках, которые возглавили санкционную кампанию против «Северного потока — 2». Сегодняшний нефтяной кризис нанес мощный удар, особенно по Техасу. Показывая, что может ждать отрасль в будущем, крупный игрок в области сланцевой добычи нефти «Уайтинг Петролеум» (Whiting Petroleum) объявил о банкротстве. Эта компания работает в Северной Дакоте и специализируется на добыче гидроразрывом нефтеносного пласта. Чтобы такая добыча была рентабельной, нефть должна стоить 60 долларов за баррель. Сегодняшняя цена ниже 25 долларов обрекла компанию на банкротство. В Техасе такая добыча немного дешевле, и там рентабельность обеспечивается ценой в 49 долларов. Но цены на нефть гораздо ниже, и техасские компании сталкиваются с серьезными проблемами, находясь на грани краха.

Трамп согласился принять участие во встрече «Группы двадцати», понадеявшись на обещание русских и саудовцев сократить добычу. В этом Путин его не обманул. Но русские выдвинули условие: окончательное соглашение будет заключено в том случае, если Трамп согласится на существенное снижение добычи нефти в США. Но это абсолютно невозможно. Если у России и Саудовской Аравии добычей занимаются государственные компании, чья деятельность относится к сфере национальной политики, то американская нефтедобывающая отрасль полностью находится в частных руках, а поэтому ее рентабельность определяется спросом и предложением на свободном рынке.

Встреча G20 закончилась тем, что стороны согласились на коллективное сокращение добычи в объеме около 10 миллионов баррелей в день. Но снижение спроса на нефть из-за пандемии COVID-19 привело к затовариванию рынка, так как сейчас в мире добывается на 27,4 миллиона баррелей в день больше мировых потребностей. Вывод из всего этого заключается в том, что сокращения G20 ни в коей мере не решат проблему перепроизводства, и без дополнительного снижения добычи отстающие будут покидать нефтяной рынок. Таким образом, американские нефтедобывающие компании просто обречены.

Трамп не может по желанию откручивать и закручивать американский нефтяной вентиль, и Россия это хорошо понимает. Когда Трамп попытался поставить себе в заслугу сокращение добычи на 2,5 миллиона баррелей, которое в действительности было вызвано чередой банкротств, Россия с ним не согласилась. А когда Трамп пообещал сократить добычу нефти, чтобы помочь Мексике выполнить требования G20, Россия понимала, что это обещание американский президент выполнить не сможет. Таким образом, добившись от США согласия на участие в саммите G20, посвященном нефтедобыче, русские заманили США в политический капкан, из которого им не выбраться.

В отсутствие окончательной договоренности американская нефтяная отрасль неизбежно потерпит крах. Трамп утверждает, что виртуальный саммит «двадцатки» обеспечил сокращение добычи в общем объеме 20 миллионов баррелей в день; но он не объяснил, откуда у него появились такие цифры. Эти цифры — фикция, а кризис производства в США — реальность. Трамп может надеяться только на дальнейшее смягчение позиций России в вопросе нефтедобычи. Но за это придется заплатить, и платой станет отмена санкций против российского энергетического сектора.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.