Интервью «Хало новины» с председателем Словацко-российского общества Яном Чарногурским (Ján Čarnogurský).

Halo noviny: Многие граждане Чешской Республики, прежде всего пражане, возмущены тем, насколько подло муниципалитет Праги 6 во главе со старостой Ондржеем Коларжем «под прикрытием коронавируса» убрал памятник маршалу И.С. Коневу из общественного пространства. Что вы думаете об этой истории?

Ян Чарногурский: На мой взгляд, она вписывается в общую картину пражской муниципальной политики, невежественной политики.

— В прошлом году Словацко-российское общество направило руководству Праги 6 письмо, в котором выразило заинтересованность в покупке памятника. Чем ответил муниципалитет, помимо того, что предложение явно отклонили?

— Прошло какое-то время, прежде чем мы получили ответ на наше предложение. Сначала он был неопределенным. Потом я получил еще одно письмо от Яна Лацины, заместителя старосты Праги 6, которому староста Ондржей Коларж поручил «управлять» (это я так называю) судьбой памятника. Лацина написал, что по его предложению от второго апреля Совет Праги 6 постановил на десять лет передать памятник Музею памяти ХХ века. Что с ним будет потом, господин Лацина в письме не написал.

— А если бы на ваше предложение согласились, то как бы вы распорядились памятником?

— Если бы Прага 6 согласилась на наше предложение, мы бы объявили в Словакии тендер среди городов, где этот памятник можно было бы поставить. С муниципалитетом Праги 6 мы договорились бы о назначении чешского судебного эксперта-искусствоведа, который оценил бы скульптуру. Затем мы обратились бы в Министерство внутренних дел Словацкой Республики для внесения монумента в реестр государственных памятников, согласно закону под номером 162/2014 Z. z., и начали бы сбор средств на покупку. За это время мы либо договорились бы с Прагой 6 о хранении памятника на полгода, пока улаживались бы все необходимые формальности, или перевезли бы на это время памятник во временное хранилище в Словакии. После установки памятника на выбранном месте в Словакии мы провели бы торжественное открытие. Все это мы проделали бы после консультация с посольством Российской Федерации в Праге и Братиславе.

— Какой след маршал Конев оставил в истории Словакии?

— Маршал Конев командовал фронтом, который с восьмого сентября 1944 года пробивался через карпатский Дукельский перевал на помощь Словацкому национальному восстанию. Тогда ему подчинялся и Чехословацкий армейский корпус.

— Когда в пятницу третьего апреля памятник, стоявший на площади Интербригады, сняли с постамента, словацкие СМИ об этом тоже сообщили?

— Вскользь. Некоторые СМИ (SME, Hlavné správy) также информировали о том, что Словацко-российское общество предложило выкупить памятник и увезти в Словакию.

— У нас поднялась такая шумиха. Исторической личности, победителю Второй мировой войны, который кому-то пришелся не ко двору, припомнили уже послевоенные перипетии: венгерское восстание, Берлинскую стену и даже мнимую разведку перед вступлением войск Варшавского договора в Чехословакию. И таким образом почти полностью перечеркнули его заслуги в мировой войне. Как-то это неправильно.

— Все те события (послевоенной жизни И.С. Конева — прим. авт.), которые вы упоминаете, не обязательно правда. Во-вторых, маршал Конев был солдатом и просто получал приказы (скажем, как в случае венгерского восстания), которые обязан был выполнять. Но история с Коневым и так открыла ящик Пандоры. Российские СМИ начали писать о том, как чехословацкие легионеры в России казнили в городах, которые занимали, военнопленных и мирных жителей. Их были тысячи. В СМИ вернулись упоминания о том, что в 1952 году в Праге установили самый большой памятник Сталину. В словацкой прессе появились снимки, на которых Вацлавская площадь в 1942 году после покушения на Гейдриха была переполнена тысячами скорбящих по нему жителей города. Боюсь, что все это продолжится.

— Есть ли логика в том, что маршал уже в преклонном возрасте приехал вместе с другими героями войны в Чехословакию, чтобы провести какую-то разведку, если с 1955 года Чехословакия и Советский Союз входили в один военный пакт и в СССР не могли не знать расположение чехословацких сил обороны? Конева обвиняют именно в этом.

— О том, что в 1968 году Конев приезжал в Прагу, я узнал только тогда, когда развернулся полемика вокруг его памятника. Я сомневаюсь, что СССР нужен был Конев для проведения разведки перед оккупацией Чехословакии.

— Интересно, что в мае 1970 года маршал Конев не приехал в Прагу, чтобы получить звание Героя ЧССР. Историк Йиржи Фидлер считает, что Конев был против вторжения войск в 1968 году. Если он был против, то зачем ему в мае 1968 года проводить разведку? Нет ли тут противоречия?

— Важнейший факт в том, что Конев не приехал в Прагу за званием Героя ЧССР. И в дальнейшие рассуждения я пускаться не хочу.

— Четвертого апреля 1945 года в рамках Братиславско-Брновской операции была освобождена Братислава. Как словацкая столица отметила 75-ю годовщину освобождения Красной армией во время коронавируса?

— В прошлые годы на воинском кладбище в Славине проходили торжественные мероприятия при участии словацких руководителей. В этом году торжеств никто не организовывал, но самостоятельно (с небольшим сопровождением) на Славин возложить цветы пришли председатель правительства Игор Матович, председатель парламента Борис Коллар и масса людей небольшими группами. В Словакии на подсознательном уровне закрепилась необходимость отдавать дань памяти и благодарности советским солдатам. Это можете связать с нашим участием в истории с памятником маршалу Коневу в Праге.

— Была ли у вас лично как представителя Словацко-российского общества и как гражданина возможность возложить где-то цветы?

— Я тоже возложил цветы и зажег лампадку на Славине, но уже на следующий день пятого апреля, потому что четвертого выполнял обязательства.

— Показывает ли RTVS (Rádio a televize Slovenska — Радио и телевидение Словакии) на годовщину освобождения какие-нибудь соответствующие передачи, фильмы с военной тематикой, которые повествуют зрителям, гражданам об освобождении?

— Да, Словацкое телевидение показало несколько программ, связанных с войной и вкладом Красной армии в наше освобождение. Но, признаюсь, я мало смотрю телевизор, поэтому не могу более точно ответить на ваш вопрос.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.