Мухаммед Абу аль-Саар (Mohammad Abu al-Saar), автомеханик из автомастерской в сирийском городе Хомсе, был задержан представителями правящего режима и подвергнут пыткам в одной из подземных тюрем (имя изменено по его просьбе). Тысячам других протестовавших была уготована такая же судьба. В день своего освобождения он взял в руки оружие, чтобы отомстить, чтобы защитить свой город и обеспечить наступление новой эры, эры политической свободы. Это было в апреле 2012 года, спустя ровно год после начала восстания, и тогда еще существовала надежда на позитивный исход.

Сегодня, спустя восемь лет, он уже наемник, он участвует в чужой войне — в Ливии, расположенной примерно в 2 тысячах километров от его родины. А когда он на поле боя в Ливии смотрит в сторону позиций противника, высока вероятность того, что он может увидеть там других сирийцев.

Саар и другие сирийские повстанцы теперь получают деньги от Турции и воюют на стороне сил Правительства национального единства, которое, наряду с другими претендентами, ведет борьбу за власть в рамках длительного конфликта в Ливии. Он начался с момента восстания против Муаммара Каддафи в 2011 году, а сегодня представляет собой борьбу за выгодные нефтяные сделки и региональное влияние. Правительство национального единства получило признание от ООН, и, кроме того, его поддерживает организация «Братья-мусульмане», транснациональная группировка, проповедующая политический ислам и поддерживаемая такими мощными союзниками, как турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган. Существующие связи с «Братьями-мусульманами» стали основанием для поддержки Турцией временного правительства в Ливии, а постоянно увеличивающаяся военная помощь со стороны Анкары недавно способствовала изменению ситуации в войне в пользу сил Правительства национального единства.

Однако Саар — это всего лишь две руки в более масштабном сражении. Этот 38-летний отец четверых детей из повстанца превратился в наемника, а произошло это из-за продолжительного периода невзгод и лишений, вызванного бесконечной войной в Сирии. «Моя жена и четверо детей живут в палатке. У меня нет денег для того, чтобы купить цементные блоки и построить для них жилье, — сказал он в беседе по телефону с корреспондентом журнала „Форин полиси". — Когда моя жена рожала, у меня не было денег даже на то, чтобы купить подгузники и молоко для ребенка».

В 2014 году город Хомс был захвачен силами режима Башара Асада, а Саар со своей семьей был вынужден перебраться в город Алеппо, находившийся в тот момент под контролем повстанцев. Там он вступил в «Дивизию Султана Мурада», в повстанческую группировку, состоящую в основном из туркоманов, которых обучает и финансирует Турция. Однако намерения Турции не были исключительно альтруистскими, — она не только поддерживала повстанцев, но и предлагала им повоевать за ее собственные интересы.

Саар — араб, а не туркоман, однако он решил присоединиться к этой группировке, чтобы таким образом зарабатывать себе на жизнь. В 2018 году он оказался в числе тех повстанцев, которые были наняты Турцией для вытеснения представителей курдского ополчения и сотен тысяч мирных жителей из горда Африна, расположенного на севере Сирии (Турция обвиняет курдское ополчение в организации терактов внутри Турции, а также в подстрекательстве к отделению территории). В Африне Саар получал 450 турецких лир, жалкую оплату, соответствовавшую примерно 46 долларам в месяц. Однако Ливия — более прибыльное дело. «За четыре месяца в Ливии я получил больше денег, чем за все годы борьбы в Сирии. Я зарабатывают 2 тысячи долларов в месяц», — сказал он, и в его голосе звучала радость по поводу громадного скачка в доходах.

А в его родной Сирии другим бывшим повстанцам, сталкивающимся с такими же лишениями, предлагают принять участие в той же войне, — но на стороне командующего Халифы Хафтара, основного соперника Правительства национального единства, которого поддерживает Россия, а также Объединенные Арабские Эмираты и Египет.

Помимо направления в Ливию людей из числа своих опосредованных ставленников, Турция также переправила в эту страну самые современные беспилотники и комплексы противовоздушной обороны. В марте нынешнего года Россия обратилась к своему сирийскому союзнику Асаду и попросила о подкреплении. Москва смогла добиться от Асада поддержки более предпочтительного для нее военного правителя и начала набирать людей, готовых поучаствовать в конфликте в другой стране в обмен на наличные.

По словам сирийских повстанцев, возглавлял эту кампанию по призыву полковник Александр Зорин, который в 2016 году был представителем российского Министерства обороны в располагавшейся в Женеве рабочей группе по прекращению боевых действий в Сирии. Зорин больше известен в Сирии как «крестный отец» сделок по примирению между сирийским режимом и повстанцами в Гуте, в Дараа и в Кунейтре. По данным, полученным от российского источника, в начале апреля Зорин посетил южную Сирию, — этот регион считается особенно плодородной почвой для российской вербовки, а причиной этого является не только крайняя бедность, но и отсутствие поддержки со стороны какой-либо другой региональной или глобальной державы. Многие повстанцы в этом регионе еще в июле 2018 года перешли на сторону Асада, а произошло это после того, как Соединенные Штаты отказали им в продолжении поддержки.

Во взаимодействии с сотрудниками разведки режима Асада Зорин, судя по всему, начал переговоры с целым рядом повстанческих группировок о направлении их в Ливию для участия в вооруженном конфликте. Абу Тарек (Abu Tareq, его настоящее имя изменено в статье), лидер одной из повстанческих группировок, боровшихся против «Исламского государства» (запрещенная в России организация, — прим. редакции ИноСМИ) на юге Сирии, рассказал корреспонденту журнала «Форин полиси» о том, что он встречался с Зориным и согласился поехать в Ливию вместе со своими воинами. «Мы встретились с ним, и он нам сказал, что мы направляемся в Ливию с представителями охранной компании (Вагнера), — сказал Тарек, находящийся в настоящее время в Сирии. — Он сделал щедрое предложение — 5 тысяч долларов в месяц для командира и по тысяче долларов каждому бойцу. Конечно, мы согласились, поскольку финансовая ситуация в нашем регионе просто ужасная». По словам Тарека, повстанцев пытались заманить не только деньгами, но и с обещанием амнистии для тех, кто уклонился от призыва, а также для тех, на кого режим Асада собрал соответствующие материалы для последующего их использования. Абу Яфер Мамтинех (Abu Jafer Mamtineh), лидер еще одной группировки в южной части Сирии, тоже поверил в прозвучавшие обещания. В середине апреля он собрал более ста молодых людей для прохождения подготовки у русских на тренировочной базе в Хомсе.

Ахмат Хатиб (Ahmad Khatib), знающий изнутри ситуацию в рядах повстанцев на юге страны, подтвердил слова Тарека (он тоже попросил не называть его настоящего имени, исходя из соображений безопасности). «Полковник Зорин сообщил, что бывшие повстанцы смогут расширить свое влияние и увеличить количество своих бойцов, если направят в Ливию не менее тысячи человек», — сказал Хатиб.

Однако вскоре Тарек, Мамтинех и их люди обнаружили, что их ввели в заблуждение. Их заманили обещаниями о том, что они просто будут охранять нефтяное оборудование на контролируемой Хафтаром территории в восточной части Ливии, однако после прибытия в тренировочный лагерь в Хомсе они поняли, что должны будут сражаться за Хафтара и умирать за него. Они также узнали, что ежемесячная оплата будет значительно ниже, всего около 200 долларов. «Другой русский генерал на базе в Хомсе, его имени я не знаю, стоя перед нами, зачитал условия контракта. Это не соответствовало тому, что обещал Зорин. Мы отказались от контракта и попросили направить нас обратно домой», — сказал Тарек из провинции Кунейтра.

России, как правило, было сложнее, чем Турции, создать марионеточные сирийские силы в Ливии. Однако, по мнению ливийских аналитиков, сирийцы уже находятся в восточной части Ливии и укрепляют позиции Хафтара. Анас Эль Гомати (Anas El Gomati), основатель и директор первого исследовательского центра в области публичной политики в ливийском городе Триполи, считает, что российские наемники в составе «Группы Вагнера» возглавляют наступление в ходе продолжающихся уже год попыток Хафтара захватить Триполи, тогда как сирийцы были направлены для поддержки военного лидера в восточной части Ливии. «У Хафтара и режима Асада имеются прочные связи, и верные сирийскому режиму люди в последние несколько месяцев направляются в Ливию, — отметил Эль Гомати. — Хафтар все больше опирается на иностранные державы в поддержке своей военной кампании. Наемники имеют определенную цену, они не знают особенностей местности и с трудом продвигаются вперед в городской среде».

Хафтар объявил о прекращении огня на период Рамадана, однако это произошло уже после того, как его Ливийская национальная армия утратила контроль над несколькими городами, и теперь их занимают представители Правительства национального согласия. Судя по всему, Хафтар пытается выиграть время, рассчитывая в этот период сконцентрировать свои наземные силы и убедить Россию в том, что нужно еще больше усилить противодействие турецким вооруженным силам. Однако в том случае, если Москва решит усилить вмешательство в Ливии, она, как и Анкара, может рассчитывать на большое количество находящихся в отчаянном положении сирийцев, из которых можно будет вербовать наемников.

Тем временем те боевики «по доверенности», которые уже находятся в Ливии, просто надеются вернуться домой живыми. «Я понимаю, что рискую там своей жизнью, и многих наших там захватили в плен, — сказал Саар. — Если я на самом деле смогу вернуться живым, то открою свой магазин».

Анчал Вохра — внештатный корреспондент телеканала «Аль-Джазира» и постоянный автор журнала «Форин полиси», она живет и работает в Бейруте.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.