Картина событий 75 лет назад: в восставшую Прагу, отчаянно сопротивляющуюся превосходящим немецким силам, тремя потоками валят русские части на трофейных советских танках. С помощью тяжелой военной техники, которой не было у восставших, они быстро завладели левым берегом Влтавы. Седьмого мая 1945 года их командующий призвал немецкого лидера протектората К. Г. Франка капитулировать. Только благодаря им восстание не утонуло в крови, и Прагу не постигла судьба разрушенной Варшавы.

Все это не совпадает со школьными познаниями тех из нас, кто постарше, не правда ли? Да, упомянутые части не были силами Красной армии под командованием генерала Ивана Степановича Конева, за памятник которому на левом берегу Влтавы в Бубенече так упорно бьется сегодня путинская Россия. Этим командующим не был и Андрей Андреевич Власов, генерал Русской освободительной армии (РОА) и глава Комитета освобождения народов России, чьи деяния получили отсроченную справедливую оценку, а Москву это выводит из себя. На помощь чешской столице пришли отряды власовцев, став ее первыми освободителями, и привел их, что парадоксально против воли Власова, генерал Сергей Буняченко.

Скандал из-за Ржепорые и спокойствие в Лнарже

То, что Власов и Буняченко поменялись ролями, это лишь один из парадоксов, мифов и предположений, которыми до сих пор овеяны власовцы, и эта глава чешской истории долго замалчивалась.

Так, например, неделю назад открылся памятник власовцам в пражском районе Ржепорые. Вой, который из-за этого поднял путинский режим, вызвал впечатление, что вот-вот рухнет московская трактовка истории. Российское посольство настоятельно рекомендовало считать Власова военным преступником. А староста Ржепорые Павел Новотный ответил на российском государственном телевидении, что мы в Чехии можем ставить памятники, кому захотим.

Но Россия просто в очередной раз подливает масла в огонь. Памятник Власову в Чехии уже давно стоит. В 2010 году его установили перед замком Лнарже на юго-западе Чехии. И тогда Москва не возразила ни словом. Хотя на мемориальной доске сказано, что «генерал А. А. Власов останавливался в этом замке 11 и 12 мая 1945 года и вместе с солдатами 1-й дивизии РОА был взят в плен 12 мая 1945 года близ Лнарже».

Товарищ и враг Власов

Русская освободительная армия и ее лидеры с самого начала были обречены балансировать между славой и проклятием. Сам Власов, который в августе 1946 года был казнен в московской Бутырке, мог бы в 60-е годы ХХ века дослужиться, скажем, но главнокомандующего войсками стран Варшавского договора.

Или он мог бы командовать оккупацией Чехословакии в августе 1968 года. Достаточно было бы, если бы этот генерал, когда-то любимчик Сталина, а также член Коммунистической партии и обладатель многих наград, весной 1942 года не попал вместе со своими солдатами в плен во время боев с подступавшими к Ленинграду (сегодня вновь Санкт-Петербургу) немцами из-за ошибки главнокомандующего Красной армией. Он скрывался, но немцы выследили его, и 12 июля он сдался в плен. А поскольку в сталинской империи за это грозила смертная казнь, Власов решил пойти против сталинского режима — на свою беду бок о бок с немцами.

Но и немцы не доверяли попавшим в плен красноармейцам. В 1942 году Власов призвал создать русскую антибольшевистскую армию, однако только в конце 1943 года ему позволили набрать первых добровольцев. Самостоятельная РОА появилась в конце 1944 года.

Еще один парадокс. Учитывая, кто сегодня занимает Пражский град (резиденция президента ЧР — прим. перев.) и насколько дружественно президент настроен по отношению к Кремлю, пикантно то, что об этом было объявлено в том же Пражском граде в зале галереи Рудольфа. 14 ноября 1944 года под покровительством немцев и при участии лидеров СС, а также начальника гестапо Генриха Гиммлера там состоялась конференция, на которой был учрежден комитет в качестве русского правительства в изгнании. Его вооруженными силами стала РОА. Все это может чем-то напомнить появление чехословацких легионов во время Первой мировой войны с той только разницей, что после войны легионеров прославляли как героев, а власовцы стали забытыми трупами или рабами в лагерях.

Против Сталина и Гитлера

На конференции в Пражском граде также определили цели комитета и РОА: сохранить суверенитет России, отделившейся от других народов советской империи, и установить там более либеральный режим. Впоследствии он должен был наладить дружественные отношения с гитлеровской Германией. Это дискредитировало планы власовцев, хотя, с другой стороны, дружественные отношения с гитлеровским рейхом до июля 1941 года поддерживал и Сталин.

Власовцы заслуживают понимание еще и потому, что по сути у них не оставалось выбора. В Советском Союзе их, бывших военнопленных, почти со стопроцентной гарантией ожидала смерть за измену. А условия в немецких лагерях для военнопленных русских были настолько ужасными, что вербовка в новую РОА становился для них шансом выжить. Поэтому желающих вступить в антисталинские отряды под руководством Власова было море.

Конечно, власовцы навредили себе, сражаясь бок о бок с немцами. Но вместе они воевали недолго. 1-я пешая дивизия РОА принесла присягу в Мюнзингене под бело-сине-красным флагом только 16 февраля 1945 года. На восточный фронт подразделение из 20 тысяч человек, вооруженных в основном трофейной советской техникой, было переброшено в апреле 1945 года (2-я пешая дивизия уже не успела).

Уже во время первой операции, целью которой было отстоять от Красной армии плацдарм «Эрленгоф» под Франкфуртом-на-Одере, РОА не справилась и затем действовала уже автономно. Тогда и выделился упомянутый командующий дивизией Буняченко. Предвидя скорое окончание войны, он решил действовать без оглядки на немцев и Власова. Его цель была понятной: он хотел попасть к западным союзникам и увернуться из советских рук. Когда Власов отдал приказ вступить в бой под Брно на восточном фронте, Буняченко двигался с солдатами через Дечин на Лоуны и вокруг Раковника к Бероуну. Туда дивизия добралась четвертого мая, за день до начала Пражского восстания.

Буняченко действует в одиночку

Как пишет историк, а ныне депутат от Гражданско-демократической партии ODS Павел Жачек в книге «По Праге с власовцами», по дороге дивизия разоружала немецкие части, обзавелась чехословацкими знаменами и была с восторгом встречена населением. Но из-за состава антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне воевать против Гитлера и Сталина одновременно было невозможно. И руководство РОА раскололось.

«Генерал Власов как главнокомандующий РОА был принципиально не согласен оказывать помощь пражским повстанцам, в отличие от Сергея Буняченко, — пишет Жачек. — Это породило один из множества исторических парадоксов, связанных с добровольческим антисталинским движением, и заключается он в том, что дивизия продвигалась на Прагу, именуясь Армией генерала Власова».

Буняченко втайне договорился с чехами, хотя по-прежнему пытался уговорить Власова на встрече под Лоуны. «Если мы поможем чехам освободиться от немцев, мы одновременно не дадим проглотить их большевикам», — говорил Буняченко, по свидетельствам. Власов дал Буняченко полную свободу действий и больше в события не вмешивался. Так, пятого мая Буняченко отправился на помощь Праге. С трех сторон власовцы добрались через Радотин до Смихова, через Мотол в Коширже и через Рузыне на Градчаны, овладев, таким образом, всем левым берегом Влтавы. Немцы отступили, и задыхающееся восстание было спасено.

Чешский национальный предатель

Затем последовал величайший парадокс, связанный с власовцами. Те, кто просил РОА о помощи, уже воспользовался ею и поспешили дистанцироваться от своих спасителей. Лидеры Чешского национального совета, которые стояли во главе восстания, вскоре поняли, что после установления советско-американской демаркационной линии четвертого мая Прага оказалась в советской зоне. Поэтому руководство начало постепенно давать задний ход и маневрировать.

Утром седьмого мая повстанческое радио отказалось транслировать заявление власовцев об их сотрудничестве с повстанческими руководителями. Затем Чешский национальный совет полностью дистанцировался от действий русских войск и заявил, что они поступают по собственной инициативе. Коммунисты в руководстве Чешского национального совета громче других предупреждали, что сотрудничество с власовцами может иметь «непредсказуемые последствия» и может поставить под вопрос советскую помощь восставшим. «Чехи благодарят за помощь, но не могут оставаться равнодушными к тому, насколько недружественно власовцы относятся к лучшему другу Чехословакии Сталину и его армии. Поэтому чехи просят генерала вывести свои части из Праги», — написали наконец повстанцы своим спасителям, отказавшись при этом дать им гарантии, что не выдадут их советским силам.

Это возмутило не только русских, которые потеряли в боях сотню людей, но и многих чешских повстанцев. «В атмосфере всеобщего разочарования на баррикадах и в штабах витала крылатая фраза «Это не Национальный совет, а национальный предатель», — вспоминал впоследствии старший лейтенант Владимир Радолинский.

Призраки и люди

Разочаровали не только чехи, но и американцы. Власовцам удалось добраться до демаркационной линии под Лнарже, но американцы их разоружили и пропустили через линию малыми группами. Советские отряды, отправленные ловить власовцев, поймали большинство разоруженных бойцов РОА и либо расстреляли их, либо отправили в советские лагеря. Генерал Власов попал в американскую часть девятого мая, но 12 мая во время поездки на американском джипе его остановили и выволокли красноармейцы. Американские солдаты только наблюдали, не желая распалять советских бойцов.

В целом судьба власовцев оказалась трагичной. Только 20 процентов из них попали на Запад. Остальных жестоко наказали. Власова и Буняченко повесили. И всех их ждало забвение, потому что они не пришлись ко двору ни одному из победителей. И только теперь пражский район Ржепорые воздал должное власовцам за их неоспоримую помощь Праге. И призраки снова превратились в людей.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.