Когда пандемия нового коронавируса только началась, президент Владимир Путин попытался было воспользоваться кризисом, чтобы укрепить свою репутацию сильного лидера и подчеркнуть якобы эффективность российского государства. Поначалу российский лидер хвастался, что его страна избежала худшего, намекая на то, что выстроенная им вертикаль власти работает. Подконтрольные государству СМИ трубили об успехах России и злорадствовали неудачам Америки. СМИ крутили кадры, как в США приземляются российские самолеты, а Кремль уверял, что у него предостаточно ресурсов, чтобы помочь страждущему американскому государству. (Как оказалось позднее, свою «гуманитарную помощь» Путин оказывал не безвозмездно, а скорее продавал. Затем приключился еще больший конфуз: Федеральное агентство по ликвидации чрезвычайных ситуаций США вернуло несколько десятков аппаратов искусственной вентиляции легких — оказалось, они очень похожи на те, из-за которых в больницах Санкт-Петербурга и Москвы вспыхнули смертельные пожары).

Путинский образ волевого лидера давно подкрепляется его заявлениями о мощном государственном потенциале. Став президентом в 2000 году, Путин пообещал восстановить разрушенное в 1990-е годы российское государство решительным индивидуальным лидерством, не ограниченным парламентом, средствами массовой информации, олигархами или гражданским обществом. В начале своего правления Путин косвенно просил россиян принять социальный договор. Он берется восстановить государство и обеспечит экономический рост, если только россияне откажутся от демократических институтов и прав человека и предоставят ему больше власти. Еще Путин пообещал вернуть Россию на международную арену как «великую державу». Обаяние Путина во многом держится на его имидже волевого лидера и образе России как сильного государства — причем как внутри страны, так и за рубежом. Путин — державник. В русском языке для этого есть свое слово — gosudarsvtennik.

Вот почему недавние неурядицы России и ее неудачные попытки сдержать эпидемию грозят Путину и его самодержавию. По числу заболевших Россия уступает во всем мире лишь США, и многие подозревают, что официальные данные всячески занижаются — особенно насчет смертности.

В любом случае реальность такова, что за 20 лет Путин не смог выстроить эффективное государство на благо русского народа. Он вложил огромные средства в модернизацию российского ядерного арсенала, разведывательного потенциала, армии и полиции и даже строительство олимпийских объектов, но в дороги, школы или больницы вкладывался гораздо меньше — особенно за пределами Москвы. Covid-19 теперь разоблачает его просчеты в государственном строительстве.

Сам Путин весь этот кризис предпочитает держаться в тени. Президента не видно по несколько дней кряду, а решения принимают губернаторы. Сам он держится отстраненно и такое чувство, что даже не расположен руководить откликом правительства на пандемию. Более того, вирус обнаружился у российского министра культуры и министра жилищного строительства, а пресс-секретарю Путина Дмитрию Пескову и премьер-министру Михаилу Мишустину даже пришлось лечь в больницу. На силу это не похоже.

И русские это почувствовали. За достоверность опросов при вождизме ручаться нельзя (особенно когда большинство институтов общественного мнения лояльны режиму, а граждане знают об огромных разведывательных возможностях режима и прослушивании телефонов). И тем не менее, даже в таких условиях опросы показывают, что рейтинг Путина в апреле 2020 года упал до самого низкого уровня за 20 лет его правления — 59%. В том же месяце лишь 27% россиян заявили, что доверяют Путину в решении важнейших проблем. Ширится раскол между федеральными и местными чиновниками с одной стороны (особенно между мэром Москвы и федеральным правительством) и кремлевскими технократами и идеологами-государственниками из путинского круга бывших и сущих офицеров разведки — с другой.

Не все демократии справились с коронавирусом одинаково хорошо. Южная Корея, Тайвань, Новая Зеландия и Германия добились гораздо лучших результатов, чем Италия, Франция, Великобритания, Бразилия или США. Но у демократий есть встроенный механизм, благодаря которому граждане могут выражать свое мнение и оценивать эффективность государства. В ноябре американские избиратели смогут оценить результаты Трампа (при условии, что мы создадим необходимые условия для проведения здоровых, свободных и справедливых выборов — сложного мерила американской государственности).

В автократиях же этого нет. Covid-19 разоблачил миф о России как о сильном государстве и о Путине как о сильном лидере. Без свободных и справедливых выборов, на которых граждане могут мирно и благопристойно выразить свое недовольство неэффективным откликом на эпидемию, остается лишь два пути — смена режима либо ужесточение репрессий. Пренебрегая больницами, дорогами и школами, Путин нарастил потенциал государства лишь в одной области: контроль через принуждение. Поэтому, увы, этот вариант наиболее вероятен.

Майкл Макфол — директор Института международных исследований имени Фримена Спогли, научный сотрудник Стэнфордского университета и обозреватель «Вашингтон пост». Автор книги «От холодной войны к горячему миру: американский посол в путинской России».

Комментарии читателей:

one more guy

Как я рад, что наш лидер не такой дутый крутыш, который все время изворачивается и перекладывает вину на других.

Texsun13

Выпавшие (выброшенные?) из окон врачи пагубно сказываются на путинском рейтинге.

Hank Napkin

Это как Чернобыль, только без пожаров.

CavalryBear

Русские — славные парни. Но им, как и нам, не повезло с лидером. Но нам в ноябре представится шанс его сменить. Голосование — это своего рода революция.

Хотел бы я, чтобы во всех странах у граждан была такая же возможность. Ради этого я даже носил военную форму и оружие.

Ksschlich

Насчет общественного договора. Гитлер тоже так делал. Великая депрессия неизбежно повлекла за собой общественную и экономическую неразбериху, и немецкий народ захотел волевого лидера. Кончилось тем, что они подписали пакт с дьяволом и через 12 лет оказались в разрушенной стране.

Cellodad

Путин знает рецепт: всего ложка полония — и оппозиция проходит, как ни в чем не бывало.

Carl ex Royal Canadian Navy

Путин — настоящий диктатор и, пожалуй, богатейший и могущественнейший человек на планете. В конце концов, американский президент у него в кармане.

CoMoMike

Извините, но только те, кому Путин мерещится под каждым камнем, считают Россию сильным государством. Всякий, у кого есть мозги, понимает, что это банкрот, а их вождь не имеет на международной арене никакой реальной власти. Может, хватит уже притворяться, что Россия — сверхдержава, и взглянем правде в глаза: это просто сломанная бензоколонка.

Alt-center

Русский народ измучен веками лжи и коррупции. Русские чувствуют себя беспомощными и бессильными. Оно и немудрено — российское государство хорошо постаралось.

Нельзя, чтобы Америку постигла та же участь.

Mad Scientist 8

Русские уже избавлялись от неугодных правителей. Давайте надеяться, что им это снова удастся.

Jaysy

У России даже на пике советского могущества были третьеразрядная экономика и общество. Многолетнее международное вмешательство не принесло русским никакой выгоды. Русские — не бог весть какие путешественники, потому что за их валюту мало что купишь. И несмотря на всю шумиху, китайская валюта не намного дороже российских бумажек. Они бьют себя пяткой в грудь, что у них растет торговля, но не говорят, что она в долларах. Китаю хотя бы есть, что продавать. Кто-нибудь вообще замечал, что российские продукты по сути ограничиваются углеводородами — плюс все то, что скупают диктаторы всего мира… за доллары.

BHVBum

Любопытно, что у Путина с бразильским президентом по сути та же тактика, что у и Трампа: «Ну и что с того?». Просто умывай руки и не признавай за собой никакой вины.

Gandalfthegray

Русские вряд ли будут менять лошадей на переправе. Но уж коли начнут тонуть, то тогда от Путина отвернуться самые верные и преданные последователи. Следите за исходом.

Frozen shoulder

Путин от коронавируса напялил целый скафандр, а Трамп даже маску не наденет. Интересно, с чего бы.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.