В феврале будущего года закончится действие СНВ-III — договора по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений. Если его не продлят, чего активно добиваются российские дипломаты, мир может столкнуться с новой гонкой вооружений (речь будет идти о количестве как находящихся в арсенале главных игроков ядерных боеголовок и бомб, так и средств их доставки). Москва заявляет, что не будет принимать участия в этом состязании, а, следовательно, не оправдаются надежды тех американских политиков, которые, ориентируясь на Рональда Рейгана, хотят при помощи форсированной программы вооружений вымотать Россию в экономической сфере.

В связи с этим в последние два года в своей информационной политике Москва делает упор на теме современных систем гиперзвукового оружия, ракет с ядерным двигателем и боевых роботов (это, в частности, подводный беспилотный аппарат с ядерной энергоустановкой). Российские стратеги таким образом сообщают миру, что Россия способна производить современные вооружения, которые могут сыграть переломную роль на поле боя в гипотетической будущей войне. Эти заявления дополняются воинственными высказываниями Путина, который в последние годы несколько раз говорил о готовности использовать свой ядерный чемоданчик, если возникнет такая необходимость.

Как, однако, выглядят реалии? Известный российский независимый аналитик Павел Лузин размышляет в газете «Юрэйжа Дейли Монитор» о том, что реально сможет предпринять Россия, если в феврале следующего года СНВ-III утратит силу. По его словам, в сфере стратегических ядерных вооружений и средств их доставки силы РФ и США примерно равны. Американцы располагают 1 372 боеголовками, а россияне — 1 326, что не превышает установленного договором лимита (1 550). Со средствами доставки у США дела обстоят несколько лучше: у них есть 655 ракет и стратегические бомбардировщики, в свою очередь, у России носителей ядерных боезарядов 485. Этот дисбаланс сил, как полагает аналитик, не представляет с точки зрения Москвы никакой опасности.

Между тем после прекращения действия СНВ-III перед россиянами встанет трудная задача, связанная в первую очередь с модернизацией ядерного арсенала. Сейчас на вооружении российских стратегических сил находится, например, 91 устаревшая межконтинентальная ракета: 46 штук Р36М2 и 45 ракет «Тополь». Это почти 30% стратегического потенциала России, и если договор утратит силу, их придется в ускоренном порядке менять на новые. Однако производственные мощности российского ВПК в этой области ограничены. Как сообщают российские источники, Воткинский завод способен выпустить в год только 12-16 ракет PC-24 «Ярс». Россияне работают над новым стратегическим ракетным комплексом РС-28 «Сармат», но, по разным оценкам, его серийное производство начнется не раньше середины текущего десятилетия, а сейчас завод в Красноярске может произвести не более десяти ракет в год.

Аналогично выглядит ситуация с подводными лодками стратегического назначения. Семь из них Россия в ближайшее время планирует списать, а создание подлодок типа «Борей», которые должны придти им на смену, продвигается с отставанием от графика. На разных этапах постройки находятся сейчас четыре таких корабля, контракт на строительство еще двух подписали только в этом году, так что они будут готовы, самое раннее, во второй половине десятилетия.

Остается неясной ситуация с планами по модернизации 55 стратегических бомбардировщиков Ту-95МС и 11 Ту-160. Последние появлявшиеся на эту тему сообщения гласили, что их модернизацией займутся в ближайшее десятилетие. Лузин полагает, что российские войска стратегического назначения к концу 2020-х годов будут располагать в лучшем случае 500 носителями ядерных боезарядов (в это число входят стратегические ракеты и тяжелые дальние бомбардировщики). Иными словами, поддержание своего стратегического потенциала примерно на сегодняшнем уровне будет стоить им немалых трудов.

Если в то же самое время США сделают ставку на наращивание объема своего ядерного потенциала, Российская Федерация не будет способна за ними угнаться, если не приложит титанических усилий. Возможности российской промышленности таковы, что успешно включиться в количественную гонку вооружений, как полагает Павел Лузин, она сможет не раньше конца текущего десятилетия. Это означает, что Москве придется смириться с дисбалансом сил на стратегическом уровне, существование которого всегда рано или поздно вынуждает одну из сторон идти на политические уступки.

В такой ситуации у Москвы остается два варианта действий. Первый связан с продолжением работ по созданию сверхзвуковых ракет «Авангард». Однако, согласно появившимся в мае сообщениям, на вооружение приняты пока только две такие ракеты. Производство очередных, как говорят, уже ведется, но в российских СМИ можно найти информацию, что они оказались слишком тяжелыми для использования с пусковыми установками «Ярс». Вторая возможность — это модернизация самолетов Ту-22М3, которая позволит им приобрести соответствующие стратегическому бомбардировщику, способному нести ядерные заряды, характеристики. В марте российская пресса писала, что первый модернизированный Ту-22М3 уже приступил к тестовым полетам. «Узким горлом» в этом проекте станут производственные возможности ВПК. Предприятие ПАО «Кузнецов» в 2018 году смогло выпустить только четыре двигателя, в 2019 году был подписан контракт на производство еще 22, однако, обязательства по нему до сих пор не выполнены. В целом на фоне развития систем противовоздушной обороны стратегические бомбардировщики представляются менее надежным выбором.

В ближайшее время России, по всей видимости, не останется ничего другого, кроме как заниматься эскалацией напряженности на уровне риторики, заявлять о готовности дать «адекватный ответ» или внести изменения в свою военную доктрину, что коллективный Запад сочтет свидетельством нарастающей агрессивности Москвы или даже ее решимости и непредсказуемости. Также россияне развернут широкую кампанию по дезинформации и распространению пацифистских идей, надеясь, что Вашингтон решит уступить. Если это не поможет, они будут тянуть время. Продление действия СНВ-III еще на пять лет станет для них ценным приобретением. Если им не удастся добиться даже этого, тогда мы сможем увидеть новое обличье России: она станет гораздо более мирной и уступчивой.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.