Президент Дональд Трамп готовится выйти из очередного соглашения с Россией в области контроля вооружений, и оппозиция уже начала возмущаться, тем более, что для Трампа это уже второй такой договор, из которого он выходит. «Это безумие», — написал в Твиттере бывший директор ЦРУ Майкл Хейден (Michael Hayden). «Очередной недальновидный шаг Трампа по выходу из договора, в котором участвуют многие наши близкие союзники», — заявила бывший американский представитель в ООН Саманта Пауэр (Samantha Power).

Но принятое Трампом решение правильное — как в деталях, так и в принципе.

Речь идет о Договоре по открытому небу, который был подписан в 1992 году. Он позволяет американским и российским самолетам-разведчикам летать над военными объектами и местами размещения вооружений. Цель договора в том, чтобы у 35 стран-участниц этого договора была полная уверенность, что их противники выполняют свои обязательства по контролю вооружений.

Теоретически это хорошая идея. Наблюдение сверху — это один из способов удостовериться в выполнении важных соглашений с Россией по контролю вооружений. Оно также обеспечивает исходные данные для военного планирования, показывая, где находятся войска и боевая техника в мирное время. Но в этом соглашении есть один большой изъян. Та сторона, о которой должны беспокоиться все остальные (Россия), постоянно нарушает международные соглашения.

Давайте вспомним недавние действия Москвы. Когда подразделения российского спецназа в 2014 году вторглись в Крым, а позже на восток Украины, президент Владимир Путин нарушил взятое в 1994 году обязательство защищать и соблюдать территориальную целостность Украины. Украинцы получили такие гарантии в обмен на отказ от ядерного оружия советской эпохи, которое размещалось на их территории.

То же самое Россия сделала с Договором о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД). Россия в основном соблюдала ту часть договора, в соответствии с которой в Европе был ликвидирован целый класс ракет средней и малой дальности, делая это с момента его подписания в 1987 году и примерно до 2008 года. Но в 2008 году она приступила к испытаниям крылатой ракеты наземного базирования с дальностью пуска, нарушавшей условия ДРСМД. США на протяжении 10 лет пытались убедить Россию вернуться к соблюдению договора, однако Путин продолжал эскалацию и в конечном итоге развернул эти запрещенные ракеты, которые могут поражать цели в Европе. Поэтому в октябре 2018 года НАТО официально объявила, что Россия нарушает свои обязательства, а США заявили, что выходят из ДРСМД.

Похожую историю можно рассказать о Договоре по открытому небу. Когда он в 2002 году вступил в силу, Россия в основном выполняла его условия. Но когда к власти пришла администрация президента Барака Обамы, США обнаружили, что Россия ограничивает им полеты над некоторыми объектами, в отношении которых у Вашингтона имелись подозрения. При этом США собрали доказательства того, что российские разведывательные самолеты проводят съемку и наносят на карту важные объекты американской инфраструктуры. Как сказал в четверг сенатор Том Коттон (Tom Cotton), «Договор по открытому небу начал свою жизнь как добропорядочное соглашение между ведущими державами, а умер как агент российской разведки».

Американские дипломаты ставили вопросы об этом договоре перед своими российскими коллегами и убеждали их вернуться к его соблюдению. Но Москва не уступала. Поскольку у США имеются спутники-шпионы и другие технические средства для сбора тех данных, которые собирают самолеты-разведчики, мы почти ничего не теряем, выходя из Договора по открытому небу.

Здесь также встает важный вопрос принципа. Если Путин считает, что ему сойдет с рук нарушение договоров, которые соблюдают его самые важные противники, тогда зачем ему их выполнять? Какая польза от соглашений по контролю вооружений, если они не способствуют укреплению международной безопасности?

Этот вопрос является определяющим в подходах администрации Трампа к контролю вооружений. Выступая в феврале с речью, которая осталась незамеченной, помощник госсекретаря по международной безопасности и нераспространению Кристофер Форд (Christopher Ford) сказал: «Если контроль вооружений не способствует укреплению безопасности, скажем, в тех случаях, когда наши контрпартнеры отказываются выполнять свои обязательства, мы четко заявляем о своей готовности выйти из таких провальных соглашений».

Казалось бы, это очевидно, и почти в каждом договоре есть положения, согласно которым сторона может обоснованно выйти из него. Но до администрации Трампа ни один высокопоставленный руководитель в США не излагал этот принцип так четко, как это сделал Форд: если другая сторона отказывается выполнять соглашение, мы из него выходим. Если Трамп и его преемники будут придерживаться этого простого принципа, в будущем соглашения по контролю вооружений обеспечат безопасность, чего не могут сделать нынешние ущербные договоры.

Поэтому не следует удивляться тому, что хотя Трамп выходит из Договора по открытому небу, его администрация согласилась начать переговоры с Россией о продлении другого стратегического соглашения по ядерному оружию, известного под названием СНВ-3. Администрация Трампа не против контроля вооружений. Она против нарушений договоров по контролю вооружений.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.