«Новый подход» премьер-министра Синдзо Абэ к отношениям с Россией завершился неприятным провалом, — однако у этого провала имеется одна компенсирующая черта, — он убедительно показал, что никакое заигрывание с Москвой не приведет к возвращению удерживаемых Россией Южно-Курильских островов, на которые претендует Япония и называет их Северными территориями.

Опубликованная 19 мая дипломатическая «Синяя книга» Японии, в которой излагается официальные подходы страны в области внешней политики, свидетельствует о заметном ужесточении позиции Токио в отношении территориального спора с Россией.

В прошлогодней «Синей книге» не содержалось открытых претензий на Северные территории, однако в издании 2020 года они уже названы «суверенными островами нашей страны». Это означает, что вопрос о статусе всех четырех островов должен быть решен до заключения любого мирного договора (Япония и Россия официально так и не завершили Вторую мировую войну).

Подобное возвращение к более прямолинейному языку является признанием поражения попыток Абэ заключить сделку и восстановить контроль над двумя Южно-Курильскими островами. Эта политика никогда официально не провозглашалась, однако о намерениях Абэ можно было судить по его соглашению, заключенному с российским президентом Владимиром Путиным в ноябре 2018 года о проведении переговоров для заключения мирного договора на основе Совместной декларации 1956 года. Согласно этому документу, предполагалось передать Японии острова Шикотан и Хабомаи после заключения мирного договора, однако в нем ничего не говорится о более крупных островах — Итурупе и Кунашире.

Чтобы добиться от Путина согласия с такой сделкой, Абэ 11 раз посетил Россию в период с 2013 года по 2019 год. Он предложил целый набор «подсластителей», включая состоящий из восьми пунктов план экономического сотрудничества, а также обещание того, что американские военные не будут допущены на переданные территории.

С подачи Абэ Япония дистанцировалась от попыток изолировать Россию после ее аннексии Крыма в 2014 году, и она оказалась единственной страной из группы G7, отказавшейся от высылки российских дипломатов после неудавшейся попытки убийства Сергея Скрипаля в марте 2018 года в Солсбери с помощью боевого нервно-паралитического отравляющего вещества.

Вместо того чтобы ответить с помощью собственных уступок, Москва активно пыталась получить дополнительные выгоды. Во время посещения Осаки в июне 2019 года Путин отказался выполнить свое обещание об ускорении процесса переговоров на основе Совместной декларации. Более того, в настоящее время Путин поддерживает принятие поправки к Конституции у себя в стране, которая явным образом запрещает территориальные уступки. Референдум по предлагаемым поправкам был намечен на 22 апреля, однако голосование было отложено из-за пандемии коронавируса.

Кроме того, в апреле Россия перенесла дату официального окончания Второй мировой войны со второго на третье сентября. Это также было воспринято в Японии как недружественный жест, поскольку в течение долгого времени Советский Союз отмечал 3 сентября как День победы над Японией. Токио уже проинформировало Москву о том, что в случае проведения военных торжеств именно в этот день премьер-министр Абэ откажется принять в них участие. Ожидалось, что японский лидер будет присутствовать 9 мая, в день капитуляции нацистов, на параде в честь Дня Победы, однако он тоже был перенесен на более поздний срок.

Неспособность Абэ добиться какого-либо прогресса по территориальному вопросу является не только ударом для него лично, но и убедительным аргументом. В Японии есть люди, которые считают, что территориальная сделка с Россией возможна только в том случае, если японское руководство продемонстрирует достаточное количество желания пойти на компромисс.

Эти политики и бывшие дипломаты считают, что несколько подобных возможностей были упущены в прошлом, в том числе в тот момент, когда в апреле 2001 года премьер-министра Есиро Мори, дружелюбно настроенного по отношению к Путину, сменил на этом посту Дзюнъитиро Коидзуми. Однако полный провал попыток Абэ доказывает ошибочность подобного подхода.

В действительности Россия не собирается отказываться даже от нескольких сантиметров своей территории. И зачем ей, вообще, это делать? Отсутствие мирного договора ничего не меняет, поскольку Япония не является военной угрозой для России, и, кроме того, она уже сотрудничает с Москвой в области экономики. Россияне будут возмущены в случае передачи территорий, поскольку они убеждены в том, что справедливо получили их в результате усилий и жертв со стороны своих предков в ходе Второй мировой войны.

Помимо этого, продолжение территориального спора является для России удобным рычагом для оказания дипломатического давления. Периодически подогревая надежды Токио и соглашаясь провести переговоры, Москва может удержать Японию от недружественных шагов, а также побудить к политическим и экономическим уступкам. При отсутствии территориального спора Токио получает свободу и может занять значительно более напористую позицию.

Период правления Абэ постепенно подходит к завершению, и следующий японский премьер-министр должен будет учесть ошибки предшественника. Абэ потратил более семи лет на проверку теории о возможности заключить сделку по двум указанным островам. Его преемник не должен повторять этот эксперимент.

Лучший для Японии курс состоит в том, чтобы сохранить верность принципу суверенитета Японии над всеми четырьмя островами и не сбиваться с этого пути, ориентируясь на мираж компромиссного соглашения.

Джеймс Браун — доцент кафедры политологии японского филиала Университета Темпл (Temple University, Japan Campus).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.