Одни из самых возмутительных кадров, появившихся за последние несколько дней, это те, на которых можно видеть офицеров полиции и солдат Национальной гвардии, склоняющих колена — по сути, они даже кланяются — перед толпой. Эти мужчины и женщины, представляющие силы правопорядка, утверждают, что они встают на колени в знак солидарности, однако, на самом деле, то, что они делают, больше похоже на капитуляцию. Причина, по которой они это делают, скорее всего, связана с Большой ложью, распространением которой занимаются леваки. Ее суть состоит в том, что якобы именно правоохранители являются причиной черного «геноцида». Хотя этот черный геноцид существует в Америке, он исходит не от правоохранителей. Он исходит непосредственно от Американской ассоциации планирования семьи (Planned Parenthood), которая является самой священной для демократов организацией.

В Голливуде появились видеозаписи того, как солдаты Национальной гвардии «встают на колени» вместе с протестующими:

​Солдаты Национальной гвардии встают на колени перед своими цветными хозяевами.

​У китайцев, вероятно, потекли слюни, когда они увидели, как наши военные уже проходят подготовку по «технике капитуляции».

В городе Оклахома-сити полицейские встали на колени перед толпой:

​Вау — под аплодисменты толпы заместители шерифа в городе Оклахома-сити встают на колени перед протестующими.

В городе Феникс офицеры полиции встали на колени:

​Поможет ли этот жест со стороны полиции города Феникса решить проблему? Мы услышим об этом в 5 часов от некоторых религиозных лидеров и лидеров местных сообществ.

Столичная полиция встает на колени:

«Встаньте вместе с нами на колени». Столичные офицеры полиции встают на колени в знак солидарности с протестующими во второй раз за день в ходе сегодняшних протестов.

В 1960-х годах видные представители власти тоже падали на колени перед черной толпой. Шелби Стил (Shelby Steele) в своей книге «Вина белых» (White Guilt) рассказывает о том, как президент его университета, типичный белый либерал, выступавший в поддержку всех инициатив движения за гражданские права (Civil Rights), отступил назад, как сдувшийся воздушный шар.

«Д-р Маккейб (McCabe) просто пришел в то место, где его знания в области американского расизма — это было то знание, которое его личная принципиальность не позволяла ему отрицать — образовали моральный вакуум внутри него самого. Не сразу он почувствовал сильные угрызения совести по поводу американского расизма. Он просто понял, что у него нет морального права наказывать нас за наше деструктивное поведение. Он понимал, что наши аргументы заслуживают внимания, а наше поведение некоторым образом было связано со столетиями неопровержимой несправедливости.

Поэтому он был подавлен этим знанием, а не своими угрызениями совести, хотя, пожалуй, какие-то угрызения он чувствовал. Просто наше возмущение по поводу расизма имело намного больше морального авторитета, чем его возмущение по поводу нашего нарушения установленных правил приличия. И если бы он, на самом деле, бросил бы нам вызов, то я был готов сказать, что он может начать беспокоиться по поводу нашего поведения в тот момент, когда он и его коллеги начнут беспокоиться по поводу расизма, с которым мы сталкиваемся повсюду, в том числе на территории его кампуса.

И именно в тот момент я увидел чувство вины белых в действии. Теперь я понимаю, что это весьма специфическая вещь: вакуум морального авторитета, который вытекает просто из понимания того, что одна раса ассоциируется с расизмом. Белые (и американские институты) должны признать исторический расизм для того, чтобы продемонстрировать свое раскаяние, но как только они признают это, они утратят моральный авторитет по поводу всех вопросов, относящихся к расе. Они вступят в пустое пространство уязвимости. Утраченный ими авторитет переходит к „жертвам" исторического расизма и становится их мощной властью в обществе. Вот почему ощущение вины белых — это в буквальном смысле то же самое, что и власть черных».

В 1960-х годах, благодаря Джиму Кроу (Jim Crow) и благодаря повальному расизму на Северо-Востоке, у белых было достаточно оснований для чувства вины.

Но что можно сказать по поводу белых в 2020-году? Ну, вот здесь-то и начинается Большая ложь.

В одной из своих самых интересных программ Такер Карлсон (Tucker Carlson) оценивает то, как белые либералы, полицейские, а также обычные люди, унижаются и начинают заискивать, потому что они считают себя соучастниками черного геноцида — хотя, на самом деле, нет никакого черного геноцида. Это видеозапись длинная, но стоит досмотреть ее до конца.

Десять безоружных людей, погибающих от рук полиции в течение одного года, это печальное явление, однако это не геноцид и даже не попытка геноцида.

Но геноцид в черной Америке все же существует. В 2018 году на долю черных пришлось 36% всех абортов, хотя они составляют всего 13,4% населения страны. В 2016 году черные женщины совершили больше абортов, чем родили детей. Умные, очень умные демократы. Во-первых, они поработили черных, а затем передали их в распоряжении Джима Кроу и его законов, а сегодня, превратив аборты в таинство, они убедили черных в том, что нужно проголосовать за демократов, а затем убить самих себя.

Благодаря Большой лжи демократов черные вместо того, чтобы протестовать перед клиниками Американской федерации планирования семьи и благодарить Бога за то, что Трамп — это президент, выступающий за жизнь, верят в то, что те полицейские, которые пытаются защитить их от грабителей в их сообществах, являются их врагами. А Большая ложь заставила глупых леваков, офицеров полиции и солдат Национальной гвардии считать, что у них нет морального авторитета для того, чтобы встать во весь рост и встретить черных лицом к лицу, с достоинством, присущим всему человечеству.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.