Первого июня из Москвы вновь прозвучали призывы к украинскому правительству о необходимости подачи днепровской воды в оккупированный Крым. Украину обвиняют в «водном геноциде». И кто обвиняет? Скандально известная на Украине экс-прокурор Поклонская. Она якобы обратилась в ООН с жалобой на украинское государство, которое вроде бы обвинила в нехватке воды на полуострове.

До аннексии украинского полуострова действительно 85% днепровской воды использовалось для сельского хозяйства на территории Северного Крыма. Однако сейчас на этих территориях сельское хозяйство вести довольно сложно, из-за изменения состояния почвы, климата и экосистемы.

Вода — это козырь Украины в переговорах с Москвой. Но если вынести за скобки возможные политические дебаты о том, действительно ли стоит восстановить подачу воды в Крым, а подумать в целом о наличие этого ресурса в стране, то дискуссия вообще может пойти по другому направлению. Вот несколько фактов, с которыми стоит познакомиться, прежде чем вступать в дебаты.

1. Украина — страна маловодная

Несмотря на наличие 1 тысячи 100 водохранилищ и 63 тысячи рек Украина на карте Европы обозначена как страна маловодная, поскольку большинство наших водных ресурсов из-за загрязненности не пригодны к забору питьевой воды.

В последних исследованиях Всемирного банка, Украина по показателю «количество питьевой воды на душу населения» занимает 125 место среди 180 стран. Мы находимся между Чадом и Суданом, которые являются африканскими странами.

На Украине в двадцать раз меньше водных ресурсов, чем в Швеции, однако комплексного подхода по управлению водными ресурсами не существует.

2. Низкая культура управления водными ресурсами

К управлению водными ресурсами имеют отношение не менее семи госорганов, но при этом никто не несет ответственности за чистоту рек, озер, водоемов. Из-за неочищенных стоков, которые сбрасываются в реки и открытые водоемы, водные источники заиливаются, а затем пересыхают.

Воды становится меньше из-за плохого управления. Всеми этими вопросами должно заниматься Государственное водное агентство, у которого есть немалый бюджет (около 2 миллиардов гривен), но оно то и дело фигурирует в коррупционных скандалах. Финансовые средства на реформу водного сектора есть. Но нет желания. Судя по кулуарным разговорам в отрасли, хаос в управлении водными ресурсами имеет своих выгодоприобретателей.

Европейские доноры, начиная с 2014-го года выделяли гранты и направили на Украину экспертов, для оказания помощи в разработке водной стратегии Украины, но они уехали ни с чем. Украинские чиновники из водной отрасли пока еще не способны осознать, что вода — это ресурс, который может закончиться.

3. Устаревшая инфраструктура водоканалов

Мы уже давно не пьем воду из своих кранов без дополнительной очистки, потому что твердо уверены: вода из крана очищена не качественно и вряд ли полезна. Поэтому миллионы гривен украинцы тратят на доставку доочищенной воды. Эти суммы вполне сопоставимы с теми средствами, которые необходимы для модернизации водоканалов — это новые трубы, новые системы очистки воды и стоков.

Но опять же отсутствие принятой на уровне государства водной стратегии не обязывает водоканалы модернизироваться и не предоставляет им такой финансовой возможности.

Наоборот украинское государство играет с обществом в «водный популизм», обещая дешевый тариф сейчас и не гарантируя наличие воды в ближайшем будущем. А некоторые города уже в этом году скорее всего перейдут на почасовую подачу воды.

4. Вода — это геополитика

Мы живем в XXI веке, но отношение к воде у нас осталось на уровне середины XX века. Именно тогда строились наши водоканалы, водопроводы и очистные сооружения. Планово. В течение пятилетки.

Водная система страны была прочно привязана к производству. Мощности водоканалов предусматривали как рост производства, так и прирост населения. Так, например, согласно расчетов советских проектировщиков, в начале 2000-х годов в Житомире должно проживать более 400 тысяч человек населения. Но сейчас там живет в два раза меньше жителей.

За последние тридцать лет у молодого украинского государства пока что не было ни одного масштабного инженерного проекта в водной отрасли.

Мы все еще пользуемся инфраструктурой, доставшейся нам в наследство от советской эпохи. Однако износ этой инфраструктуры происходит значительно быстрее, чем ее обновление.

Единственными институтами, которые системно занимаются кредитованием проектов по модернизации водоканалов, — это Всемирный банк, Европейский инвестиционный банк, ЕБРР.

Но из-за отсутствия современной европейской системы управления водными ресурсами, комплексного видения проблем и рисков кредиты международных финансовых организаций часто не решают проблемы комплексно, а только дают им отсрочку на определенное время.

Главная проблема украинской водной инфраструктуры не деньги, а отсутствие системного понимания водных проблем, с которыми Украина может столкнуться в ближайшем будущем.

Но если мы хотим стать частью цивилизованного мира, нам придется научиться управлять водным ресурсом страны так же сознательно, как и золотовалютным запасом.

Возвращаясь к списку «желаний» госпожи Поклонской и чиновников на оккупированной территории, хочется сказать, что, когда их кремлевские хозяева планировали аннексию Крыма, они не видели очевидное. Нам, Украине, сейчас нужно иметь свою стратегию управления водными ресурсами. А мадам Поклонской и ей подобным мы ответим: «воды нет, но вы там держитесь!»

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.