Злорадство — главный продукт пропаганды, и в связи с этим можно было ожидать, что российские государственные СМИ будут наслаждаться самыми серьезными с 1960-х годов беспорядками в США. Следовало предполагать, что российские умные головы ухватятся за возможность сыграть на американских недовольствах, разжечь конфликт и обвинить Соединенные Штаты в лицемерии.

Они определенно делают это. Однако российские государственные СМИ не подают какой-то единый сигнал миру и внутренней аудитории. Это далеко не так. На некоторых популярных ток-шоу идут дебаты на тему бунтов чернокожих американцев, которые наглядно показывают мнение Кремля о себе самом и о хрупкости государственной власти.

Беспорядки и мятежи — кому это выгодно?

В русском языке есть слово «беспорядки». Как и слово «мятеж», оно имеет глубоко негативный подтекст. Многие россияне считают, что протесты и бунты плохо заканчиваются, хотя иногда они достигают своих целей. В конце концов, таков исторический опыт России. Кремль считает большевистскую революцию 1917 года и распад Советского Союза в 1991 году катастрофой для России, как с внутриполитической, так и с геополитической точки зрения. Российский президент Владимир Путин так и говорит. Более того, согласно этому мнению, если протесты не ведут ни к чему хорошему, значит, искренние чувства не являются их движущей силой. Преобладающая и весьма циничная точка зрения заключается в том, что обычно протесты являются продуктом тайных заговоров, осуществляемых с целью захвата государственной власти.

Возьмем в качестве примера российский Первый канал, являющийся одним из двух главных федеральных каналов (почти все каналы контролируются государством). То, что передает этот канал в эфир, совпадает с тем, что я слышу в разговорах с российскими официальными лицами и руководителями. Ведущие ток-шоу на этом канале интерпретируют американские протесты во многом так же, как они истолковывают протесты в России. Они говорят, что демонстрации движения «Жизни черных важны», а также ответные действия полиции и государственной власти — это результат холодного расчета политических партий. Кое-кто утверждает, что демократы и их тайные ставленники стремятся ослабить и подорвать администрацию американского президента Дональда Трампа. Другие показывают пальцем на саму администрацию Трампа, которая якобы всеми средствами пытается сохранить власть. Эти ток-шоу, начиная с грубой и задиристой передачи «Время покажет», и кончая более аналитической «Большой игрой» анализируют все возможные побудительные мотивы протестов, кроме одного: подлинного недовольства народа несправедливостью.

«Время покажет» в первые дни протестов сосредоточилось на обсуждении того, что российские ученые мужи называют «политтехнологиями», то есть, на закулисных манипуляциях и интригах. Участники дискуссии увидели в этих событиях расовую войну, отражающую глубоко укоренившиеся социальные беды Америки. Но главный вопрос заключался в том, какой партии в наибольшей степени выгодно провоцировать и организовывать протесты накануне президентских выборов. Общей линии не было; у каждой умной головы, похоже, была своя любимая теория. Ведущий «Время покажет» искренне сочувствовал вставшему на колени и плачущему мэру Миннеаполиса. «Будь я циничным журналистом, я бы сказал, что он делает это на камеру, — заявил он в эфире. — Но я этого не скажу. Я вижу, что он искренне скорбит». Депутат парламента Вячеслав Никонов, выступая в «Большой игре», не согласился с такой точкой зрения и назвал действия мэра «лицемерным представлением». Другие комментаторы с этого шоу поспешили не согласиться с Никоновым.

Со временем на первый план вышел регулярно повторяющийся вопрос «Кому это выгодно?», а также сопутствующая ему идея о том, что беспорядки провоцируют влиятельные заинтересованные силы, преследующие какие-то тайные цели. «Кто использует протесты для продвижения своих интересов?» Этими словами ведущий «Большой игры» начал передачу 6 июня. 5 июня военный аналитик Владислав Шурыгин в программе «Время покажет» заявил, что он наблюдает за тем, какие силы провоцируют (и раздувают) протесты. Это силы, выступающие против Трампа. Дискуссия превратилась в ожесточенный спор о том, сколько «разногласий» в рядах движения «Жизни черных важны», и в какой мере его участники прислушиваются к командам своих организаторов. Что примечательно, никто так и не назвал эти организующие силы. Наконец ярый националист, публицист и заместитель председателя Государственной Думы по безопасности Александр Хинштейн просто заявил: «Я не верю в искренние протесты».

«Где правоохранительные органы?» — продолжил Хинштейн. На российском телевидении дискуссия о действиях полиции по пресечению протестов была очень разной. В первые дни эти действия называли сдержанными и уравновешенными, а потом заговорили о том, что полиция встревожена и напугана, так как американское правительство утрачивает контроль над ситуацией. 1 июня в программе «Время покажет» выступил российский тележурналист, против которого применили слезоточивый газ, когда он вел репортаж из Миннеаполиса. Репортер изо всех сил старался быть беспристрастным, настаивая на том, что «не все полицейские так себя ведут», и в целом пытаясь успокоить ведущего, рассказывавшего о зверствах полиции.

На российских телевизионных ток-шоу каким-то удивительным образом никогда не доходят до того, чтобы огульно обвинить всю полицию в жестокости. Участники обеих вышеуказанных программ оживленно обсуждают вопрос о том, является ли оправданным применение силы против Джорджа Флойда или против толпы, в которую въехали полицейские машины в Бруклине. Но тактику полиции комментаторы обсуждают с холодной беспристрастностью. Во время одной передачи кто-то даже предположил, что пожилой мужчина, которого полицейский швырнул на землю в Буффало, спровоцировал его.

Казалось бы, осуждая жестокость американской полиции, российские комментаторы смогут с легкостью набрать себе очки. В конце концов, российская политическая культура издавна процветает на разоблачении американского лицемерия в вопросе нарушений прав человека. Некоторые комментаторы действительно разыграли эту карту, однако данная тема не очень заметна во время обсуждений беспорядков в Америке.

Почему? Это в большей степени связано не с точкой зрения на США, а с ролью полиции в России. По мнению российского государства и тех, кто разделяет его взгляды, задача полиции заключается не в том, чтобы защищать права человека, а в том, чтобы предотвращать беспорядки. Поэтому российские средства массовой информации и представители власти в большей степени были шокированы не жестокостью американской полиции, а ее непрофессионализмом. Иными словами, проблема не в том, что полиция действует жестоко, а в том, что из-за ее жестокости протесты и беспорядки только усилились. Как заявили участники дискуссии на ток-шоу «Время покажет» 5 июня, полиция утратила контроль, а власти капитулировали перед беспорядками.

Чтобы понять суть точки зрения о роли полиции, я побеседовала с одним известным ветераном московской полиции. «Где полиция действует законно, там нет проблем», — сказал он. В своей оценке он отметил две стороны одной медали. Когда полиция встала на колени перед протестующими, она утратила всю свою власть и силу. А когда полицейские прибегли к жестокой силе, они утратили весь контроль. «Зачем душить человека девять минут?— спросил он. — Надень на него наручники, посади в автозак, и все».

Нестабильность заразна

Сегодняшние события в США вызывают сильнейший страх у близких к Кремлю россиян. Этот страх, в свою очередь, вытекает из циничных представлений о государственном аппарате. Единственный способ сохранить порядок состоит в том, чтобы любой ценой удержать власть. Но всегда найдутся силы, стремящиеся отнять эту власть. Поэтому нужно вычислить, кто за каким заговором стоит, а потом упредить захват власти. По сути дела, выяснению этих обстоятельств и посвящены ток-шоу на российском телевидении.

Если даже такая сверхдержава как США погрязла в беспорядках, то что может случиться с нами, беспокоятся российские комментаторы. Выступая в «Большой игре», видный сенатор Алексей Пушков подчеркнул, что Россия отдает предпочтение стабильности (отчасти, чтобы упредить обвинения в том, что Москва злорадствует). «Нестабильность заразна», — добавил он. Это искренняя обеспокоенность, и я часто слышу ее в Москве от осведомленных людей и от чиновников. Кремль не очень боится, что протесты и беспорядки перекинутся на Россию (хотя телеведущие с легким недоумением отмечают, как они распространяются в Европе). Скорее, он считает, что с нестабильной Америкой будет труднее вести дела и выстраивать отношения. «На мой взгляд, Москва пока не понимает, кто для нас выгоднее — Байден или Трамп, — сказал мне помощник одного российского законодателя. — Мы пытаемся в этом разобраться. Беспорядки и нестабильность здесь явно не на пользу. Мы не хотим работать с непредсказуемым и нестабильным правительством».

Кремлевские усилия по подавлению народных протестов в постсоветских государствах и российская интервенция в Сирии соответствуют такой точке зрения на беспорядки и нестабильность. Соответствует ей и мрачная идея о том, что уличные беспорядки и дезорганизацию в правоохранительных органах США могли вызвать не искренние требования справедливости, а только влиятельные силы с хорошо просчитанной повесткой. Парадокс заключается в том, что многие в США винят во внутренней нестабильности внешние силы, в том числе, Россию. Эта точка зрения является симптомом того же самого циничного и неверного представления о государственном аппарате: что беспорядки это всегда результат коварного плана твоего противника, а не той неразберихи, которую ты сам сотворил.

В такой логике есть определенная цикличность и двойные стандарты, по крайней мере, с российской стороны. Путин считает, что антикремлевские протесты в России в 2011-2012 годах были делом рук американского Госдепартамента. Тогда российские агенты в отместку попытались осуществить вмешательство в американскую политику. Но Москва глубоко убеждена в том, что Соединенные Штаты сильнее и циничнее. Знающие люди из числа политиков отрицают, что Россия существенно и активно вмешивалась в политику США. Если что-то и было, утверждают они, то это не идет ни в какое сравнение с теми мощными внутренними силами, которые формируют американский политический ландшафт. Россия вовсе не намеревалась провести Трампа в Белый дом, и его избрание стало полной неожиданностью для Москвы. Нет, она просто хотела показать, что и у нее тоже длинные руки, способные дотянуться до Америки.

Сегодняшние беспорядки в США по всей видимости не относятся к тому, что Москва хотела бы наслать на своих друзей, врагов или полудрузей-полуврагов. Выступая в 2015 году на заседании Генеральной Ассамблеи ООН и говоря о хаосе в мире, Путин обвинил в нем Соединенные Штаты, задав им вопрос: «Вы понимаете, что вы сделали?»

Недавно Путин поднял американские беспорядки до уровня «глубокого внутреннего кризиса», добавив, что интересы партийных групп ставятся превыше интересов народа — настолько, что власти утратили контроль. Те кадры из США, которые он видит сегодня по телевизору, и те новости, которые он читает на брифингах, подтверждают то, о чем он предостерегал. По крайней мере, так ему кажется. И Путин сегодня не улыбается.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.