Читайте также:

Первая часть

Вторая часть

Джон Болтон — бывший советник президента США Дональда Трампа по национальной безопасности.

Защита американских выборов от актов агрессии

Во время кампании 2016 года я назвал российские попытки вмешательства в выборы «актами агрессии» против наших конституционных структур, и с тревогой смотрел репортажи о встрече Путина и Трампа в 2017 году на саммите G20 в немецком Гамбурге, где Путин заявил, что никакого российского вмешательства не было. <…>

Администрация Трампа в 2017 году ввела новые и весьма серьезные экономические санкции против российских юридических и физических лиц в связи с аннексией Крыма. Это было дополнение к тому, что уже сделал Обама. Были также продлены другие санкции. Мы закрыли российские консульства в Сан-Франциско и Сиэтле, выдворили более 60 российских разведчиков (которые действовали в США под видом дипломатов) после атаки России на Скрипалей. Мы ввели санкции за нарушения закона «О контроле химического и биологического оружия и предотвращении войны», которые потребовались из-за нападения на Скрипалей. Мы подвергли санкциям «Российское агентство интернет-исследований», которое входило в российскую систему ведения кибервойн, и ввели карательные меры против 30 с лишним российских руководителей за нарушения санкций США против Сирии. Когда обнаруживались новые нарушения, вводились дополнительные санкции против конкретных людей и организаций, причастных к таким нарушениям. <…>

Непоследовательность взглядов и решений Трампа по России усложнила нашу работу. Более того, создать систему киберсдерживания оказалось сложнее, чем говорить о ней, поскольку почти все наступательные кибероперации, которые мы хотели осуществить, находились под грифом «секретно». Пострадавшие от таких ударов поняли бы, что удар нанесен, но могли не узнать, кто его нанес, если бы мы не рассказали им об этом. Соответственно, состоялась дискуссия о наших возможностях, о том, как уведомить противников, что годы нашей пассивности прошли, и заверить друзей, что Америка в киберпространстве перешла в наступление. <…>

Каким бы ни было личное отношение Трампа, мы проделали содержательную работу по защите американских выборов от России и всех остальных.

Глава 14

Конец идиллии

Казалось, что Украина никак не может быть полем боя, ставящим под угрозу американского президента, но именно это случилось в 2019 году. Взрыв произошел буквально спустя несколько дней после моей отставки. Я стал участником и очевидцем этой катастрофы в процессе ее развития. А еще мне довелось стать участником четвертой за всю историю Америки серьезной попытки подвергнуть импичменту президента. Все то время, что я работал в Западном крыле, Трамп делал то, что хотел делать, основываясь на том, что он знал, видел и считал соответствующим своим личным интересам. На Украине он проявил себя во всей красе.

Украина подвергается мощному политическому и экономическому давлению со стороны России. В 2014 году Москва осуществила незаконную аннексию Крыма, проведя там военную интервенцию. Это было первое после 1945 года изменение европейских границ с применением силы. Российские войска вошли в Донбасс на восток Украины, поддержав действующие там силы сепаратистов и фактически руководя ими. Этот серьезный российско-американский спор доказывает, что из-за нашего отказа включить Украину в НАТО эта большая и важная страна оказалась незащищенной от действий Путина по восстановлению российской гегемонии на постсоветском пространстве. В апреле 2008 года на саммите НАТО в Бухаресте администрация Буша пыталась поставить Грузию и Украину на путь членства в альянсе, однако против этого выступили европейцы, особенно Германия и Франция. Трагические последствия стали ясны в августе того же года, когда российские войска вторглись в Грузию и передали две ее провинции под власть России. Запад ввел санкции, но Россия во время администрации Обамы ни в коей мере не исправила и не отказалась от своего агрессивного поведения, ощутив, что на международной арене Обама проявляет слабость. <…>

24 августа 2017 года у меня состоялся рабочий завтрак с премьер-министром Владимиром Гройсманом, за которым речь шла об украинской экономике и об усиливающихся российских попытках вмешательства в предстоящие в 2019 году выборы. Гройсман заявил, что Украина является для Путина рубежом, и если он успешно пересечет этот рубеж, то сможет безнаказанно действовать по всей Европе и во всем мире, что является серьезной угрозой для США. <…>

После обеда у меня была встреча с Порошенко, с министром иностранных дел Павлом Климкиным, с советником по национальной безопасности Костей Елисеевым и с другими официальными лицами. Мы обсудили вопросы украинской безопасности, особенно в свете действий России, и те угрозы, которые она создает, причем не только военные, но действия Москвы по срыву украинских выборов 2019 года. Порошенко хотел увеличить закупки американского оружия, а мы выразили обеспокоенность в связи с тем, что украинские компании продают современные авиационные двигатели в Китай.

Пресс-конференция президента США Д. Трампа на саммите НАТО

После этой встречи Порошенко отвел меня в другую комнату для разговора с глазу на глаз. Там он попросил, чтобы США поддержали его кампанию по переизбранию. Он много чего просил, и я отвечал на его вопросы, что позволило мне обойти стороной просьбу о предвыборной поддержке, не показавшись слишком грубым, когда я сказал нет. Прежде всего Порошенко хотел, чтобы Америка подвергла санкциям украинского олигарха Игоря Коломойского, поддержавшего Юлию Тимошенко, которая в тот момент была главной соперницей Порошенко на выборах. Коломойский также поддерживал Владимира Зеленского (хотя в ходе разговора это не упоминалось), который лидировал по данным опросов, но считался несерьезным соперником, так как был всего лишь актером… (Для либеральных читателей это как шутка, ведь один из величайших президентов Америки Рональд Рейган тоже был актером.) Я сказал Порошенко, что если у него есть улики на Коломойского, ему следует направить их в Министерство юстиции. <…>

21 апреля, в день Пасхи, Зеленский победил Порошенко, набрав 73% голосов. У нас все было готово для того, чтобы Трамп мог поздравить Зеленского в тот же день, что он и сделал примерно в половине пятого. Я заранее предупредил Трампа, что Зеленский может пригласить его на инаугурацию (ее дата еще не была официально утверждена), и Трамп сказал, что вместо себя пошлет Пенса. Разговор был короткий, меньше пяти минут, но очень теплый. Его начал Трамп, сказавший: «Я хочу поздравить вас с хорошо проделанной работой». Зеленский поблагодарил его, сказав, что высоко ценит поздравления, а потом добавил: «Вы были для нас замечательным примером». Трамп заявил, что многие его знакомые знают Зеленского, и что он им нравится. Затем он отметил: «Я не сомневаюсь, что вы будете фантастическим президентом». Зеленский действительно пригласил Трампа на инаугурацию, и Трамп ответил, что «посмотрит на даты». Затем он сказал: «В этот замечательный день мы пошлем к вам великолепного представителя США». Трамп также пригласил Зеленского в Белый дом, заявив: «Мы с вами до конца». Зеленский начал настаивать на визите Трампа на Украину, заявив, что у них замечательная страна, прекрасные люди, хорошая еда и так далее. Трамп сказал, что как бывший владелец конкурса «Мисс Вселенная» он знает, что Украина всегда была хорошо представлена. Зеленский попрощался, сказав по-английски: «Я буду серьезно практиковаться на английском языке» (чтобы говорить на нем во время встречи). Трамп ответил: «Это производит впечатление. Я не смогу сделать то же на вашем языке».

23 апреля меня вызвали в Овальный кабинет, где Трамп и Малвейни говорили по телефону, обсуждая посла Йованович с Джулиани, который настаивал на ее отставке. Он сообщил Трампу «новость» о том, что она беседовала с избранным президентом Зеленским и сказала ему, будто бы Трамп лично хочет прекращения ряда расследований, проводимых украинской прокуратурой. По мнению Джулиани, Йованович защищала Хиллари Клинтон, чья кампания предположительно стала предметом украинских уголовных расследований, а еще там была какая-то связь с сыном Джо Байдена Хантером. Джулиани передавал слухи; никаких доказательств у него не было. Я сказал, что разговаривал с Помпео о Йованович, и что снова с ним свяжусь. Трамп не мог поверить, что Помпео еще не уволил ее. Он заявил, что это необходимо сделать без каких-либо «если» и «но». Он потребовал, чтобы я немедленно выяснил у Помпео, что происходит, и сказал, что мне необходимо позвонить Зеленскому и четко заявить ему: Йованович говорит не от лица администрации. Но поскольку мы не знали, о чем именно она говорила, было непонятно, что я должен посоветовать Зеленскому проигнорировать.

Я связался с Помпео. <…> Он сказал, что у Госдепа сейчас есть куча материалов, которые он отправляет в Министерство юстиции. Они указывают на то, что Йованович и ее предшественник замешаны в какой-то неназванной деятельности, которая вполне может носить преступный характер. В завершение Помпео заявил, что вечером позвонит ей и прикажет возвращаться в Вашингтон. Поскольку Йованович отправляли домой, звонить Зеленскому не было смысла (чего я не хотел делать). <…>

3 мая Трамп позвонил Путину, потому что, как он сам выразился, Путин очень хотел с ним поговорить. На самом деле, это Трамп очень хотел поговорить, поскольку не беседовал с Путиным после инцидента в Керченском проливе, из-за которого была отменена их двусторонняя встреча на саммите G20 в Буэнос-Айресе. Хотя Трамп тогда объявил, что никакие содержательные встречи невозможны до тех пор, пока не будут освобождены украинские корабли и их экипажи, своим звонком Путину он без долгих колебаний отменил этот мораторий, продержавшийся с конца ноября. А Россия так и не отпустила на тот момент ни корабли, ни моряков. Они вкратце обсудили Украину, но без особого результата. Путин спросил, когда Коломойский вернет свои украинские активы, ведь он оказал Зеленскому финансовую поддержку в его успешной кампании. По словам Путина, Зеленский довольно хорошо известен в России по причине его карьеры на телевидении, а еще у него в России много знакомых и связей.

С.420

Знаменитый разговор Трампа с Зеленским состоялся 25 июля.

Трамп поздравил Зеленского с выборами в Раду, а Зеленский поблагодарил Трампа, сказав: «Мне надо почаще баллотироваться, и тогда мы будем чаще говорить. Мы пытаемся осушить болото на Украине. Мы привели новых людей, а не старых политиков».

Трамп сказал: «Мы многое делаем для Украины, гораздо больше, чем европейские страны, которые должны делать больше, например, Германия. Они просто говорят. Когда я беседую с Ангелой Меркель, она говорит об Украине, но ничего не делает. США очень, очень добры по отношению к Украине, но взаимности мы не видим из-за того, что произошло [конспирологические теории Джулиани]».

Зеленский ответил: «Вы абсолютно правы, на тысячу процентов. Я встречался и беседовал с Меркель и Макроном, и они действительно делают меньше, чем должны. Они не реализуют санкции [против России]. ЕС должен быть самым крупным нашим партнером, но им стали США, и я очень благодарен вам за это. США делают намного больше в плане санкций». Затем он поблагодарил США за военную помощь и сказал, что хочет купить побольше «Джавелинов».

Потом Трамп перешел к делу: «Я хочу, чтобы вы оказали нам услугу, потому что наша страна многое пережила, и Украина знает об этом. Выясните про „Краудстрайк" [киберкомпания, услугами которой пользовался Национальный комитет Демократической партии], про сервер. Люди говорят, что он на Украине. Я бы хотел, чтобы наш министр юстиции позвонил вам и добрался до сути. Вчера закончилась вся эта история с Мюллером [слушания в палате представителей]. Я надеюсь, что вы доберетесь до сути».

Зеленский ответил: «Это очень важно для меня как для президента, и мы готовы к сотрудничеству в будущем, готовы открыть новую страницу в наших отношениях. Я только что отозвал украинского посла в США. Его заменят, чтобы наши страны еще больше сблизились. Я хочу наладить личные отношения с вами. Скажу вам лично, что один из моих помощников только что разговаривал с Джулиани. Он приедет на Украину, и мы встретимся. Я окружу себя самыми лучшими людьми. Мы продолжим наше стратегическое партнерство. Следствие пройдет открыто и откровенно. Я обещаю это как президент Украины».

Трамп сказал: «У вас был хороший прокурор. Джулиани очень авторитетный человек. Было бы замечательно, если бы он мог позвонить вам вместе с министром юстиции, и если бы вы поговорили с ним. Бывший посол США была плохая. Те люди, с которыми она вела дела, были плохие. Сейчас много говорят о том, как сын Байдена остановил судебное преследование [тех, кто готовил и проводил операцию под названием „Сговор с Россией"]. Он ходил и хвастался этим. Это ужасно».

Зеленский заявил: «Поскольку у нас абсолютное большинство в парламенте, следующий генеральный прокурор на сто процентов будет моим кандидатом. Он приступит к работе в сентябре. Он посмотрит на эту компанию. Следствие должно восстановить честность. Если у вас есть какая-то дополнительная информация, пожалуйста, предоставьте ее нам. Что касается американского посла на Украине Йованович, то я рад услышать от вас, что она плохая. Я согласен на сто процентов. Ее отношение ко мне было далеко не самым лучшим. Она не воспринимала меня как президента».

Трамп ответил: «Я скажу Джулиани и министру юстиции Барру. Я уверен, вы там разберетесь. Удачи во всем. Украина — великолепная страна. У меня много украинских друзей».

Зеленский сказал, что у него тоже много украинско-американских друзей, и добавил: «Спасибо за приглашение в Вашингтон. Я очень серьезно отношусь к этому делу. У наших стран большой потенциал. Нам нужна энергонезависимость».

Трамп сказал: «Звоните без колебаний. Мы договоримся о сроках».

Затем Зеленский пригласил Трампа на Украину, отметив, что оба они 1 сентября приедут в Варшаву, где будет отмечаться 80-я годовщина нападения Германии на Польшу, которое положило начало Второй мировой войне. Он сказал, что после этого Трамп может поехать в Киев, от чего президент вежливо отказался.

На следующей неделе Госдепартамент и Министерство обороны начали настаивать на передаче военной помощи Украине почти на 400 миллионов долларов, призывая к проведению важных совещаний, как это рефлекторно делают бюрократические аппараты. Конечно же, бюрократы не знали, что Помпео, Эспер и я тихо обсуждали этот вопрос уже довольно длительное время, предпринимая усилия для того, чтобы Трамп выделил деньги, но безуспешно.

Мы продолжали обмениваться мыслями о том, как убедить Трампа выделить помощь до 30 сентября. Можно было встретиться с Трампом напрямую и попытаться опровергнуть теории Джулиани, заявив, что недопустимо использовать власть американского государства ради личной политической выгоды. Мы могли это сделать, но наверняка потерпели бы неудачу, а в рядах высокопоставленных советников Трампа появились бы новые вакансии. Правильнее было отделить помощь Украине от измышлений по ее поводу, добиться утверждения военной помощи, а уже потом заняться Джулиани и его фантазиями. <…>

Мы узнали, что Трамп не поедет в Польшу из-за урагана «Дориан», который подходил к Флориде, и что вместо него полетит Пенс. Помпео и Эспер отказались от поездки, и вся варшавская программа пошла насмарку, так как Пенс мог прилететь только на сутки позже, чем планировал Трамп. В частности, встреча с Зеленским теперь могла состояться лишь после церемонии в память о 80-й годовщине нападения нацистов на Польшу, а не до нее. Все это можно было устроить, однако было очевидно, что решение Трампа о предоставлении военной помощи Украине отошло на второй план. Время теперь работало против нас. <…>

Затем Зеленский провел с Россией обмен пленными, что было позитивными событием, и Трамп дал понять, что этого достаточно для того, чтобы выделить военную помощь. Утром 9 сентября мы обсудили этот вопрос с Помпео, а позже я поговорил по телефону с Эспером. В среду ближе к вечеру Трамп решил выделить Украине деньги.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.