В декабре 1971 года Индия и Пакистан воевали друг с другом в течение 13 дней — это стало одной из самых коротких войн в истории — из-за гуманитарного кризиса в Восточном Пакистане, который теперь является независимым государством Бангладеш. До начала этой войны Индия в течение нескольких месяцев пыталась убедить мир в том, что попытки Западного Пакистана покорить Восточный Пакистан представляли собой опасную чрезвычайную ситуацию. Беженцы из Восточного Пакистана хлынули в Индию, и ситуацию можно было улучшить только посредством политического урегулирования конфликта между Западным и Восточным Пакистаном.

Советский Союз оказался единственной страной, которая услышала Индию. В августе 1971 года премьер-министр Индии Индира Ганди подписала Договор о мире, дружбе и сотрудничестве между СССР и Индией. Ранее Ганди откладывала подписание этого соглашения по ряду внутриполитических причин: она не хотела давать лишние поводы своим политическим оппонентам, которые обвиняли ее в излишней приветливости по отношению к Советскому Союзу. Однако скоро международные проблемы стали слишком серьезными, и, подписав это соглашение, Советский Союз согласился предоставить Индии дипломатическую и военную поддержку, необходимую Индии на случай войны с Пакистаном, которая — и Ганди это понимала — неуклонно приближалась.

Хотя к настоящему моменту мир сильно изменился, сегодня 1971 год занимает очень важное место в отношениях между Россией и Индией. Москва была надежным партнером Индии в те моменты, когда все остальные отказывались поддержать ее. Соединенные Штаты откровенно игнорировали просьбы Индии помочь ей в ситуации с Восточным Пакистаном: президент Ричард Никсон и советник по вопросам национальной безопасности Генри Киссинджер считали Пакистан ключевым посредником для начала процесса налаживания отношений с Китаем.

Даже сегодня, в 2020 году, именно Москва организовала 23 июня трехстороннюю встречу министров иностранных дел России, Индии и Китая, что позволило посадить за один стол переговоров представителей Нью-Дели и Пекина после смертельных столкновений между вооруженными силами этих двух стран в долине Галван на спорной территории Ладакх. И снова в условиях роста международной напряженности Москва вмешалась. Более того, Россия заверила Индию, что в случае необходимости она готова по просьбе Нью-Дели предоставить новое военное оборудование в течение двух или трех месяцев.

Есть те, кто считает значимость Москвы не более чем добрым воспоминанием. Хотя индийское правительство утверждает, что ему необходимо поддерживать хорошие отношения одновременно с Соединенными Штатами и Россией, в Индии есть те, кто убежден, что будущее их страны должно быть связано исключительно — или главным образом — с Соединенными Штатами.

«Лучшие» и «наиболее устойчивые» отношения, которые сегодня есть у Индии, — это отношения с Соединенными Штатами, как утверждает Раджа Мохан (Raja Mohan), директор Института южноазиатских исследований Национального университета Сингапура. Индия «не станет жертвовать своими интересами ради воспоминаний о некогда тесных отношениях с Россией». Несомненно, тот факт, что госсекретари президента Дональда Трампа Рекс Тиллерсон (Rex Tillerson) и Майк Помпео (Mike Pompeo) в начале своей работы в этой должности выступили с важными заявлениями касательно Индии и Индо-Тихоокеанского региона, указывает на то, что Индия имеет большое значение для Соединенных Штатов. Тот факт, что Трамп отправился в Индию в феврале этого года (этот визит оказался довольно насыщенным в плане торжественных церемоний и формальностей, но при этом малосодержательным), тоже на это указывает.

Однако дружеское отношение к Вашингтону вовсе не означает, что Нью-Дели не может поддерживать крепкие связи с Москвой. Мир изменился, но Индия и Россия сумели найти способы сохранить крепкие отношения, поддерживать друг друга в те моменты, когда другие страны этого не делали, вести довольно последовательную внешнюю политику.

Как сказал живущий в Нью-Дели журналист Саурабх Джоши (Saurabh Joshi), «русские сейчас находятся в наилучшем положении [в смысле сохранения отношений с Индией] с момента распада Советского Союза».

***

Отношения между Индией и Россией начались не в 1971 году. Москва и Дели укрепляли связи — с некоторыми перерывами и заминками — в течение 1950-х и 1960-х годов. Советский Союз предоставлял Индии помощь в развитии после смерти Сталина в 1950-х годах, а также военную помощь в 1960-х годах, о чем рассказала Анурадха Ченой (Anuradha Chenoy), эксперт по России и бывший декан Школы международных исследований в университете Джавахарлала Неру. По ее словам, этому способствовало то, что Неру, первый индийский премьер-министр, видел Индию некапиталистической и как минимум отчасти социалистической страной.

Однако бывший индийский дипломат Ронен Сен (Ronen Sen), который дважды работал в Советском Союзе с 1968 по 1985 год и был послом в Российской Федерации с 1992 по 1998 год, сказал, что страна, с которой у Индии общая идеология — или предполагаемые общие ценности и взгляды, — это Соединенные Штаты. «Ожидания были более высокими с обеих сторон», — сказал он. А это значит, что разочарование, которое обе стороны испытывали, когда ожидания не оправдывались, тоже оказывалось более сильным.

Между тем Советский Союз превосходил ожидания, которые на него даже не возлагались. Когда в 1970-х годах Индия провела свои первые ядерные испытания, это вызвало напряженность в отношениях с Соединенными Штатами: Вашингтон не одобрял попытки Индии получить ядерное оружие, а индийских дипломатов возмущали попытки их американских коллег читать им нотации. Между тем Советский Союз публично делал акцент на мирном характере тех испытаний, хотя некоторые официальные документы все же указывают на то, что Москва пыталась убедить Индию отказаться от дальнейших испытаний.

Советский Союз не только выразил свою поддержку ядерной программы Индии — или как минимум не стал открыто выступать против нее. Он также помог Индии создать ее оборонную мощь. Историки пишут, что Индия была «предана» советской военной технике в 1970-х и 1980-х годах. И эта преданность обходилась ей достаточно дешево: Индия часто покупала советскую военную технику в кредит.

Стоит также учесть, что Индия имела большое значение для Советского Союза, чье отношение к ней было гораздо более ровным и последовательным, нежели отношение Соединенных Штатов. Хотя Соединенные Штаты действительно время от времени обращали некоторое внимание на Индию, такие моменты носили эпизодический характер и чаще всего были обусловлены какой-либо веской причиной. А внимание Советского Союза было устойчивым и последовательным. Тот факт, что не одна, а целых две главы второго тома «Архива Митрохина» — совокупность рукописей, документов и планов КГБ советских времен — были посвящены Индии, свидетельствует, насколько она была важна для Москвы. Что интересно, известная конспирологическая теория о том, что за эпидемией ВИЧ/СПИД стоит ЦРУ, была впервые опубликована Москвой именно в индийской газете.

Дополнительным бонусом было то, что Индия и Советский Союз не пытались навязывать друг другу свои моральные принципы. Индия, которая не стеснялась указывать на негативные качества западного империализма, решила промолчать, когда Советский Союз подавил революцию в Венгрии в 1956 году и когда он вторгся в Чехословакию в 1968 году. И Советский Союз щедро отплатил Индии за ее сдержанность. Он поддержал Индию в вопросе Кашмира, чей статус Индия и Пакистан оспаривают с момента обретения Индией независимости в 1947 году.

«С 1950-х годов позиция России по Кашмиру стала ключевой движущей силой», — сказал Пхунчок Стобдан (Phunchok Stobdan), бывший посол Индии в Киргизии. Когда Китай и до недавнего времени Соединенные Штаты пытались надавить на Индию в вопросе Кашмира в ООН, Советский Союз (а теперь Россия) мог использовать свое право вето, чтобы защитить Индию. Так он и поступал. В 1957, 1962 и 1971 годах Советский Союз был единственной страной, которая накладывала вето на резолюции, предусматривавшие интервенции ООН по Кашмиру. В 2019 году, когда Индия отменила решение по особому статусу Кашмира, погрузив этот штат в состояние изоляции и информационной блокады, Россия первой назвала эту ситуацию внутренним делом Индии.

***

В 1990-х годах все изменилось. Советский Союз распался, а Российская Федерация была в большей степени заинтересована — как минимум в течение первого десятилетия — в сближении с Западом, нежели в развитии особых отношений с Индией. Между тем Индия, которая занималась проведением масштабных финансовых реформ и открывала свою экономику, тоже смотрела на Соединенные Штаты.

Однако такой взгляд на эту историю — как на потерянное десятилетие в отношениях между Индией и Россией — является неполным. Реальность заключается в том, что Индия, чьи вооруженные силы пользовались российским оружием и военной техникой, нуждалась в российской оборонной промышленности и фактически помогла ей остаться наплаву в бурный переходный период. И, хотя контакты между народами Индии и России, а также их культурные связи стали совсем не такими, какими они были в советские времена, некоторым семьям и компаниям — к примеру, семье Кхемка из SUN Group — все же удалось вести дела в России и с русскими, и они продолжают там работать по сей день. Индийская фармацевтическая индустрия нашла в России огромный рынок: в 2000 году Индия была вторым крупнейшим экспортером лекарственных препаратов в Россию после Германии. Тем не менее, справедливости ради стоит сказать, что торговые связи между Индией и Россией ослабли. В 1990 году Россия была одним из главных покупателей индийского экспорта, а в 2015 году она не вошла даже в 30 стран, куда Индия экспортирует свою продукцию.

Есть еще один момент, который тоже нельзя игнорировать: в 1998 году Индия провела свои вторые ядерные испытания. В тот год, после этих испытаний, в отношениях между Индией и Соединенными Штатами снова наступило охлаждение. Между тем Россия была готова поддержать Индию в ее начинаниях и смириться с идеей ядерной Индии.

Президент России Владимир Путин четко объяснил Дели, что путь, который Индии необходимо пройти, чтобы ее приняли в качестве ядерной страны, лежит через Вашингтон. В 2006 году президент Джордж Буш-младший и премьер-министр Индии Манмохан Сингх (Manmohan Singh) заключили соглашение о сотрудничестве в области ядерных технологий, что стало важной вехой в американо-индийских отношениях.

Но, по словам Асоке Мукерджи (Asoke Mukerji), бывшего постоянного представителя Индии при ООН, больше всех от этого соглашения выиграла именно Россия: именно Москва, а вовсе не Вашингтон, сотрудничала с Нью-Дели в сфере строительства атомных реакторов, и она планирует построить новые реакторы.

Не менее важно и то, что Россия предоставила Индии в лизинг ее единственную атомную ударную субмарину. Как сказал журналист и бывший полковник индийской армии Аджай Шукла (Ajai Shukla), пока Россия будет оставаться единственной страной, готовой это делать, — и единственной страной, готовой предоставлять Индии ключевые технологии, которые помогут ей в будущем создать свои собственные атомные ударные подводные лодки, — российско-индийские отношения будут сохраняться.

То же самое можно сказать и об их отношениях в области обороны в целом. Хотя при премьер-министре Нарендре Моди Индия расширила список поставщиков оружия и военной техники — к примеру, после февральского визита Трампа Индия подписала с Соединенными Штатами сделку на сумму в 3 миллиарда долларов, — около 60% поставок Индия все еще получает из России. И Индия продолжит покупать оружие у России в будущем. В 2018 году наблюдатели отметили, что Путин и Моди подкрепили свои отношения, проведя неформальный саммит в российском Сочи. Поскольку Индия хотела получить ракетные комплексы и преподать урок Соединенным Штатам, в том же году она одобрила покупку зенитных ракетных комплексов С-400. Это решение лишило Индию возможности покупать другое военное оборудование у Соединенных Штатов, потому что, как сказал Белый дом, «американские F-35 не могут сосуществовать с российской платформой по сбору разведданных, которая будет использована для получения информации об их передовых возможностях». Это был риск. И в Нью-Дели решили, что на этот риск стоит пойти.

***

В Индии постоянно твердят, что Россия — надежный партнер. Она не станет вести политику, которая вовлечет Индию в конфликт. Она не станет, скажем, убивать иранского генерала, не позаботившись о том, чтобы поднять трубку и поставить Нью-Дели в известность. (Тот факт, что Россия аннексировала Крым, не слишком сильно волнует Индию, которая в 2014 году не стала выступать с заявлением, осуждающим тот шаг Москвы.) Россия не станет менять свою внешнюю политику всякий раз, когда к власти будет приходить новый президент, потому что в России не будет новых президентов. И Россия не станет публично высказываться о том, что Индия считает своими внутренними делами.

О Соединенных Штатах такого сказать нельзя. Даже когда во главе Белого дома оказался Трамп, многие в Соединенных Штатах продолжали критиковать ситуацию с правами человека в Индии. Илхан Омар (Ilhan Omar), член Палаты представителей и член комитета палаты по международным делам, не раз критически высказывалась о действиях Индии в отношении Кашмира. Член Палаты представителей Прамила Джайапал (Pramila Jayapal) тоже так делала, и в результате министр иностранных дел Индии С. Джайшанкар (S. Jaishankar) отказался встретиться с Джайапал и другими членами комитета Палаты представителей по международным делам, сказав, что ему «неинтересно с ней встречаться». Несмотря на теплые отношения между Моди и Трампом, некоторые республиканцы, включая сенатора Линдси Грэма (Lindsey Graham) и Тодда Янга (Todd Young), продолжают критиковать нарушения прав человека в Индии Моди.

Между тем в России нет таких влиятельных политиков (если, конечно, не считать лидера Чечни Рамзана Кадырова), которые критиковали бы Индию. Россия будет называть ситуацию с Кашмиром и отношение к мусульманам в Индии внутренними делами этой страны. Она будет отстаивать интересы Индии и Совбезе ООН. Поэтому отношения между ними будут сохраняться.

Кроме того, есть ряд отраслей — таких как, к примеру, энергетика, — в которых Индия и Россия могут успешно сотрудничать. Вероятно, наиболее показательным примером является сотрудничество Индии и России в сфере торговли алмазами — это та отрасль, в которой только русские и индийцы могут помочь друг другу. Алмазы добываются на российской Дальнем Востоке, а в Индии знают, как их обрабатывать. (Именно по этой причине 90% мировых алмазов проходят через Индию, главным образом через родной штат Моди Гуджарат.)

Более того, хотя торговое партнерство между этими странами до сих пор выглядит не так, как им хотелось бы, значимость России в смысле бизнеса невозможно измерить. «Если кто-то говорит, что Россия не слишком важна, это значит, что они не смотрели на карту мира», — сказал П.С. Рагхаван (P.S. Raghavan), бывший посол Индии в России.

«География диктует хорошие отношения, — продолжил он. — Америка находится далеко». Стоит также добавить, что Соединенные Штаты, несмотря на их продолжающееся военное сотрудничество с Австралией, Индией и Японией, — это союзник, который в любой момент может переключить свое внимание на другие цели.

Ни Индия, ни Россия не хотят быть младшими партнерами Китая или Соединенных Штатов. И один из способов попытаться избежать этого — напомнить Китаю, Соединенным Штатам и всему миру, что они могут объединиться и поддержать друг друга. После недавнего роста напряженности в отношениях с Китаем Индия, возможно, захочет больше сблизиться с Соединенными Штатами. Но, если прошлое и настоящее о чем-то и говорят, так о том, что Индия не откажется от своих связей с Россией.

Сегодня не 1971 год. Отношения между Индией и Россией, возможно, стали далеко не такими крепкими и всеобъемлющими, какими они когда-то были, и связи в военной и культурной сферах тоже не так крепки, как раньше.

Но и весь остальной мир живет не в 1971 году. Сегодня есть Соединенные Штаты во главе с Трампом и все более агрессивный Китай. Ни Индии, ни России не нужно быть в 1971 году, чтобы оставаться друг для друга тем, чем они были тогда, а именно надежными и полезными друг другу партнерами.

Эмили Тэмкин — редактор издания New Statesman и автор книги «Влияние Сороса» (The Influence of Soros), опубликованной в июле 2020 года.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.